Писатель Сэмюэл Тейлор Кольридж написал: «И мать есть мать, как самое святое из всех живущих ныне на Земле». До сих пор я не совсем понимал эти слова, но теперь понимаю, что даже умершая мать — это самое святое. Аминь!

Писатель Сэмюэл Тейлор Кольридж написал: «И мать есть…

Писатель Сэмюэл Тейлор Кольридж написал: «И мать есть мать, как самое святое из всех живущих ныне на Земле». До сих пор я не совсем понимал эти слова, но теперь понимаю, что даже умершая мать — это самое святое. Аминь!

Почти в каждом научно-фантастическом фильме о путешествии во времени говорят, как важно, чтобы герой не столкнулся с самим с собой в прошлом. Тогда он может исчезнуть или ещё что… Примерно также обстоят дела со мной: в прошлом и настоящем.

Почти в каждом научно-фантастическом фильме о путешествии во…

Почти в каждом научно-фантастическом фильме о путешествии во времени говорят, как важно, чтобы герой не столкнулся с самим с собой в прошлом. Тогда он может исчезнуть или ещё что… Примерно также обстоят дела со мной: в прошлом и настоящем.

Прошлое лечит, настоящим живут, о будущем мечтают.

Прошлое лечит, настоящим живут, о будущем мечтают.

Прошлое лечит, настоящим живут, о будущем мечтают.

Томас Мор сказал, что смерть человека больше касается оставшихся в живых, чем его самого. В моём варианте это бы отлично выглядело на футболке. Моего брата убили, а мне досталась лишь эта паршивая железа.

Томас Мор сказал, что смерть человека больше касается…

Томас Мор сказал, что смерть человека больше касается оставшихся в живых, чем его самого. В моём варианте это бы отлично выглядело на футболке. Моего брата убили, а мне досталась лишь эта паршивая железа.

— Ты стал нарывом на нашем теле, Фокс!
— Это самое приятное, что мне когда-либо говорил взрослый мужчина!

— Ты стал нарывом на нашем теле, Фокс!—…

— Ты стал нарывом на нашем теле, Фокс!
— Это самое приятное, что мне когда-либо говорил взрослый мужчина!

Юрист по имени Фрэнсис Бэкон сказал, что человек, который лелеет месть, бередит свои собственные раны. Да, Арно испортил мне жизнь, но я чуть не испортил её ещё больше, стремясь отомстить ему.

Юрист по имени Фрэнсис Бэкон сказал, что человек,…

Юрист по имени Фрэнсис Бэкон сказал, что человек, который лелеет месть, бередит свои собственные раны. Да, Арно испортил мне жизнь, но я чуть не испортил её ещё больше, стремясь отомстить ему.

— Фокс, спасибо тебе, мне стало гораздо лучше! Твоя боль приносит мне облегчение, успокаивает. Очень душевно!
— Я рад, что ты душевный человек!

— Фокс, спасибо тебе, мне стало гораздо лучше!…

— Фокс, спасибо тебе, мне стало гораздо лучше! Твоя боль приносит мне облегчение, успокаивает. Очень душевно!
— Я рад, что ты душевный человек!

Говорят, что необходимость — мать изобретательности, но когда это необходимость выжить, она может быть злой мачехой. Мачехой, которая не собирается помогать.

Говорят, что необходимость — мать изобретательности, но когда…

Говорят, что необходимость — мать изобретательности, но когда это необходимость выжить, она может быть злой мачехой. Мачехой, которая не собирается помогать.

Журналист Пи-Джей О’Рурк сказал, что с возрастом для нас по-настоящему важными становятся те банальные вещи, о которых говорили нам родители: семья, работа и долг. И прочая дрянь. Теперь я начинаю понимать, что он был прав.

Журналист Пи-Джей О’Рурк сказал, что с возрастом для…

Журналист Пи-Джей О’Рурк сказал, что с возрастом для нас по-настоящему важными становятся те банальные вещи, о которых говорили нам родители: семья, работа и долг. И прочая дрянь. Теперь я начинаю понимать, что он был прав.

Лозунг Лиз для прощания был всегда: «Чем быстрее, тем лучше!» Вроде как отрываешь пластырь. Конечно если рана под ним ещё не зажила, ничто не помогает кроме времени. А время оставляет большой уродливый шрам, который мы называем прошлым. И из этой тюрьмы труднее всего выбраться, потому что в жизни мы не видим её стен…

Лозунг Лиз для прощания был всегда: «Чем быстрее,…

Лозунг Лиз для прощания был всегда: «Чем быстрее, тем лучше!» Вроде как отрываешь пластырь. Конечно если рана под ним ещё не зажила, ничто не помогает кроме времени. А время оставляет большой уродливый шрам, который мы называем прошлым. И из этой тюрьмы труднее всего выбраться, потому что в жизни мы не видим её стен…

Как приятно, когда ты понимаешь, что деньги, золото, драгоценности — это всё не самое важное в нашей жизни…

Как приятно, когда ты понимаешь, что деньги, золото,…

Как приятно, когда ты понимаешь, что деньги, золото, драгоценности — это всё не самое важное в нашей жизни…

Нобелевский лауреат и умник по имени Джордж Бернард Шоу сказал как-то, что свобода — это ответственность, поэтому большинство людей её боятся. Попробуйте это сказать человеку, которому имплантировали искусственную железу, а потом превратили в раба.

Нобелевский лауреат и умник по имени Джордж Бернард…

Нобелевский лауреат и умник по имени Джордж Бернард Шоу сказал как-то, что свобода — это ответственность, поэтому большинство людей её боятся. Попробуйте это сказать человеку, которому имплантировали искусственную железу, а потом превратили в раба.

Говорят, воспоминания — это роскошь, которую могут позволить себе только честные люди…

Говорят, воспоминания — это роскошь, которую могут позволить…

Говорят, воспоминания — это роскошь, которую могут позволить себе только честные люди…

Судьба — козёл отпущения, на которого мы списываем свои преступления.

Судьба — козёл отпущения, на которого мы списываем…

Судьба — козёл отпущения, на которого мы списываем свои преступления.

Всё, что делается с любовью, лежит за пределами добра и зла.

Всё, что делается с любовью, лежит за пределами…

Всё, что делается с любовью, лежит за пределами добра и зла.

— Не спится.
— А ты попробуй лечь и закрыть оба глаза. Реально помогает.

— Не спится.— А ты попробуй лечь и…

— Не спится.
— А ты попробуй лечь и закрыть оба глаза. Реально помогает.

И какие лекарства мне могут понадобиться? Такие, что вы затащите меня в операционную и вырежете какой-нибудь орган. Потом потащите меня туда снова, чтобы починить нужный орган, но на этот раз кто-нибудь забудет под моей щитовидкой тампон, и вы снова будете меня лечить, пока не залечите до смерти.

И какие лекарства мне могут понадобиться? Такие, что…

И какие лекарства мне могут понадобиться? Такие, что вы затащите меня в операционную и вырежете какой-нибудь орган. Потом потащите меня туда снова, чтобы починить нужный орган, но на этот раз кто-нибудь забудет под моей щитовидкой тампон, и вы снова будете меня лечить, пока не залечите до смерти.

Воровство — это мастерство, а ложь — это искусство.

Воровство — это мастерство, а ложь — это…

Воровство — это мастерство, а ложь — это искусство.

Дружба — это иллюзия, культурное выражение стадного менталитета ради выживания.

Дружба — это иллюзия, культурное выражение стадного менталитета…

Дружба — это иллюзия, культурное выражение стадного менталитета ради выживания.

Зачем быть Богом, если все твои друзья — люди.

Зачем быть Богом, если все твои друзья —…

Зачем быть Богом, если все твои друзья — люди.