Как ты можешь улыбаться, словно твоя жизнь не разбита?!

Как ты можешь улыбаться, словно твоя жизнь не…

Как ты можешь улыбаться, словно твоя жизнь не разбита?!

Да, она умерла. Из-за меня. Потому что я ее любил. Потому что у меня необычное имя.

Да, она умерла. Из-за меня. Потому что я…

Да, она умерла. Из-за меня. Потому что я ее любил. Потому что у меня необычное имя.

— А я думал, что убью тебя…
— Ты не можешь меня убить — я давно умер…

— А я думал, что убью тебя…— Ты…

— А я думал, что убью тебя…
— Ты не можешь меня убить — я давно умер…

Дорогой мой, я жду тебя. Как долог день в темноте! Или прошла неделя? Костер погас… мне ужасно холодно… я должна выползти наружу, но там палит солнце. Боюсь, я зря трачу свет лампы на рисунки и на это письмо. Мы умираем… мы умираем… Мы умираем, обогащенные любовью, путешествиями — всем, что вкусили. Телами, в которые вошли, по которым плыли, как по рекам… страхами, от которых прятались, как в этой мрачной пещере… Хочу, чтобы все это оставило след на моем теле. Мы — истинные страны, а не те, что наносятся на карты, что носят имена могущественных людей. Я знаю, ты придешь. Придешь и отнесешь меня во дворец ветров. Это все, чего я хотела — отправиться в такое место с тобой, с друзьями… на землю без карт. Лампа погасла, и я пишу в темноте…

Дорогой мой, я жду тебя. Как долог день…

Дорогой мой, я жду тебя. Как долог день в темноте! Или прошла неделя? Костер погас… мне ужасно холодно… я должна выползти наружу, но там палит солнце. Боюсь, я зря трачу свет лампы на рисунки и на это письмо. Мы умираем… мы умираем… Мы умираем, обогащенные любовью, путешествиями — всем, что вкусили. Телами, в которые вошли, по которым плыли, как по рекам… страхами, от которых прятались, как в этой мрачной пещере… Хочу, чтобы все это оставило след на моем теле. Мы — истинные страны, а не те, что наносятся на карты, что носят имена могущественных людей. Я знаю, ты придешь. Придешь и отнесешь меня во дворец ветров. Это все, чего я хотела — отправиться в такое место с тобой, с друзьями… на землю без карт. Лампа погасла, и я пишу в темноте…

— Это кто такая?
— Золушка.
— У твоей Золушки в сумочке пушка.
— Это её волшебная палочка.

— Это кто такая?— Золушка.— У твоей Золушки…

— Это кто такая?
— Золушка.
— У твоей Золушки в сумочке пушка.
— Это её волшебная палочка.

Чем яростнее ты сражаешься за каждый миг, тем живее становишься.
И тут, собственно, появляюсь я.

Чем яростнее ты сражаешься за каждый миг, тем…

Чем яростнее ты сражаешься за каждый миг, тем живее становишься.
И тут, собственно, появляюсь я.

Солнце не взошло бы — мир освещал бы просто шар горящего газа.

Солнце не взошло бы — мир освещал бы…

Солнце не взошло бы — мир освещал бы просто шар горящего газа.

Людям нужны фантазии, чтобы оставаться людьми.

Людям нужны фантазии, чтобы оставаться людьми.

Людям нужны фантазии, чтобы оставаться людьми.

— Для начала нужно научиться верить в маленькую ложь.
— Чтобы потом поверить в большую?
— Да. Правосудие, жалость и все остальное.
— Но это не одно и то же!
— Ты так думаешь? Тогда возьми Вселенную, разотри в порошок, просей через самое мелкое сито и покажи мне атом справедливости или молекулу жалости. И, тем не менее, ты поступаешь так, словно в мире существует идеальный порядок, словно существует справедливость во Вселенной…

— Для начала нужно научиться верить в маленькую…

— Для начала нужно научиться верить в маленькую ложь.
— Чтобы потом поверить в большую?
— Да. Правосудие, жалость и все остальное.
— Но это не одно и то же!
— Ты так думаешь? Тогда возьми Вселенную, разотри в порошок, просей через самое мелкое сито и покажи мне атом справедливости или молекулу жалости. И, тем не менее, ты поступаешь так, словно в мире существует идеальный порядок, словно существует справедливость во Вселенной…

Вам просто нужно научиться верить в то, чего не существует. Иначе откуда это возьмется?

Вам просто нужно научиться верить в то, чего…

Вам просто нужно научиться верить в то, чего не существует. Иначе откуда это возьмется?

Во Вселенной, которая полна чудес, люди придумали такую вещь, как скука!

Во Вселенной, которая полна чудес, люди придумали такую…

Во Вселенной, которая полна чудес, люди придумали такую вещь, как скука!

В тот день, когда он приехал, я делал всякие глупости. Он приехал из Вашингтона. До этого я никогда не видел Вашингтона. Сначала я увидел его ботинки. Потом костюм, который выглядел, как вечернее платье… только для мужчин. И сразу было понятно, что он особенный.

В тот день, когда он приехал, я делал…

В тот день, когда он приехал, я делал всякие глупости. Он приехал из Вашингтона. До этого я никогда не видел Вашингтона. Сначала я увидел его ботинки. Потом костюм, который выглядел, как вечернее платье… только для мужчин. И сразу было понятно, что он особенный.

Есть что-то, к чему все стремятся, но чувствуют это только когда это проходит.

Есть что-то, к чему все стремятся, но чувствуют…

Есть что-то, к чему все стремятся, но чувствуют это только когда это проходит.

Итак, вторник, 10 часов вечера.
Стоит ли мне идти домой: в холодную квартиру, к пустому холодильнику или лучше пересечь город и найти горячую ванну, нежное тело и завтрак в постель?
Ох уж эта проблема выбора!

Итак, вторник, 10 часов вечера.Стоит ли мне идти…

Итак, вторник, 10 часов вечера.
Стоит ли мне идти домой: в холодную квартиру, к пустому холодильнику или лучше пересечь город и найти горячую ванну, нежное тело и завтрак в постель?
Ох уж эта проблема выбора!

Посмотрите, как он говорит с этой женщиной. Она готовила ему суп, помогала вести дела, и уверен, было время, когда он не мог удержаться, чтобы не стянуть её кимоно… А теперь посмотрите! И я после этого должен уважать институт брака?

Посмотрите, как он говорит с этой женщиной. Она…

Посмотрите, как он говорит с этой женщиной. Она готовила ему суп, помогала вести дела, и уверен, было время, когда он не мог удержаться, чтобы не стянуть её кимоно… А теперь посмотрите! И я после этого должен уважать институт брака?

Я просто хочу вернуться к простой жизни — к женщинам, которые ничего для меня не значат.

Я просто хочу вернуться к простой жизни —…

Я просто хочу вернуться к простой жизни — к женщинам, которые ничего для меня не значат.

Любить — это когда не есть, не пить, все время думать об этом человеке…

Любить — это когда не есть, не пить,…

Любить — это когда не есть, не пить, все время думать об этом человеке…

— И каково ваше мнение по поводу современного искусства?
— Трудно выразить словами. Я знаю только, что мне нравится, а что нет. К примеру, от картин Мюро я просто в восторге. От картины идёт какое-то тепло. Я понимаю, это звучит очень неопределённо.
— Нет, на самом деле это подтверждает нечто, что всегда удивляло меня в современном искусстве. Абстрактном искусстве. Оно, вероятно, возникает там, где кончается религиозное искусство, которое пытается показать вам божественное. Современный художник просто придаёт основным элементам современную форму и цвет.

— И каково ваше мнение по поводу современного…

— И каково ваше мнение по поводу современного искусства?
— Трудно выразить словами. Я знаю только, что мне нравится, а что нет. К примеру, от картин Мюро я просто в восторге. От картины идёт какое-то тепло. Я понимаю, это звучит очень неопределённо.
— Нет, на самом деле это подтверждает нечто, что всегда удивляло меня в современном искусстве. Абстрактном искусстве. Оно, вероятно, возникает там, где кончается религиозное искусство, которое пытается показать вам божественное. Современный художник просто придаёт основным элементам современную форму и цвет.

— Почему вы не ловите настоящих преступников?
— Потому что вас легче поймать.

— Почему вы не ловите настоящих преступников?— Потому…

— Почему вы не ловите настоящих преступников?
— Потому что вас легче поймать.