— Всю ночь сочинял текст присяги. Хочешь быть президентом?
— Да.
— Пошли обедать.

— Всю ночь сочинял текст присяги. Хочешь быть…

— Всю ночь сочинял текст присяги. Хочешь быть президентом?
— Да.
— Пошли обедать.

— Я не люблю сюрпризы!
— Правда? А я обожаю! Ведь для меня тут всё как сюрприз! Вы — сюрприз, это место — сюрприз. Видите — порезалась бумагой, болит как чёрт знает что. Другой бы расстроился, а для меня ещё один чудесный сюрприз. Я даже сама для себя иногда являюсь сюрпризом, так что не удивительно что я и для вас тоже сюрприз, правильно?
— Вы мне нравитесь! Вы ненормальная.

— Я не люблю сюрпризы!— Правда? А я…

— Я не люблю сюрпризы!
— Правда? А я обожаю! Ведь для меня тут всё как сюрприз! Вы — сюрприз, это место — сюрприз. Видите — порезалась бумагой, болит как чёрт знает что. Другой бы расстроился, а для меня ещё один чудесный сюрприз. Я даже сама для себя иногда являюсь сюрпризом, так что не удивительно что я и для вас тоже сюрприз, правильно?
— Вы мне нравитесь! Вы ненормальная.

Люди обладают уникальным качеством — они строят сообщества. Если бы нарны или центавриане или любая другая раса построили подобную станцию — она бы использовалась только их народом. Но где бы ни оказались люди, они создают сообщества из разнотипного и зачастую враждебного населения. Это великий дар и страшная ответственность, от которой нельзя отказаться.

Люди обладают уникальным качеством — они строят сообщества.…

Люди обладают уникальным качеством — они строят сообщества. Если бы нарны или центавриане или любая другая раса построили подобную станцию — она бы использовалась только их народом. Но где бы ни оказались люди, они создают сообщества из разнотипного и зачастую враждебного населения. Это великий дар и страшная ответственность, от которой нельзя отказаться.

— Итак, Лондо, почему ты решил оставить меня в жёнах, а не их? У меня никогда не было привязанности к тебе! Я никогда не буду любить тебя! В любом случае — буду терпеть и никогда не стану такой, как ты хочешь! Почему я?
— Потому что с тобой я всегда знаю, чего я стою.

— Итак, Лондо, почему ты решил оставить меня…

— Итак, Лондо, почему ты решил оставить меня в жёнах, а не их? У меня никогда не было привязанности к тебе! Я никогда не буду любить тебя! В любом случае — буду терпеть и никогда не стану такой, как ты хочешь! Почему я?
— Потому что с тобой я всегда знаю, чего я стою.

— Вален сказал, что людям уготована судьба, изменить которую мы не сможем. Мне нужно изучать их, чтобы определить — верно ли пророчество. Я ещё не выполнила свою задачу.
— Сколько можно учиться, Деленн? Люди примитивны. Я сомневаюсь в пророчестве, оно могло относиться к другим.
— Нет.
— Откуда ты знаешь? Что делает людей особенными? Почему тебя тянет к ним? Они воюют. Они спорят. Они подвластны страстям и страхам.
— Да. И в этом их сила! Они не ищут покоя. Они не сдаются. Их различия создают гармонию. Поражает их удивительная способность бороться с судьбой. Причините им боль — и они станут сильнее. Их страсть позволила им занять достойное место среди звёзд, а в в будущем приведёт к величию и славе. Единственная их слабость в том, что они не осознают собственного величия. Они забывают, что преодолели путь в 2 миллиона лет развития, борьбы и крови. Они лучше, чем думают. И благороднее, нежели могут понять. Они способны странствовать меж звёзд подобно гигантам. Они — будущее. Мы сможем многому научиться у них.

— Вален сказал, что людям уготована судьба, изменить…

— Вален сказал, что людям уготована судьба, изменить которую мы не сможем. Мне нужно изучать их, чтобы определить — верно ли пророчество. Я ещё не выполнила свою задачу.
— Сколько можно учиться, Деленн? Люди примитивны. Я сомневаюсь в пророчестве, оно могло относиться к другим.
— Нет.
— Откуда ты знаешь? Что делает людей особенными? Почему тебя тянет к ним? Они воюют. Они спорят. Они подвластны страстям и страхам.
— Да. И в этом их сила! Они не ищут покоя. Они не сдаются. Их различия создают гармонию. Поражает их удивительная способность бороться с судьбой. Причините им боль — и они станут сильнее. Их страсть позволила им занять достойное место среди звёзд, а в в будущем приведёт к величию и славе. Единственная их слабость в том, что они не осознают собственного величия. Они забывают, что преодолели путь в 2 миллиона лет развития, борьбы и крови. Они лучше, чем думают. И благороднее, нежели могут понять. Они способны странствовать меж звёзд подобно гигантам. Они — будущее. Мы сможем многому научиться у них.

Русская черта — перед тем как сделать глупость мы раскладываем её по полочкам, для большей сохранности.

Русская черта — перед тем как сделать глупость…

Русская черта — перед тем как сделать глупость мы раскладываем её по полочкам, для большей сохранности.

Жил высокий человек низкого росточка,
Кучерявый — без волос,
Тоненький как бочка,
У него детишек нет, только сын и дочка.

Жил высокий человек низкого росточка,Кучерявый — без волос,Тоненький…

Жил высокий человек низкого росточка,
Кучерявый — без волос,
Тоненький как бочка,
У него детишек нет, только сын и дочка.

Если бы огорчение приносило плоды, Россия была бы вселенской фруктовой корзиной.

Если бы огорчение приносило плоды, Россия была бы…

Если бы огорчение приносило плоды, Россия была бы вселенской фруктовой корзиной.

Будущее всегда переменно. Мы создаём будущее — своими словами, своими деяниями, своей верой.

Будущее всегда переменно. Мы создаём будущее — своими…

Будущее всегда переменно. Мы создаём будущее — своими словами, своими деяниями, своей верой.

— Посмотрите на волны. Каждая движется в своей последовательности — предсказуемой, неизменной, но бросьте камень и увидите, как структура меняется. Изменяется всё вокруг неё. Это из вашего мира?
— Это японский сад камней. Так как нам нужно много земель для гидропорных зерновых и переработки кислорода, тяжело было разбить этот участок. Один из дизайнеров назвал его «бассейном для воображаемого купания нагишом».

— Посмотрите на волны. Каждая движется в своей…

— Посмотрите на волны. Каждая движется в своей последовательности — предсказуемой, неизменной, но бросьте камень и увидите, как структура меняется. Изменяется всё вокруг неё. Это из вашего мира?
— Это японский сад камней. Так как нам нужно много земель для гидропорных зерновых и переработки кислорода, тяжело было разбить этот участок. Один из дизайнеров назвал его «бассейном для воображаемого купания нагишом».

— Что символизирует свеча?
— Жизнь.
— Чью жизнь?
— Всю жизнь. Мы все рождены молекулами в сердцах миллиардов звёзд. Молекулами, которые не понимают политики, убеждений, разнообразия. Более миллиарда лет, мы — глупые молекулы не думаем кто мы и откуда пришли. Эгоистично придумываем себе имена, сражаемся за границы на картах и притворяемся, что наш свет лучше других. Пламя напоминает нам об осколках звёзд внутри нас, об искре, что говорит нам: хорошо подумай. Пламя напоминает нам о ценности жизни. Каждое пламя уникально и если оно погаснет, то исчезнет навсегда и никогда не появится другое такое же. Так много свечей сегодня погаснет. Боюсь, что однажды не останется ни одной…

— Что символизирует свеча?— Жизнь.— Чью жизнь?— Всю…

— Что символизирует свеча?
— Жизнь.
— Чью жизнь?
— Всю жизнь. Мы все рождены молекулами в сердцах миллиардов звёзд. Молекулами, которые не понимают политики, убеждений, разнообразия. Более миллиарда лет, мы — глупые молекулы не думаем кто мы и откуда пришли. Эгоистично придумываем себе имена, сражаемся за границы на картах и притворяемся, что наш свет лучше других. Пламя напоминает нам об осколках звёзд внутри нас, об искре, что говорит нам: хорошо подумай. Пламя напоминает нам о ценности жизни. Каждое пламя уникально и если оно погаснет, то исчезнет навсегда и никогда не появится другое такое же. Так много свечей сегодня погаснет. Боюсь, что однажды не останется ни одной…

Умоляю! Вы знаете что это? Нет, вижу — не знаете. У вас такой пустой взгляд, говорящий — приложите ухо к моей голове и услышите шум моря!

Умоляю! Вы знаете что это? Нет, вижу —…

Умоляю! Вы знаете что это? Нет, вижу — не знаете. У вас такой пустой взгляд, говорящий — приложите ухо к моей голове и услышите шум моря!

— Где, скажите мне, где в моём контракте написано что каждый день, 3 года я должен питаться одним и тем же?!
— Параграф 47, раздел 19, пункт 9а, шифр — МИЕ.
— МИЕ??
— Молчи и ешь!

— Где, скажите мне, где в моём контракте…

— Где, скажите мне, где в моём контракте написано что каждый день, 3 года я должен питаться одним и тем же?!
— Параграф 47, раздел 19, пункт 9а, шифр — МИЕ.
— МИЕ??
— Молчи и ешь!

Третий закон жизни разумного существа – есть способность к самопожертвованию, сознательная способность подавить инстинкт самосохранения ради дружбы и любви.

Третий закон жизни разумного существа – есть способность…

Третий закон жизни разумного существа – есть способность к самопожертвованию, сознательная способность подавить инстинкт самосохранения ради дружбы и любви.

На своем пути ты будешь терять одних друзей и приобретать новых. Это болезненно, но ничего не поделаешь. Ты будешь меняться и они тоже, потому что жизнь – это вечная перемена. Иногда им придется выбирать свой путь. И он может не совпадать с твоим. Прими их такими, какие они есть. И помни их такими, какими они были. Бывает тяжело. Мы страдаем, теряем близких. Путь этот легким не бывает. Он и не должен быть легким. Но в конце концов, если остаешься верным тому, во что веришь, все устраивается. Всегда будь готов сражаться за то, во что веришь. Неважно, тысяча или всего один человек разделяет с тобой эту веру. Неважно, даже если ты в этом совсем один. Бейся за свою веру. И тут, как нельзя, кстати, придется самый первый совет, который дал мне отец, который я теперь даю тебе: никогда не начинай драку, но всегда заканчивай ее.

На своем пути ты будешь терять одних друзей…

На своем пути ты будешь терять одних друзей и приобретать новых. Это болезненно, но ничего не поделаешь. Ты будешь меняться и они тоже, потому что жизнь – это вечная перемена. Иногда им придется выбирать свой путь. И он может не совпадать с твоим. Прими их такими, какие они есть. И помни их такими, какими они были. Бывает тяжело. Мы страдаем, теряем близких. Путь этот легким не бывает. Он и не должен быть легким. Но в конце концов, если остаешься верным тому, во что веришь, все устраивается. Всегда будь готов сражаться за то, во что веришь. Неважно, тысяча или всего один человек разделяет с тобой эту веру. Неважно, даже если ты в этом совсем один. Бейся за свою веру. И тут, как нельзя, кстати, придется самый первый совет, который дал мне отец, который я теперь даю тебе: никогда не начинай драку, но всегда заканчивай ее.

Не люблю, когда ты рвешься в герои. Мне все равно, но надо отрабатывать зарплату.

Не люблю, когда ты рвешься в герои. Мне…

Не люблю, когда ты рвешься в герои. Мне все равно, но надо отрабатывать зарплату.

— Что, доктор?
— Все так зыбко… Человек в среднем живет сто лет. Краткий миг, по космическим меркам. Если бы мы не тратили столько времени, чтобы найти себя… Только сообразишь что к чему, а жизнь — кончилась.
— Это не важно. Живи мы по двести лет, мы бы остались людьми и делали те же ошибки.
— Вы пессимистка?
— Я — русская, доктор. Мы такие вещи чувствуем!

— Что, доктор?— Все так зыбко… Человек в…

— Что, доктор?
— Все так зыбко… Человек в среднем живет сто лет. Краткий миг, по космическим меркам. Если бы мы не тратили столько времени, чтобы найти себя… Только сообразишь что к чему, а жизнь — кончилась.
— Это не важно. Живи мы по двести лет, мы бы остались людьми и делали те же ошибки.
— Вы пессимистка?
— Я — русская, доктор. Мы такие вещи чувствуем!

Величие в юности не ценят, в зрелости зовут гордыней, гонят в старости и осознают лишь после смерти. Величие нестерпимо рядом, его стремятся изжить.

Величие в юности не ценят, в зрелости зовут…

Величие в юности не ценят, в зрелости зовут гордыней, гонят в старости и осознают лишь после смерти. Величие нестерпимо рядом, его стремятся изжить.

Хотите, публично назову вас идиотом — и судите меня за разглашение государственной тайны!

Хотите, публично назову вас идиотом — и судите…

Хотите, публично назову вас идиотом — и судите меня за разглашение государственной тайны!