Подвиг жизни бесполезный,
Жалость к собственной судьбе…
Но взгляну на свет небесный —
И забуду о себе.

Подвиг жизни бесполезный,Жалость к собственной судьбе…Но взгляну на…

Подвиг жизни бесполезный,
Жалость к собственной судьбе…
Но взгляну на свет небесный —
И забуду о себе.

Желтые чаши тюльпанов
Скорбные скрыли дни.
Словно из пепла туманов
Утром взошли они.

Словно приснилось им гетто,
И покидали его
Желтые звезды рассвета
С небом из ничего.

Желтые чаши тюльпановСкорбные скрыли дни.Словно из пепла тумановУтром…

Желтые чаши тюльпанов
Скорбные скрыли дни.
Словно из пепла туманов
Утром взошли они.

Словно приснилось им гетто,
И покидали его
Желтые звезды рассвета
С небом из ничего.

Жить вдвоем — и погибать вдвоем.
Медленно слабеть и угасать —
Погружаться в темный водоем…
Никому уже не рассказать,

Как нам вместе хорошо с тобой!..
Как нам вместе плохо!… — В полумгле
За руку держаться под водой…
Так и не бывает на земле!..

Жить вдвоем — и погибать вдвоем.Медленно слабеть и…

Жить вдвоем — и погибать вдвоем.
Медленно слабеть и угасать —
Погружаться в темный водоем…
Никому уже не рассказать,

Как нам вместе хорошо с тобой!..
Как нам вместе плохо!… — В полумгле
За руку держаться под водой…
Так и не бывает на земле!..

Жизнь струится, стремится куда-то…
Мыслей лопаются пузыри…
Ни спасенья не жди, ни возврата, —
Лишь веселье, распад и растрата…
Если я тебе нужен — бери!..

Жизнь струится, стремится куда-то…Мыслей лопаются пузыри…Ни спасенья не…

Жизнь струится, стремится куда-то…
Мыслей лопаются пузыри…
Ни спасенья не жди, ни возврата, —
Лишь веселье, распад и растрата…
Если я тебе нужен — бери!..

Всего страшней для человека
стоять с поникшей головой
и ждать автобуса и века
на опустевшей мостовой.

Всего страшней для человекастоять с поникшей головойи ждать…

Всего страшней для человека
стоять с поникшей головой
и ждать автобуса и века
на опустевшей мостовой.

Снова двенадцать ночи.
За окном холодный май,
Я прошу у тебя немного,
Просто не забывай.

Снова двенадцать ночи.За окном холодный май,Я прошу у…

Снова двенадцать ночи.
За окном холодный май,
Я прошу у тебя немного,
Просто не забывай.

Я смерти не боюсь… Труднее жить.
С терпением галерного раба
Грести, грести, стирая пот со лба,
Но руки на себя не наложить,
Не броситься в глубокий водоем,
Желая одного: навек уснуть…
Имея нож, себе не ранить грудь —
Вот подвиг, в понимании моем.
&lt

Я смерти не боюсь… Труднее жить.С терпением галерного…

Я смерти не боюсь… Труднее жить.
С терпением галерного раба
Грести, грести, стирая пот со лба,
Но руки на себя не наложить,
Не броситься в глубокий водоем,
Желая одного: навек уснуть…
Имея нож, себе не ранить грудь —
Вот подвиг, в понимании моем.
&lt

Кто сказал?

Рубрики
Вы уже голосовали

When you get what you want in your struggle for pelf,
And the world makes you King for a day,
Then go to the mirror and look at yourself,
And see what that guy has to say.

For it isn’t your Father, or Mother, or Wife,
Who judgement upon you must pass.
The feller whose verdict counts most in your life
Is the guy staring back from the glass.

He’s the feller to please, never mind all the rest,
For he’s with you clear up to the end,
And you’ve passed your most dangerous, difficult test
If the guy in the glass is your friend.

Когда ты стал богатым, все знают тебя,
Посмотри в отраженье своё —
Парень в зеркале взглянет и скажет любя,
А ты слушай внимательно всё.

Не отец и не мать, не твой друг, не жена,
За твои судят строго дела.
Парень, чей приговор самый важный всегда,
Смотрит с зеркала прямо в глаза.

Несмотря ни на что парень будет с тобой,
Пока ты не покинешь нас вдруг.
И, поверь, ты прошёл самый сложный тест свой,
Если в зеркале парень — твой друг.

(Когда ты однажды добьешься цели,
И станешь королём на один день,
То посмотри в зеркало, посмотри на себя,
И послушай, что тебе скажет этот человек.

Это – не мать, не отец или жена,
Чей суд ты должен пройти.
Человек, чьё суждение имеет наибольший вес –
Это человек, смотрящий на тебя из зеркала.

Ему ты должен нравиться, а не другим,
Потому, что лишь он будет с тобой до конца.
И ты выдержишь твоё самое трудное испытание,
Если он скажет, что он твой друг.)

When you get what you want in your…

When you get what you want in your struggle for pelf,
And the world makes you King for a day,
Then go to the mirror and look at yourself,
And see what that guy has to say.

For it isn’t your Father, or Mother, or Wife,
Who judgement upon you must pass.
The feller whose verdict counts most in your life
Is the guy staring back from the glass.

He’s the feller to please, never mind all the rest,
For he’s with you clear up to the end,
And you’ve passed your most dangerous, difficult test
If the guy in the glass is your friend.

Когда ты стал богатым, все знают тебя,
Посмотри в отраженье своё —
Парень в зеркале взглянет и скажет любя,
А ты слушай внимательно всё.

Не отец и не мать, не твой друг, не жена,
За твои судят строго дела.
Парень, чей приговор самый важный всегда,
Смотрит с зеркала прямо в глаза.

Несмотря ни на что парень будет с тобой,
Пока ты не покинешь нас вдруг.
И, поверь, ты прошёл самый сложный тест свой,
Если в зеркале парень — твой друг.

(Когда ты однажды добьешься цели,
И станешь королём на один день,
То посмотри в зеркало, посмотри на себя,
И послушай, что тебе скажет этот человек.

Это – не мать, не отец или жена,
Чей суд ты должен пройти.
Человек, чьё суждение имеет наибольший вес –
Это человек, смотрящий на тебя из зеркала.

Ему ты должен нравиться, а не другим,
Потому, что лишь он будет с тобой до конца.
И ты выдержишь твоё самое трудное испытание,
Если он скажет, что он твой друг.)

You may be like Jack Horner and «chisel» a plum,
And think you’re a wonderful guy,
But the man in the glass says you’re only a bum
If you can’t look him straight in the eye.

You can fool the whole world down the pathway of years,
And get pats on the back as you pass,
But your final reward will be heartaches and tears
If you’ve cheated the guy in the glass.

Назовёшься хорошим, крутым, молодцом,
Когда сможешь во всём преуспеть.
А он скажет: ты — ноль, если можешь с трудом
ему прямо в глаза посмотреть.

Чтоб получше вкусить своей жизни пирог,
Можешь всех обмануть, но поймёшь,
Что страданий и слёз будет полон твой рок,
Если в зеркале парню ты лжёшь.

(Возможно ты ловкий, многое сделал,
И хочешь и дальше идти своим путём,
Но человек в зеркале говорит: «Ты – ничто!» –
И ты не можешь смотреть ему в лицо.

Ты можешь годами обманывать мир,
И получать улыбки да хвалу,
Но наградой в конце будут слёзы и боль,
Если ты обманешь человека в зеркале.)

You may be like Jack Horner and «chisel»…

You may be like Jack Horner and «chisel» a plum,
And think you’re a wonderful guy,
But the man in the glass says you’re only a bum
If you can’t look him straight in the eye.

You can fool the whole world down the pathway of years,
And get pats on the back as you pass,
But your final reward will be heartaches and tears
If you’ve cheated the guy in the glass.

Назовёшься хорошим, крутым, молодцом,
Когда сможешь во всём преуспеть.
А он скажет: ты — ноль, если можешь с трудом
ему прямо в глаза посмотреть.

Чтоб получше вкусить своей жизни пирог,
Можешь всех обмануть, но поймёшь,
Что страданий и слёз будет полон твой рок,
Если в зеркале парню ты лжёшь.

(Возможно ты ловкий, многое сделал,
И хочешь и дальше идти своим путём,
Но человек в зеркале говорит: «Ты – ничто!» –
И ты не можешь смотреть ему в лицо.

Ты можешь годами обманывать мир,
И получать улыбки да хвалу,
Но наградой в конце будут слёзы и боль,
Если ты обманешь человека в зеркале.)

Будь всесилен, как маг, проживи сотни лет-
В тёмной бездне веков не увидят твой свет.
Лишь в легендах порой наши судьбы мерцают,
Стань же искрою счастья средь этих легенд!

Будь всесилен, как маг, проживи сотни лет-В тёмной…

Будь всесилен, как маг, проживи сотни лет-
В тёмной бездне веков не увидят твой свет.
Лишь в легендах порой наши судьбы мерцают,
Стань же искрою счастья средь этих легенд!

Быть в плену у любви, сердце, сладко тебе,
В прах склонись, голова, перед милой в мольбе.
Не сердись на капризы прекрасной подруги.
Будь за то, что любим, благодарен судьбе.

Быть в плену у любви, сердце, сладко тебе,В…

Быть в плену у любви, сердце, сладко тебе,
В прах склонись, голова, перед милой в мольбе.
Не сердись на капризы прекрасной подруги.
Будь за то, что любим, благодарен судьбе.

В этом мире ты мудрым слывешь? — Ну и что?
Всем пример и совет подаешь? — Ну и что?
До ста лет ты намерен прожить? — Допускаю…
Может быть, до двухсот проживешь. Ну и что??

В этом мире ты мудрым слывешь? — Ну…

В этом мире ты мудрым слывешь? — Ну и что?
Всем пример и совет подаешь? — Ну и что?
До ста лет ты намерен прожить? — Допускаю…
Может быть, до двухсот проживешь. Ну и что??

Вместо злата и жемчуга с янтарем
Мы другое богатство себе изберем:
Сбрось наряды, прикрой свое тело старьем,
Но и в жалких лохмотьях останься царем!

Вместо злата и жемчуга с янтаремМы другое богатство…

Вместо злата и жемчуга с янтарем
Мы другое богатство себе изберем:
Сбрось наряды, прикрой свое тело старьем,
Но и в жалких лохмотьях останься царем!

Вращаясь, свод небесный нас давит и гнетет,
Пустеет мир, и многих друзей недостает.
Чтоб вырвать хоть мгновенье у рока для себя,
Забудь о том, что было, и не гляди вперед.

Вращаясь, свод небесный нас давит и гнетет,Пустеет мир,…

Вращаясь, свод небесный нас давит и гнетет,
Пустеет мир, и многих друзей недостает.
Чтоб вырвать хоть мгновенье у рока для себя,
Забудь о том, что было, и не гляди вперед.

Веселись! Невесёлые сходят с ума.
Светит вечными звёздами вечная тьма.
Как привыкнуть к тому, что из мыслящей плоти,
Кирпичи изготовят и сложат дома?

Веселись! Невесёлые сходят с ума.Светит вечными звёздами вечная…

Веселись! Невесёлые сходят с ума.
Светит вечными звёздами вечная тьма.
Как привыкнуть к тому, что из мыслящей плоти,
Кирпичи изготовят и сложат дома?

Мы — пара загнанных животных
В лабораторию дождя.
Ни козырька, ни подворотни.
Он в нас вцепился не шутя.

Мы дождь обманем вдохновленно,
Не пряча плечи в целлофан,
Ведь в анатомии влюбленных
Любой не любящий — профан.

Мы — пара загнанных животныхВ лабораторию дождя.Ни козырька,…

Мы — пара загнанных животных
В лабораторию дождя.
Ни козырька, ни подворотни.
Он в нас вцепился не шутя.

Мы дождь обманем вдохновленно,
Не пряча плечи в целлофан,
Ведь в анатомии влюбленных
Любой не любящий — профан.

Лестницей звуков подняться к словам.
Каждое слово — незыблемый храм.
Точка — всего лишь намеченный пункт,
Чтобы осмыслить проделанный путь.

Лестницей звуков подняться к словам.Каждое слово — незыблемый…

Лестницей звуков подняться к словам.
Каждое слово — незыблемый храм.
Точка — всего лишь намеченный пункт,
Чтобы осмыслить проделанный путь.

Всегда душист и ярок мой цветник,
Хотя за ним слежу я как попало
И не читаю специальных книг,
И даже в садоводческих журналах
Я не ищу новаторских статей.
Над почвою не лезу вон из кожи.

Всегда душист и ярок мой цветник,Хотя за ним…

Всегда душист и ярок мой цветник,
Хотя за ним слежу я как попало
И не читаю специальных книг,
И даже в садоводческих журналах
Я не ищу новаторских статей.
Над почвою не лезу вон из кожи.

Был крепко к берегу притёрт
Рыбацкий катерок.
Всходил без страха на костёр
Походный котелок.

И тени воздух не шатал.
Гнусавил гнус гурьбой.
Огонь, не торопясь, шептал
Разорванной губой:

Ломай березовый хребет,
Корми сытней меня,
Ведь без ущерба пользы нет,
Как дыма без огня.

Был крепко к берегу притёртРыбацкий катерок.Всходил без страха…

Был крепко к берегу притёрт
Рыбацкий катерок.
Всходил без страха на костёр
Походный котелок.

И тени воздух не шатал.
Гнусавил гнус гурьбой.
Огонь, не торопясь, шептал
Разорванной губой:

Ломай березовый хребет,
Корми сытней меня,
Ведь без ущерба пользы нет,
Как дыма без огня.

Давно мы не ныряем голые
С сердцами в страшном мандраже.
К волне не липнут наши головы,
Как будто к языку драже.

А ночью, между днями постными,
Мне снится прежний наш июнь:
Там ты под ивовыми космами
Со мной меняла жизнь мою.

Давно мы не ныряем голыеС сердцами в страшном…

Давно мы не ныряем голые
С сердцами в страшном мандраже.
К волне не липнут наши головы,
Как будто к языку драже.

А ночью, между днями постными,
Мне снится прежний наш июнь:
Там ты под ивовыми космами
Со мной меняла жизнь мою.