Иногда бывают моменты, что-то происходит и остаётся, и это не просто момент. Звук останавливается, движение останавливается. И это длится не одно мгновение, а потом все исчезает.

Иногда бывают моменты, что-то происходит и остаётся, и…

Иногда бывают моменты, что-то происходит и остаётся, и это не просто момент. Звук останавливается, движение останавливается. И это длится не одно мгновение, а потом все исчезает.

Джон Стейнбек однажды написал: «Мне кажется, что если ты или я должны выбирать между двумя возможностями, мы должны помнить о смерти и пытаться жить, потому что наша смерть не принесёт радости миру.»

Джон Стейнбек однажды написал: «Мне кажется, что если…

Джон Стейнбек однажды написал: «Мне кажется, что если ты или я должны выбирать между двумя возможностями, мы должны помнить о смерти и пытаться жить, потому что наша смерть не принесёт радости миру.»

В делах людей прилив есть и отлив. С приливом достигаем мы успеха, когда ж отлив наступит, лодка жизни по отмелям несчастья волочится. Сейчас ещё с приливом мы плывём — воспользоваться мы должны течением, иль потеряем груз.

В делах людей прилив есть и отлив. С…

В делах людей прилив есть и отлив. С приливом достигаем мы успеха, когда ж отлив наступит, лодка жизни по отмелям несчастья волочится. Сейчас ещё с приливом мы плывём — воспользоваться мы должны течением, иль потеряем груз.

— На что вы спорили?
— Если я выиграю, Нейтан остаётся в команде.
— Почему?
— Потому что меньше всего на свете он этого хочет.

— На что вы спорили?— Если я выиграю,…

— На что вы спорили?
— Если я выиграю, Нейтан остаётся в команде.
— Почему?
— Потому что меньше всего на свете он этого хочет.

Я подумал о том, что ты сказала. О том, что надо жить сейчас. Я хочу наслаждаться каждой минутой своей жизни рядом с тобой.

Я подумал о том, что ты сказала. О…

Я подумал о том, что ты сказала. О том, что надо жить сейчас. Я хочу наслаждаться каждой минутой своей жизни рядом с тобой.

— Когда я увидела тебя в больнице сразу после аварии, я подумала, что моей маме не повезло так, как тебе. А потом я вспомнила, что когда она умерла, рядом со мной была Брук. Мы были детьми, но она приходила ко мне каждый день. С тех пор она стала самой лучшей моей подругой.
— Жизнь коротка, Пейтон.
— Даже слишком, чтобы прожить её негодяем. Я не могу её предать.
— Больше, чем мы её уже предали.

— Когда я увидела тебя в больнице сразу…

— Когда я увидела тебя в больнице сразу после аварии, я подумала, что моей маме не повезло так, как тебе. А потом я вспомнила, что когда она умерла, рядом со мной была Брук. Мы были детьми, но она приходила ко мне каждый день. С тех пор она стала самой лучшей моей подругой.
— Жизнь коротка, Пейтон.
— Даже слишком, чтобы прожить её негодяем. Я не могу её предать.
— Больше, чем мы её уже предали.

И маленькая принцесса сказала ему: «Взрослые сами себя не понимают, и детям сложно постоянно всё им объяснять».

И маленькая принцесса сказала ему: «Взрослые сами себя…

И маленькая принцесса сказала ему: «Взрослые сами себя не понимают, и детям сложно постоянно всё им объяснять».

Что за странные существа — эти люди? Сплошные датчики, шкалы и счетчики. Мало что из этого понятно, да и то не до конца…

Что за странные существа — эти люди? Сплошные…

Что за странные существа — эти люди? Сплошные датчики, шкалы и счетчики. Мало что из этого понятно, да и то не до конца…

It all just seems so fake. This idea that good things happen to good people and there’s magic in the world, and that the meek and righteous will inherit it. There’s too many good people who suffer for someting like that to be true. There are too many prayers that get unanswered. Every day we ignore how completely broken this world is, and we tell ourselves it’s all going to be okay.»You’re gonna be okay.»But it’s not okay. And once you know that, there’s no going back. There’s no magic in the world… at least not today there isn’t.

Всё это кажется таким фальшивым. Эта идея, что с хорошими людьми случаются хорошие вещи, и в мире есть волшебство, и смиренные (кроткие) и праведные (справедливые) его унаследуют. В мире слишком много хороших людей, кто страдает ради того, чтобы это было правдой, cлишком много молитв, оставшихся без ответа. Каждый день мы игнорируем, насколько сломлен (разрушен) этот мир. И мы говорим себе: «Всё будет в порядке. С тобой всё будет в порядке». Но ничто не в порядке. И как только ты осознаешь это, пути назад уже нет. В мире нет волшебства. По крайне мере не сегодня…

It all just seems so fake. This idea…

It all just seems so fake. This idea that good things happen to good people and there’s magic in the world, and that the meek and righteous will inherit it. There’s too many good people who suffer for someting like that to be true. There are too many prayers that get unanswered. Every day we ignore how completely broken this world is, and we tell ourselves it’s all going to be okay.»You’re gonna be okay.»But it’s not okay. And once you know that, there’s no going back. There’s no magic in the world… at least not today there isn’t.

Всё это кажется таким фальшивым. Эта идея, что с хорошими людьми случаются хорошие вещи, и в мире есть волшебство, и смиренные (кроткие) и праведные (справедливые) его унаследуют. В мире слишком много хороших людей, кто страдает ради того, чтобы это было правдой, cлишком много молитв, оставшихся без ответа. Каждый день мы игнорируем, насколько сломлен (разрушен) этот мир. И мы говорим себе: «Всё будет в порядке. С тобой всё будет в порядке». Но ничто не в порядке. И как только ты осознаешь это, пути назад уже нет. В мире нет волшебства. По крайне мере не сегодня…

— Знаешь, что лечит разбитое сердце?
— Бекон!

— Знаешь, что лечит разбитое сердце?— Бекон!

— Знаешь, что лечит разбитое сердце?
— Бекон!

— Ты потеряла веру в меня! По этой причине ты не сказала «да». Ты не верила, что я смогу! Не думала, что я опубликую свой роман! Может, тебе было всё равно, потому что это не касалось тебя и того, что хотела ты.
— Если это правда, если мне было всё равно, то почему каждый раз, когда я вижу эту дурацкую книгу, я покупаю её? Каждый раз, Люк! Ты писал, что я замечательная! Ты писал, что я могла стать великой, что нам суждено быть вместе! Ты сказал об этом миру, говорил об этом мне, и я жалею об этом, потому что всё это неправда.

— Ты потеряла веру в меня! По этой…

— Ты потеряла веру в меня! По этой причине ты не сказала «да». Ты не верила, что я смогу! Не думала, что я опубликую свой роман! Может, тебе было всё равно, потому что это не касалось тебя и того, что хотела ты.
— Если это правда, если мне было всё равно, то почему каждый раз, когда я вижу эту дурацкую книгу, я покупаю её? Каждый раз, Люк! Ты писал, что я замечательная! Ты писал, что я могла стать великой, что нам суждено быть вместе! Ты сказал об этом миру, говорил об этом мне, и я жалею об этом, потому что всё это неправда.

Купи извинения оптом, ты слишком часто их раздаешь.

Купи извинения оптом, ты слишком часто их раздаешь.

Купи извинения оптом, ты слишком часто их раздаешь.

Знаешь, что общего у пасхального кролика и настоящей любовью? Одно — их не существует.

Знаешь, что общего у пасхального кролика и настоящей…

Знаешь, что общего у пасхального кролика и настоящей любовью? Одно — их не существует.

Это был твой день рождения, ты сказал, что не хочешь его отмечать, но я настояла на том, что хотя бы угощу тебя твоим любимым мороженым, ты это помнишь? Когда я вернулась назад, купив шоколадное, ты спросил меня, с чего я взяла, что оно твое любимое. Я так растерялась — всегда, когда мы покупали вместе мороженое, ты выбирал его — но ты сказал, что твое любимое «роки-роут», а шоколадное всегда выбирал потому, что оно мое любимое. Ты смотрел на меня так нежно, Нейтон, и тогда я поняла впервые, что ты никогда ничего не делал только для себя, ты всегда все делал ради меня. Это было так странно, что мы еще столько должны узнать друг о друге. И с тех пор я знаю, какой ты чудесный, скромный, самоотверженный и сильный человек… Я не могу поверить, что больше никогда не увижу тебя, что я больше не узнаю о тебе ничего нового, не удивлюсь твоей самоотверженности, не почувствую твою любовь, твои теплые руки снова…

Это был твой день рождения, ты сказал, что…

Это был твой день рождения, ты сказал, что не хочешь его отмечать, но я настояла на том, что хотя бы угощу тебя твоим любимым мороженым, ты это помнишь? Когда я вернулась назад, купив шоколадное, ты спросил меня, с чего я взяла, что оно твое любимое. Я так растерялась — всегда, когда мы покупали вместе мороженое, ты выбирал его — но ты сказал, что твое любимое «роки-роут», а шоколадное всегда выбирал потому, что оно мое любимое. Ты смотрел на меня так нежно, Нейтон, и тогда я поняла впервые, что ты никогда ничего не делал только для себя, ты всегда все делал ради меня. Это было так странно, что мы еще столько должны узнать друг о друге. И с тех пор я знаю, какой ты чудесный, скромный, самоотверженный и сильный человек… Я не могу поверить, что больше никогда не увижу тебя, что я больше не узнаю о тебе ничего нового, не удивлюсь твоей самоотверженности, не почувствую твою любовь, твои теплые руки снова…

— Если передумаете, наши двери всегда распахнуты для вас.
— Как и ноги.

— Если передумаете, наши двери всегда распахнуты для…

— Если передумаете, наши двери всегда распахнуты для вас.
— Как и ноги.

Не важно, как ты все планировал, и не важно, как ты все представлял. В один прекрасный момент жизнь может найти способ дать вам то, что вам действительно нужно… или того, кто вам нужен.

Не важно, как ты все планировал, и не…

Не важно, как ты все планировал, и не важно, как ты все представлял. В один прекрасный момент жизнь может найти способ дать вам то, что вам действительно нужно… или того, кто вам нужен.

Помнишь, я сказала, чего хотят девушки? Девушки хотят, чтобы кто-то хотел снова обрести их, по крайней мере я.

Помнишь, я сказала, чего хотят девушки? Девушки хотят,…

Помнишь, я сказала, чего хотят девушки? Девушки хотят, чтобы кто-то хотел снова обрести их, по крайней мере я.

Все не могут быть популярны, иначе никто не будет популярен.

Все не могут быть популярны, иначе никто не…

Все не могут быть популярны, иначе никто не будет популярен.

Между нами все храбрятся, но мне кажется, всем очень страшно потому, что никто не может представить, как жить без тебя, это невозможно представить, этого не случится, не так ли. Так почему бы тебе просто не открыть свои голубые глаза, которые заставляют мое сердце замирать. Просто открой глаза, ты знаешь, я всегда буду ждать тебя.

Между нами все храбрятся, но мне кажется, всем…

Между нами все храбрятся, но мне кажется, всем очень страшно потому, что никто не может представить, как жить без тебя, это невозможно представить, этого не случится, не так ли. Так почему бы тебе просто не открыть свои голубые глаза, которые заставляют мое сердце замирать. Просто открой глаза, ты знаешь, я всегда буду ждать тебя.

Она была на кухне, «Ангелы летают близко к земле» играло на проигрывателе, ей нравились царапины и треск виниловых пластинок. Потом ее глаза закатились и я просто смотрел как оно уходила, она просто замерла. Я побежал к ней, я не думал, как сильно напрягал ноги отрывая их от земли, это все равно было не достаточно. Прошла вечность, пока я добежал до нее. Это не могло быть реальностью, двадцатипятилетняя женщина не может просто так умереть и я ждал пока она очнется. Я стоял и смотрел как они кладут ее на носилки и накрывают простыней ее лицо. Я думал, это не может быть реальным… не может быть реальным.

Она была на кухне, «Ангелы летают близко к…

Она была на кухне, «Ангелы летают близко к земле» играло на проигрывателе, ей нравились царапины и треск виниловых пластинок. Потом ее глаза закатились и я просто смотрел как оно уходила, она просто замерла. Я побежал к ней, я не думал, как сильно напрягал ноги отрывая их от земли, это все равно было не достаточно. Прошла вечность, пока я добежал до нее. Это не могло быть реальностью, двадцатипятилетняя женщина не может просто так умереть и я ждал пока она очнется. Я стоял и смотрел как они кладут ее на носилки и накрывают простыней ее лицо. Я думал, это не может быть реальным… не может быть реальным.