Обзови меня как угодно, только, пожалуйста, помни, что я тебя люблю!

Обзови меня как угодно, только, пожалуйста, помни, что…

Обзови меня как угодно, только, пожалуйста, помни, что я тебя люблю!

Моя девочка страдает, а я еще повышаю на нее голос. Прости меня!

Моя девочка страдает, а я еще повышаю на…

Моя девочка страдает, а я еще повышаю на нее голос. Прости меня!

Моя маман любит послушать какого-то поп-динозавра. В одной его песни поется: «Правда бывает горька, но ее не изменишь».

Моя маман любит послушать какого-то поп-динозавра. В одной…

Моя маман любит послушать какого-то поп-динозавра. В одной его песни поется: «Правда бывает горька, но ее не изменишь».

— Где твой хваленый ум?
— А твоя хваленая ловкость?

— Где твой хваленый ум?— А твоя хваленая…

— Где твой хваленый ум?
— А твоя хваленая ловкость?

Просто ты взрослеешь. А взросление — это и радости, и беды. Взрослый человек способен принимать решения, пусть даже и спорные, но самостоятельные. Ты как птенец, вылетающий из гнезда.

Просто ты взрослеешь. А взросление — это и…

Просто ты взрослеешь. А взросление — это и радости, и беды. Взрослый человек способен принимать решения, пусть даже и спорные, но самостоятельные. Ты как птенец, вылетающий из гнезда.

— Давай поговорим как женщина с женщиной.
— А мы что, говорили как корова с коровой?!

— Давай поговорим как женщина с женщиной.— А…

— Давай поговорим как женщина с женщиной.
— А мы что, говорили как корова с коровой?!

— Ты ко мне цепляешься, потому что влюбилась в меня.
— Э, проспись, радость моя!

— Ты ко мне цепляешься, потому что влюбилась…

— Ты ко мне цепляешься, потому что влюбилась в меня.
— Э, проспись, радость моя!

Любовь не подчиняется долгу. Она приходит, не спрашивая.

Любовь не подчиняется долгу. Она приходит, не спрашивая.

Любовь не подчиняется долгу. Она приходит, не спрашивая.

Они не забывают голову, потому что ее не отстегнуть!

Они не забывают голову, потому что ее не…

Они не забывают голову, потому что ее не отстегнуть!

— Какой пыл! Кому ты пишешь, а?
— Лукасу, детка! «СерТце» пишется с «д»?
— Ага. Исправь.

— Какой пыл! Кому ты пишешь, а?— Лукасу,…

— Какой пыл! Кому ты пишешь, а?
— Лукасу, детка! «СерТце» пишется с «д»?
— Ага. Исправь.

Пижаму этого вонючки надо в керосине отмачивать и целый год на солнце сушить… Да еще повторить это 10 раз!

Пижаму этого вонючки надо в керосине отмачивать и…

Пижаму этого вонючки надо в керосине отмачивать и целый год на солнце сушить… Да еще повторить это 10 раз!

— Можно один вопрос?
— Да.
— Ты же у нас трусоват, зачем ты за меня в драку полез?
— Я не трусоват и полез в драку за всех, кто пострадал от мафии.
— Тебя никогда не интересовала мафия. Может… я начинаю тебе нравиться?
— Он очень сильно стукнул тебя по голове?
— Не уходи от ответа. Я чувствую, что с каждым днем нравлюсь тебе все больше и больше.
— Да, видно тебе здорово попало по голове. Ты не в моем вкусе.
— Вот и хорошо! А то меня от тебя наизнанку выворачивает!

— Можно один вопрос?— Да.— Ты же у…

— Можно один вопрос?
— Да.
— Ты же у нас трусоват, зачем ты за меня в драку полез?
— Я не трусоват и полез в драку за всех, кто пострадал от мафии.
— Тебя никогда не интересовала мафия. Может… я начинаю тебе нравиться?
— Он очень сильно стукнул тебя по голове?
— Не уходи от ответа. Я чувствую, что с каждым днем нравлюсь тебе все больше и больше.
— Да, видно тебе здорово попало по голове. Ты не в моем вкусе.
— Вот и хорошо! А то меня от тебя наизнанку выворачивает!

— Ты была права, тут не просто… Это не моя компания, не мой стиль.
— Я не сомневаюсь, что скоро ты наведешь там порядок.
— Каким образом?
— Если тебе что-то не нравится, ты сдохнешь, но сделаешь по-своему.

— Ты была права, тут не просто… Это…

— Ты была права, тут не просто… Это не моя компания, не мой стиль.
— Я не сомневаюсь, что скоро ты наведешь там порядок.
— Каким образом?
— Если тебе что-то не нравится, ты сдохнешь, но сделаешь по-своему.

— Я отец Мариссы.
— Ты просто трахнул мою мамочку!
— Марисса! Не смей грубить!

— Я отец Мариссы.— Ты просто трахнул мою…

— Я отец Мариссы.
— Ты просто трахнул мою мамочку!
— Марисса! Не смей грубить!

— Боже! Какое ужасное растение, наверняка его прислал мерзкий прыщ Кулоччи!
— Соня, эти цветы не от Кулоччи, а от какого-то бизнесмена.
— Какая прелесть! У человека тонкий вкус!

— Боже! Какое ужасное растение, наверняка его прислал…

— Боже! Какое ужасное растение, наверняка его прислал мерзкий прыщ Кулоччи!
— Соня, эти цветы не от Кулоччи, а от какого-то бизнесмена.
— Какая прелесть! У человека тонкий вкус!

— Что ты натворила?
— Выкинула цветы от Колуччи!
— Пэпа! Это были цветы не от Франко Колуччи, а от Лукаса Колуччи!

— Что ты натворила?— Выкинула цветы от Колуччи!—…

— Что ты натворила?
— Выкинула цветы от Колуччи!
— Пэпа! Это были цветы не от Франко Колуччи, а от Лукаса Колуччи!

— Бедный Франко! Все еще ждет, когда Мия соизволит его простить.
— Не порти мне настроение.
— Ладно. О Мие мы поговорим в другой раз. Что слышно о Лухан?
— Не упоминай о ней.
— Как поживает наш Пабло?
— В гробу я его видела.

— Бедный Франко! Все еще ждет, когда Мия…

— Бедный Франко! Все еще ждет, когда Мия соизволит его простить.
— Не порти мне настроение.
— Ладно. О Мие мы поговорим в другой раз. Что слышно о Лухан?
— Не упоминай о ней.
— Как поживает наш Пабло?
— В гробу я его видела.