— Называй имена или попадешь на дыбу. Ты обещал мне назвать эти имена.
— Обещал? Видимо, я солгал. Но одну вещь я сказать могу. Все обвинения в предательстве выдвинутые против меня членами Ост-Индской компанией будут отозваны, еще до полудня. Свидетели исчезнут. Показания сгорят. Требования удовлетворят. Гордость проглотят. И когда это утро завершится, я стану свободным человеком.
— Откуда ты это знаешь?
— Вороны рассказали.

— Называй имена или попадешь на дыбу. Ты…

— Называй имена или попадешь на дыбу. Ты обещал мне назвать эти имена.
— Обещал? Видимо, я солгал. Но одну вещь я сказать могу. Все обвинения в предательстве выдвинутые против меня членами Ост-Индской компанией будут отозваны, еще до полудня. Свидетели исчезнут. Показания сгорят. Требования удовлетворят. Гордость проглотят. И когда это утро завершится, я стану свободным человеком.
— Откуда ты это знаешь?
— Вороны рассказали.

Все мы принадлежим не себе, все мы принадлежим другим.

Все мы принадлежим не себе, все мы принадлежим…

Все мы принадлежим не себе, все мы принадлежим другим.

Человек запоминает тех, на кого он смотрит снизу, быстрее, чем тех, на кого он смотрит свысока.

Человек запоминает тех, на кого он смотрит снизу,…

Человек запоминает тех, на кого он смотрит снизу, быстрее, чем тех, на кого он смотрит свысока.

— Что самое крупное, что ты видел? Это для моих записок, для книги о мире. Что самое крупное ты видел в Африке?
— Слона.
— Что самое малое, что ты видел?
— Добро в людях.

— Что самое крупное, что ты видел? Это…

— Что самое крупное, что ты видел? Это для моих записок, для книги о мире. Что самое крупное ты видел в Африке?
— Слона.
— Что самое малое, что ты видел?
— Добро в людях.

Когда живешь с безумцем, сам становишься наполовину безумным.

Когда живешь с безумцем, сам становишься наполовину безумным.

Когда живешь с безумцем, сам становишься наполовину безумным.

— Мертвые не поют!
— Да? Тогда почему я их слышу?

— Мертвые не поют!— Да? Тогда почему я…

— Мертвые не поют!
— Да? Тогда почему я их слышу?