Людям нельзя доверять. Мы слабовольные, ревнивые, жестокие.

Людям нельзя доверять. Мы слабовольные, ревнивые, жестокие.

Людям нельзя доверять. Мы слабовольные, ревнивые, жестокие.

То, что ты побрился — ещё не значит, что ты трезвый.

То, что ты побрился — ещё не значит,…

То, что ты побрился — ещё не значит, что ты трезвый.

Как бы человек ни хвастался, его печальная участь в том, что он не может выбрать момент своего триумфа. Он может выбрать лишь то, как он поведёт себя, когда получит вызов судьбы, надеясь, что у него хватит мужества, чтобы этот вызов принять.

Как бы человек ни хвастался, его печальная участь…

Как бы человек ни хвастался, его печальная участь в том, что он не может выбрать момент своего триумфа. Он может выбрать лишь то, как он поведёт себя, когда получит вызов судьбы, надеясь, что у него хватит мужества, чтобы этот вызов принять.

— Я прорвал пространственно-временной континуум!
— Ну и молодец.

— Я прорвал пространственно-временной континуум!— Ну и молодец.

— Я прорвал пространственно-временной континуум!
— Ну и молодец.

Женщина готова предать тебя при первом же случае…

Женщина готова предать тебя при первом же случае…

Женщина готова предать тебя при первом же случае…

Жизнь меняется и мы вместе с ней. Иногда надо вспоминать, каким ты был, чтобы понять, каким ты хочешь стать.

Жизнь меняется и мы вместе с ней. Иногда…

Жизнь меняется и мы вместе с ней. Иногда надо вспоминать, каким ты был, чтобы понять, каким ты хочешь стать.

Всё могущество мира бессмысленно, если в жизни нет удовлетворения.

Всё могущество мира бессмысленно, если в жизни нет…

Всё могущество мира бессмысленно, если в жизни нет удовлетворения.

— Даже сложись всё иначе, я сейчас не очень-то хочу заводить отношения. Те, кто женятся, потом разводятся.
— Ну, по-моему, не все, а где-то только половина.
— Хорошо, половина не разводится, но счастливы ли они?
— Не знаю, но, по-моему, всё равно оно того стоит.
— Почему?
— Из-за таких вот моментов, когда кто-то становится близок, как никто другой. Оно того стоит.

— Даже сложись всё иначе, я сейчас не…

— Даже сложись всё иначе, я сейчас не очень-то хочу заводить отношения. Те, кто женятся, потом разводятся.
— Ну, по-моему, не все, а где-то только половина.
— Хорошо, половина не разводится, но счастливы ли они?
— Не знаю, но, по-моему, всё равно оно того стоит.
— Почему?
— Из-за таких вот моментов, когда кто-то становится близок, как никто другой. Оно того стоит.

Мы считаем себя вершителями своих судеб, способными определить ее сами. Но есть ли на самом деле у нас выбор: когда нам взлетать или когда падать? Или же нас толкает в нужном направлении высшая сила? Может, это эволюция ведет нас за руку. Может, наука указывает нам путь. Или это вмешательство бога, оберегающего нас.

Мы считаем себя вершителями своих судеб, способными определить…

Мы считаем себя вершителями своих судеб, способными определить ее сами. Но есть ли на самом деле у нас выбор: когда нам взлетать или когда падать? Или же нас толкает в нужном направлении высшая сила? Может, это эволюция ведет нас за руку. Может, наука указывает нам путь. Или это вмешательство бога, оберегающего нас.

Меня пугают испытания будущего и преследуют призраки прошлого.

Меня пугают испытания будущего и преследуют призраки прошлого.

Меня пугают испытания будущего и преследуют призраки прошлого.

Не ты выбираешь свою судьбу, она выбирает тебя. И те, кто знал тебя до того, как судьба взяла тебя за руку, не могут осознать всю полноту изменений. Но ты — инструмент совершенного замысла и можешь всю жизнь ожидать своей очереди.

Не ты выбираешь свою судьбу, она выбирает тебя.…

Не ты выбираешь свою судьбу, она выбирает тебя. И те, кто знал тебя до того, как судьба взяла тебя за руку, не могут осознать всю полноту изменений. Но ты — инструмент совершенного замысла и можешь всю жизнь ожидать своей очереди.

— За судьбу, чтобы мы не упустили свой шанс.
— За любовь, чтобы держаться от нее подальше, если она ничего хорошего нам не приносит.

— За судьбу, чтобы мы не упустили свой…

— За судьбу, чтобы мы не упустили свой шанс.
— За любовь, чтобы держаться от нее подальше, если она ничего хорошего нам не приносит.