Женщины… Они — это тайна, завернутая в тайну, завернутую в третью тайну.

Женщины… Они — это тайна, завернутая в тайну,…

Женщины… Они — это тайна, завернутая в тайну, завернутую в третью тайну.

— Сок, без глупостей…
— Сэм, я почти наверняка сделаю что-нибудь глупое. Это у меня в крови, сам знаешь!

— Сок, без глупостей…— Сэм, я почти наверняка…

— Сок, без глупостей…
— Сэм, я почти наверняка сделаю что-нибудь глупое. Это у меня в крови, сам знаешь!

Где твоя улыбка? Ты герой! Вернул в ад душу. Чистое, неподдельное удовлетворение… С этим не сравнятся ни деньги, ни секс…

Где твоя улыбка? Ты герой! Вернул в ад…

Где твоя улыбка? Ты герой! Вернул в ад душу. Чистое, неподдельное удовлетворение… С этим не сравнятся ни деньги, ни секс…

— Страшно?
— А что, заметно?
— Ты сжимаешь мою руку.
— О да, прости…
— И постриги ногти.

— Страшно?— А что, заметно?— Ты сжимаешь мою…

— Страшно?
— А что, заметно?
— Ты сжимаешь мою руку.
— О да, прости…
— И постриги ногти.

— Возможно, я — сын дьявола… И очевидно моя судьба — уничтожить мир. Я не могу позволить этому произойти!
— Знаешь, нельзя сказать, что бы ты был хорош хоть в чём-нибудь. Так что, думаю, ты и с этим накосячишь!

— Возможно, я — сын дьявола… И очевидно…

— Возможно, я — сын дьявола… И очевидно моя судьба — уничтожить мир. Я не могу позволить этому произойти!
— Знаешь, нельзя сказать, что бы ты был хорош хоть в чём-нибудь. Так что, думаю, ты и с этим накосячишь!

— Что ты сделал?! Ты убил его? Он мёртв?
— Не знаю, Сэм, я не врач.

— Что ты сделал?! Ты убил его? Он…

— Что ты сделал?! Ты убил его? Он мёртв?
— Не знаю, Сэм, я не врач.

— Знаешь, Сэм, я тебя совсем не понимаю. Ты не хочешь работать здесь… Ты не хочешь работать на меня… А чего ты вообще хочешь?

— Знаешь, Сэм, я тебя совсем не понимаю.…

— Знаешь, Сэм, я тебя совсем не понимаю. Ты не хочешь работать здесь… Ты не хочешь работать на меня… А чего ты вообще хочешь?

Французы придумали любовь, чтобы обратить примитивные нужды в цивилизованные одежды, придумали конфеты, сердечки, колечки хотя дело только в эндарфине и гениталиях.

Французы придумали любовь, чтобы обратить примитивные нужды в…

Французы придумали любовь, чтобы обратить примитивные нужды в цивилизованные одежды, придумали конфеты, сердечки, колечки хотя дело только в эндарфине и гениталиях.

Ты видишь только плохое, это искажает твое восприятие. Подумай над этим.

Ты видишь только плохое, это искажает твое восприятие.…

Ты видишь только плохое, это искажает твое восприятие. Подумай над этим.

— Это благородно, Сэм, когда защищаешь дорогих тебе людей. Ты по-настоящему любишь кого-то. Иногда лучше держать таких людей в неведении.

— Это благородно, Сэм, когда защищаешь дорогих тебе…

— Это благородно, Сэм, когда защищаешь дорогих тебе людей. Ты по-настоящему любишь кого-то. Иногда лучше держать таких людей в неведении.