Хотите отказаться от моего предложения? Впрочем, я хитрю, Вы не можете отказаться от этого предложения.

Хотите отказаться от моего предложения? Впрочем, я хитрю,…

Хотите отказаться от моего предложения? Впрочем, я хитрю, Вы не можете отказаться от этого предложения.

— Особой симпатии Вы ко мне не питаете.
— Очень тонкое наблюдение.

— Особой симпатии Вы ко мне не питаете.—…

— Особой симпатии Вы ко мне не питаете.
— Очень тонкое наблюдение.

— Где эта дрянь, ты ее не видела?
— Сейчас одну вижу.

— Где эта дрянь, ты ее не видела?—…

— Где эта дрянь, ты ее не видела?
— Сейчас одну вижу.

— Я медведей боюсь.
— Людей бояться надо. Люди пострашнее всякого зверья.

— Я медведей боюсь.— Людей бояться надо. Люди…

— Я медведей боюсь.
— Людей бояться надо. Люди пострашнее всякого зверья.

— Ну что, Миша, это просто. Целься в переносицу. Тут же увидишь, что у меня вместо мозгов.
— Я догадываюсь.
— Есть возможность проверить.

— Ну что, Миша, это просто. Целься в…

— Ну что, Миша, это просто. Целься в переносицу. Тут же увидишь, что у меня вместо мозгов.
— Я догадываюсь.
— Есть возможность проверить.

— Нужно открыть стрельбу.
— Открыть чем, снежками?

— Нужно открыть стрельбу.— Открыть чем, снежками?

— Нужно открыть стрельбу.
— Открыть чем, снежками?

— Ведь нам так весело вместе, Владимир.
— Обхохочешься.

— Ведь нам так весело вместе, Владимир.— Обхохочешься.

— Ведь нам так весело вместе, Владимир.
— Обхохочешься.

— Если нельзя помочь делом, нужно молиться.
— Так я молюсь, я все время молюсь! То Николаю Угоднику, то Богородице.
— Так они, поди, лучше вас, хромоножки, с делом справятся.
— Спасибо, Никита, ты всегда умеешь утешить.

— Если нельзя помочь делом, нужно молиться.— Так…

— Если нельзя помочь делом, нужно молиться.
— Так я молюсь, я все время молюсь! То Николаю Угоднику, то Богородице.
— Так они, поди, лучше вас, хромоножки, с делом справятся.
— Спасибо, Никита, ты всегда умеешь утешить.

– А может, мне новенькую [служанку] расспросить?
– Ай да Карл Модестович, какой ловкий, немую решил расспросить! А вас часом не Николаем Чудотворцем кличут?
– Иногда.

– А может, мне новенькую [служанку] расспросить?– Ай…

– А может, мне новенькую [служанку] расспросить?
– Ай да Карл Модестович, какой ловкий, немую решил расспросить! А вас часом не Николаем Чудотворцем кличут?
– Иногда.

Вот так всегда, начинает за здравие, заканчивает вызовом на дуэль.

Вот так всегда, начинает за здравие, заканчивает вызовом…

Вот так всегда, начинает за здравие, заканчивает вызовом на дуэль.

– Сударыня, с этой минуты закройте рот.
– Но, я не собираюсь…
– И не отрывайте его.

– Сударыня, с этой минуты закройте рот.– Но,…

– Сударыня, с этой минуты закройте рот.
– Но, я не собираюсь…
– И не отрывайте его.

Андрей Платоныч, дорогой, как жаль, что вы уходите. Так хотелось поговорить с вами, но увы… Вы уж в следующий раз не забудьте дождаться приглашения. Впрочем, в ближайшее дни, то есть годы, я буду очень занят, так что повремените с визитами. Очень вас прошу.

Андрей Платоныч, дорогой, как жаль, что вы уходите.…

Андрей Платоныч, дорогой, как жаль, что вы уходите. Так хотелось поговорить с вами, но увы… Вы уж в следующий раз не забудьте дождаться приглашения. Впрочем, в ближайшее дни, то есть годы, я буду очень занят, так что повремените с визитами. Очень вас прошу.

Сла?ва нашим жандармам. Люди пытаются укрыться от них на том свете.

Сла?ва нашим жандармам. Люди пытаются укрыться от них…

Сла?ва нашим жандармам. Люди пытаются укрыться от них на том свете.

— Этот господин Мишкин…
– Шишкин!
— Ах, Шишкин! Ах, вот в чем дело!

— Этот господин Мишкин…– Шишкин!— Ах, Шишкин! Ах,…

— Этот господин Мишкин…
– Шишкин!
— Ах, Шишкин! Ах, вот в чем дело!

— А Вас, выходит, выпустили?
— А Вы догадливый, Карл Модестович.
— Жаль, что Вы не за решеткой.
— Крайне огорчен, что приходиться Вас расстраивать.

— А Вас, выходит, выпустили?— А Вы догадливый,…

— А Вас, выходит, выпустили?
— А Вы догадливый, Карл Модестович.
— Жаль, что Вы не за решеткой.
— Крайне огорчен, что приходиться Вас расстраивать.

У нас [в стране] цензоров в два раза больше, чем писателей.

У нас [в стране] цензоров в два раза…

У нас [в стране] цензоров в два раза больше, чем писателей.

— Прощайте, барон. Желаю, чтобы мой муж пристрелил Вас на дуэли.
— Марья Алексеевна, не сомневался в вашей доброте.

— Прощайте, барон. Желаю, чтобы мой муж пристрелил…

— Прощайте, барон. Желаю, чтобы мой муж пристрелил Вас на дуэли.
— Марья Алексеевна, не сомневался в вашей доброте.

Что легко покупается, так же легко и продается.

Что легко покупается, так же легко и продается.

Что легко покупается, так же легко и продается.