И как это удается птицам пролететь тысячи километров и не заблудиться? Не врезаться в стекло, не стать добычей кошек. Но каждую весну они прилетают… Возвращаются туда, где все знакомо. Многие любят смотреть, как они улетают. Говорят, что это можно заметить — какой-то тайный сигнал и все как одна поднимаются в воздух. Может быть зря я на них не смотрела?!..
Ничего, наступит еще один год…

И как это удается птицам пролететь тысячи километров…

И как это удается птицам пролететь тысячи километров и не заблудиться? Не врезаться в стекло, не стать добычей кошек. Но каждую весну они прилетают… Возвращаются туда, где все знакомо. Многие любят смотреть, как они улетают. Говорят, что это можно заметить — какой-то тайный сигнал и все как одна поднимаются в воздух. Может быть зря я на них не смотрела?!..
Ничего, наступит еще один год…

Если любишь кого-то — говори им об этом, даже если боишься, что это создаст проблемы или разрушит тебе жизнь. Говори громко, а дальше видно будет.

Если любишь кого-то — говори им об этом,…

Если любишь кого-то — говори им об этом, даже если боишься, что это создаст проблемы или разрушит тебе жизнь. Говори громко, а дальше видно будет.

Знаешь, они зовут нас Пятерка Сиэтл Грейс. Нас было шестеро, и только пять из нас вернулись. И теперь только трое из нас живы.

Знаешь, они зовут нас Пятерка Сиэтл Грейс. Нас…

Знаешь, они зовут нас Пятерка Сиэтл Грейс. Нас было шестеро, и только пять из нас вернулись. И теперь только трое из нас живы.

— Моя сестра умерла тогда.
— У тебя была другая сестра?
— Моя младшая сестра, Лекси. Я любила ее.

— Моя сестра умерла тогда.— У тебя была…

— Моя сестра умерла тогда.
— У тебя была другая сестра?
— Моя младшая сестра, Лекси. Я любила ее.

— Когда ты был маленьким, я хотела придушить тебя подушкой!
— Да ладно тебе, Карина!
— … и ведь еще же не поздно!!

— Когда ты был маленьким, я хотела придушить…

— Когда ты был маленьким, я хотела придушить тебя подушкой!
— Да ладно тебе, Карина!
— … и ведь еще же не поздно!!

— И если у меня будет Альцгеймер и я забуду тебя…
— Я буду напоминать тебе, кто я, каждый день.

— И если у меня будет Альцгеймер и…

— И если у меня будет Альцгеймер и я забуду тебя…
— Я буду напоминать тебе, кто я, каждый день.

— У меня не было лучшей жизни. Мне не было лучше. Никто не нашел мне обожающих родителей, которые бы до смерти любили новорожденную. Я так плохо жила в приемных семьях, что было лучше жить в моей машине. И когда мужчина наконец-то сказал мне, что любит меня, я поверила ему. Даже когда он выбил из меня дерьмо так сильно, что я не могла видеть. Так что, какая бы у тебя не была жизнь, скажи мне, что это было не лучше, чем у меня.
— Я должна идти.
— По крайней мере, ты последовательна.
— Честно, ты пришла сюда, чтобы наказать меня? Считай это выполненным.
— Я пришла, потому что я ничего не знаю о том, откуда я, и я хочу узнать.

— У меня не было лучшей жизни. Мне…

— У меня не было лучшей жизни. Мне не было лучше. Никто не нашел мне обожающих родителей, которые бы до смерти любили новорожденную. Я так плохо жила в приемных семьях, что было лучше жить в моей машине. И когда мужчина наконец-то сказал мне, что любит меня, я поверила ему. Даже когда он выбил из меня дерьмо так сильно, что я не могла видеть. Так что, какая бы у тебя не была жизнь, скажи мне, что это было не лучше, чем у меня.
— Я должна идти.
— По крайней мере, ты последовательна.
— Честно, ты пришла сюда, чтобы наказать меня? Считай это выполненным.
— Я пришла, потому что я ничего не знаю о том, откуда я, и я хочу узнать.

Тебе было пять дней, когда твоя мать бросила тебя. Твоё тело чувствовало то же самое в той закусочной, когда она отстранилась и оставила тебя одну.

Тебе было пять дней, когда твоя мать бросила…

Тебе было пять дней, когда твоя мать бросила тебя. Твоё тело чувствовало то же самое в той закусочной, когда она отстранилась и оставила тебя одну.

Я ничего тебе не сделала. Я потеряла мужа и отца своих детей. И это ты разваливавшиеся на части? Я так не могу потому что у меня три ребёнка. Так что пожалуйста, заткнись и выйди из моей комнаты.

Я ничего тебе не сделала. Я потеряла мужа…

Я ничего тебе не сделала. Я потеряла мужа и отца своих детей. И это ты разваливавшиеся на части? Я так не могу потому что у меня три ребёнка. Так что пожалуйста, заткнись и выйди из моей комнаты.

— Мы любим тебя, Хизер.
— Ты увидишь свет. Иди на теплый свет.
[телефонный звонок]
— Это ее подруга, Эшли.
— Перешли ее на голосовую почту.
— Эшли, привет. Это Хайди.
[задыхается]
— Что?! Что случилось?!
— Это Хизер. Боже мой. Это Хизер!
— Ее дух? Боже мой, что она говорит?!
— Нет, она жива, она не умерла! Кто-то украл ее сумочку.
[кричат и задыхаются]
— Кто-кто эта женщина?! Кто эта женщина?!
— Вы, подключите ее обратно, подключите ее обратно!
— Ну, уже немного поздно для этого!
— Не иди к свету! НЕ ИДИ к свету!

— Мы любим тебя, Хизер.— Ты увидишь свет.…

— Мы любим тебя, Хизер.
— Ты увидишь свет. Иди на теплый свет.
[телефонный звонок]
— Это ее подруга, Эшли.
— Перешли ее на голосовую почту.
— Эшли, привет. Это Хайди.
[задыхается]
— Что?! Что случилось?!
— Это Хизер. Боже мой. Это Хизер!
— Ее дух? Боже мой, что она говорит?!
— Нет, она жива, она не умерла! Кто-то украл ее сумочку.
[кричат и задыхаются]
— Кто-кто эта женщина?! Кто эта женщина?!
— Вы, подключите ее обратно, подключите ее обратно!
— Ну, уже немного поздно для этого!
— Не иди к свету! НЕ ИДИ к свету!

— Я назвала ребенка в честь нее.
— Она может попросить сменить имя.

— Я назвала ребенка в честь нее.— Она…

— Я назвала ребенка в честь нее.
— Она может попросить сменить имя.

— Мы осмотрели его и с ним все хорошо.
— Кроме того факта, что его родители не хотят его.
— Нет, люди которые его родили не хотят его. Своих родителей он еще не встретил.

— Мы осмотрели его и с ним все…

— Мы осмотрели его и с ним все хорошо.
— Кроме того факта, что его родители не хотят его.
— Нет, люди которые его родили не хотят его. Своих родителей он еще не встретил.

Люди каждый день делают то, что может их убить. Это не значит, что они ищут смерти.

Люди каждый день делают то, что может их…

Люди каждый день делают то, что может их убить. Это не значит, что они ищут смерти.

Если твоя мама умрет, у тебя будут разные чувства. Сначала ты почувствуешь, что могла сделать больше, чтобы помочь ей, но это неправда, ты сделала все, что могла… И тебе будет больно думать о ней, но со временем все меньше и меньше. И однажды ты подумаешь о ней, и будет почти не больно.

Если твоя мама умрет, у тебя будут разные…

Если твоя мама умрет, у тебя будут разные чувства. Сначала ты почувствуешь, что могла сделать больше, чтобы помочь ей, но это неправда, ты сделала все, что могла… И тебе будет больно думать о ней, но со временем все меньше и меньше. И однажды ты подумаешь о ней, и будет почти не больно.

Если вы пьете витамины, платите налоги и никогда не пересекаете черту, и вселенная все равно дарит вам любимых людей и потом дает ускользнуть им сквозь пальцы, как вода… И что у вас остается — витамины и больше ничего…

Если вы пьете витамины, платите налоги и никогда…

Если вы пьете витамины, платите налоги и никогда не пересекаете черту, и вселенная все равно дарит вам любимых людей и потом дает ускользнуть им сквозь пальцы, как вода… И что у вас остается — витамины и больше ничего…

Сейчас учёные занимаются разработкой карты человеческого мозга. Возможно, это будет самая подробная карта из когда-либо созданных. Миллионы нейронов образуют триллионы соединений. На первый взгляд они кажутся совершенно случайными, но в них нет ничего случайного. Все они соединяются по особой схеме, выполняя свою функцию. Эти связи определяют нас: что мы любим, что ненавидим, что говорим, что делаем. Мы только начали изучать пределы возможностей мозга, как далеко они распространяются, как глубоко идут. Но мы знаем, что каждая связь имеет значение. Каждое соединение важно. Если одно из них разорвано, значит нанесено какое-то повреждение. Система связей заставляет нас действовать, выбирать и совершать поступки. Иногда вроде бы против нашей воли, но это совсем не случайность. Это карта нас самих. Мы все пытаемся понять самих себя. Собираем головоломку, тогда все соединения работают, когда все кусочки собраны.

Сейчас учёные занимаются разработкой карты человеческого мозга. Возможно,…

Сейчас учёные занимаются разработкой карты человеческого мозга. Возможно, это будет самая подробная карта из когда-либо созданных. Миллионы нейронов образуют триллионы соединений. На первый взгляд они кажутся совершенно случайными, но в них нет ничего случайного. Все они соединяются по особой схеме, выполняя свою функцию. Эти связи определяют нас: что мы любим, что ненавидим, что говорим, что делаем. Мы только начали изучать пределы возможностей мозга, как далеко они распространяются, как глубоко идут. Но мы знаем, что каждая связь имеет значение. Каждое соединение важно. Если одно из них разорвано, значит нанесено какое-то повреждение. Система связей заставляет нас действовать, выбирать и совершать поступки. Иногда вроде бы против нашей воли, но это совсем не случайность. Это карта нас самих. Мы все пытаемся понять самих себя. Собираем головоломку, тогда все соединения работают, когда все кусочки собраны.

Есть такая игра, в которую играют дети: они соединяют руки на счет «три», со всей силы сжимают пальцы, ты терпишь сколько можешь или хотя бы дольше, чем соперник. Игра продолжается, пока один не скажет «хватит», сдастся и не попросит пощады. Это не очень веселая игра. В игре на сострадание, когда один ребенок кричит, а другой слушает и боль прекращается. Разве вы бы не хотели, чтоб все было так просто? Это больше не игра, и мы уже не дети, ты можешь кричать «помилуй» или все, что хочешь. Никто тебя не услышит. Это всего лишь ты, кричащий в темноту.

Есть такая игра, в которую играют дети: они…

Есть такая игра, в которую играют дети: они соединяют руки на счет «три», со всей силы сжимают пальцы, ты терпишь сколько можешь или хотя бы дольше, чем соперник. Игра продолжается, пока один не скажет «хватит», сдастся и не попросит пощады. Это не очень веселая игра. В игре на сострадание, когда один ребенок кричит, а другой слушает и боль прекращается. Разве вы бы не хотели, чтоб все было так просто? Это больше не игра, и мы уже не дети, ты можешь кричать «помилуй» или все, что хочешь. Никто тебя не услышит. Это всего лишь ты, кричащий в темноту.

Надев белый халат, доктора спасают жизнь, противостоят смерти, но сняв его, они становятся уязвимыми, как и все остальные. Люди. Мы все умрем. И никто нам не скажет, как и когда, но мы можем выбрать, как прожить жизнь. Так делайте это. Выбирайте. Такой ли жизнью вы хотите жить? С этим ли человеком хотите быть? Лишь таким человеком вы можете быть? Вы можете быть сильнее? Добрее? Сострадательнее? Выбирайте! Вдохните! Выдохните! И выбирайте!

Надев белый халат, доктора спасают жизнь, противостоят смерти,…

Надев белый халат, доктора спасают жизнь, противостоят смерти, но сняв его, они становятся уязвимыми, как и все остальные. Люди. Мы все умрем. И никто нам не скажет, как и когда, но мы можем выбрать, как прожить жизнь. Так делайте это. Выбирайте. Такой ли жизнью вы хотите жить? С этим ли человеком хотите быть? Лишь таким человеком вы можете быть? Вы можете быть сильнее? Добрее? Сострадательнее? Выбирайте! Вдохните! Выдохните! И выбирайте!

Не бойся, жизнь слишком коротка, к чёрту пропасть! Позволь ему, я не знаю, нашпиговать оливку, налимонить ягоды, набананить розочку, накуканить куню, почистить пёрышки, пощекотать хвостик, заехать в Попенгаген…

Не бойся, жизнь слишком коротка, к чёрту пропасть!…

Не бойся, жизнь слишком коротка, к чёрту пропасть! Позволь ему, я не знаю, нашпиговать оливку, налимонить ягоды, набананить розочку, накуканить куню, почистить пёрышки, пощекотать хвостик, заехать в Попенгаген…