Этот тупица ненавидит меня ещё со школы. Он дурак, а нет ничего опаснее, чем дурак со связями.

Этот тупица ненавидит меня ещё со школы. Он…

Этот тупица ненавидит меня ещё со школы. Он дурак, а нет ничего опаснее, чем дурак со связями.

Вы настоящий псих! Вам нужны смирительная рубашка, электрошок и трепанация черепа!

Вы настоящий псих! Вам нужны смирительная рубашка, электрошок…

Вы настоящий псих! Вам нужны смирительная рубашка, электрошок и трепанация черепа!

Какой же вы скромник, Лампьон. Прямо как лесная фиалка.

Какой же вы скромник, Лампьон. Прямо как лесная…

Какой же вы скромник, Лампьон. Прямо как лесная фиалка.

— Скажу вам честно — я её не так уж сильно любила. Но кто сказал, что мы обязаны любить наших родственников?..
— Никто, но в то же время, это не обязывает ненавидеть их!

— Скажу вам честно — я её не…

— Скажу вам честно — я её не так уж сильно любила. Но кто сказал, что мы обязаны любить наших родственников?..
— Никто, но в то же время, это не обязывает ненавидеть их!

— В любом случае, в таком наряде она не найдёт себе партию. Ты могла хотя бы попытаться, Луиза!
— Что значит одежда, если душа чиста..

— В любом случае, в таком наряде она…

— В любом случае, в таком наряде она не найдёт себе партию. Ты могла хотя бы попытаться, Луиза!
— Что значит одежда, если душа чиста..

Попробуйте сделать то, к чему не привыкли: подумайте.

Попробуйте сделать то, к чему не привыкли: подумайте.

Попробуйте сделать то, к чему не привыкли: подумайте.

— Скажи, в своих самых безумных мечтах — кем бы ты хотела стать?
— Не знаю. Отец говорит, что я ни на что не гожусь.
— Не слушай мужчин. Им очень удобно верить, что мы не способны думать и годимся только на то, чтобы рожать детей. Главное — никому не позволяй мешать тебе мечтать!

— Скажи, в своих самых безумных мечтах —…

— Скажи, в своих самых безумных мечтах — кем бы ты хотела стать?
— Не знаю. Отец говорит, что я ни на что не гожусь.
— Не слушай мужчин. Им очень удобно верить, что мы не способны думать и годимся только на то, чтобы рожать детей. Главное — никому не позволяй мешать тебе мечтать!

— Как узнать, по-настоящему ли ты влюблена?
— Это как гром среди ясного неба. Тысячи маленьких волн, от которых кружится голова. Сердце пускается в галоп от малейшего взгляда… И одновременно счастлива, и обеспокоена… Словно Земля кружится в пространстве с неимоверной скоростью.

— Как узнать, по-настоящему ли ты влюблена?— Это…

— Как узнать, по-настоящему ли ты влюблена?
— Это как гром среди ясного неба. Тысячи маленьких волн, от которых кружится голова. Сердце пускается в галоп от малейшего взгляда… И одновременно счастлива, и обеспокоена… Словно Земля кружится в пространстве с неимоверной скоростью.

— Извините, месье, но вы совсем не в моём вкусе.
— А кто в вашем вкусе?
— Ваша жена, например.

— Извините, месье, но вы совсем не в…

— Извините, месье, но вы совсем не в моём вкусе.
— А кто в вашем вкусе?
— Ваша жена, например.

Зачастую галантность — это форма презрения.

Зачастую галантность — это форма презрения.

Зачастую галантность — это форма презрения.

— Дорогая, перестань напиваться.
— Оставь меня в покое, я ещё мало поддал!
— Вы сказали «поддал»?
— Пардон?
— Вы сказали «поддал»!
— Я сказала «поддал»? Нет, я хотела сказать — «поддалась воздействию алкоголя»!

— Дорогая, перестань напиваться.— Оставь меня в покое,…

— Дорогая, перестань напиваться.
— Оставь меня в покое, я ещё мало поддал!
— Вы сказали «поддал»?
— Пардон?
— Вы сказали «поддал»!
— Я сказала «поддал»? Нет, я хотела сказать — «поддалась воздействию алкоголя»!

— Я ошибаюсь, или это ваша нога трогает меня?
— Нет, не ошибаетесь.
— Тогда скажите этой ноге, чтобы она оставила меня в покое.

— Я ошибаюсь, или это ваша нога трогает…

— Я ошибаюсь, или это ваша нога трогает меня?
— Нет, не ошибаетесь.
— Тогда скажите этой ноге, чтобы она оставила меня в покое.

— Ну и как я вам?
— Если однажды я ослепну, я буду утешаться, говоря себе: «Я видел вашу красоту».

— Ну и как я вам?— Если однажды…

— Ну и как я вам?
— Если однажды я ослепну, я буду утешаться, говоря себе: «Я видел вашу красоту».

— Я уверена, вы чудесно вальсируете, комиссар!
— Да, как одноногий.

— Я уверена, вы чудесно вальсируете, комиссар!— Да,…

— Я уверена, вы чудесно вальсируете, комиссар!
— Да, как одноногий.

— У нас будет пирог из ревеня.
— Я его обожаю. Он такой же горький, как сама жизнь!

— У нас будет пирог из ревеня.— Я…

— У нас будет пирог из ревеня.
— Я его обожаю. Он такой же горький, как сама жизнь!