We all pretend to be the heroes on the good side.
But what if we’re the villains on the other?

Мы все притворяемся героями на хорошей стороне.
Но что, если мы злодеи по разные стороны бригад?

We all pretend to be the heroes on…

We all pretend to be the heroes on the good side.
But what if we’re the villains on the other?

Мы все притворяемся героями на хорошей стороне.
Но что, если мы злодеи по разные стороны бригад?

Отныне в Шервудском Лесу всегда царит покой,
Но только сунет толстосум свой нос под свод лесной,
Рискует бедный кошельком и головой порой.
Так кто же, Робин, ты у нас, злодей или герой?

Отныне в Шервудском Лесу всегда царит покой,Но только…

Отныне в Шервудском Лесу всегда царит покой,
Но только сунет толстосум свой нос под свод лесной,
Рискует бедный кошельком и головой порой.
Так кто же, Робин, ты у нас, злодей или герой?

Я для них злодей, знающий секрет
Низменных страстей нищих и царей.

Я для них злодей, знающий секретНизменных страстей нищих…

Я для них злодей, знающий секрет
Низменных страстей нищих и царей.

Первое правило клуба писателей — воруй у мастеров, второе — каждому герою нужен злодей.

Первое правило клуба писателей — воруй у мастеров,…

Первое правило клуба писателей — воруй у мастеров, второе — каждому герою нужен злодей.

Во всех сказках неизменно только одно — злодеи не могут быть счастливыми.

Во всех сказках неизменно только одно — злодеи…

Во всех сказках неизменно только одно — злодеи не могут быть счастливыми.

Жизнь — забавная штука. Я столько лет отталкивала людей и решила открыться Лэндону Кирби, человеку, который оказался не там, где нужно, который просто хотел найти своё место. Оказалось, Лэндон — вовсе не герой моей сказки. Но когда я найду его, то стану злодеем его истории.

Жизнь — забавная штука. Я столько лет отталкивала…

Жизнь — забавная штука. Я столько лет отталкивала людей и решила открыться Лэндону Кирби, человеку, который оказался не там, где нужно, который просто хотел найти своё место. Оказалось, Лэндон — вовсе не герой моей сказки. Но когда я найду его, то стану злодеем его истории.

Мама часто читала нам перед сном разные сказки. Они так успокаивали. Там были хорошие герои, плохие. И строго определённые правила. Всё было понятно. Не так, как в жизни.

Мама часто читала нам перед сном разные сказки.…

Мама часто читала нам перед сном разные сказки. Они так успокаивали. Там были хорошие герои, плохие. И строго определённые правила. Всё было понятно. Не так, как в жизни.

В каждой сказке должен быть старый добрый злодей. Без меня ты — ничто.

В каждой сказке должен быть старый добрый злодей.…

В каждой сказке должен быть старый добрый злодей. Без меня ты — ничто.

— И что же делать? Дать злодею победить?
— Лэндон, злодеи и так вечно побеждают. Ты знаешь это не хуже меня. Злодеи уделывают нас с самого начала. Почему ты умываешь руки именно сейчас?

— И что же делать? Дать злодею победить?—…

— И что же делать? Дать злодею победить?
— Лэндон, злодеи и так вечно побеждают. Ты знаешь это не хуже меня. Злодеи уделывают нас с самого начала. Почему ты умываешь руки именно сейчас?

Давным-давно ты была злодейкой, но смогла измениться и стать героем. А герои злодеев всегда побеждают.

Давным-давно ты была злодейкой, но смогла измениться и…

Давным-давно ты была злодейкой, но смогла измениться и стать героем. А герои злодеев всегда побеждают.

Нас кое-что объединяет, помимо взаимной неприязни. Мы — злодеи. Так пора и злодеям обрести счастливый конец.

Нас кое-что объединяет, помимо взаимной неприязни. Мы —…

Нас кое-что объединяет, помимо взаимной неприязни. Мы — злодеи. Так пора и злодеям обрести счастливый конец.

Насчет того, что злодеи получают по заслугам. Взгляни на меня. Мне судьбу никто не пишет. Нет для меня предначертаний. Моим злодеяниям нет числа, и все же я получаю все, чего желаю. Как бы невероятно не прозвучало, я желаю тебе того же.

Насчет того, что злодеи получают по заслугам. Взгляни…

Насчет того, что злодеи получают по заслугам. Взгляни на меня. Мне судьбу никто не пишет. Нет для меня предначертаний. Моим злодеяниям нет числа, и все же я получаю все, чего желаю. Как бы невероятно не прозвучало, я желаю тебе того же.

— Я тоже из злодеев.
— Твое злодейство в прошлом.
— Как и Реджины. Но где оно, ее счастье? Если исходить из сказочных законов, рано или поздно его отнимут и у меня.
— То есть в чем твой счастливый финал, конец твоей сказки ты уже понял? И в чем же?
— Ты еще спрашиваешь… Вот он.

— Я тоже из злодеев.— Твое злодейство в…

— Я тоже из злодеев.
— Твое злодейство в прошлом.
— Как и Реджины. Но где оно, ее счастье? Если исходить из сказочных законов, рано или поздно его отнимут и у меня.
— То есть в чем твой счастливый финал, конец твоей сказки ты уже понял? И в чем же?
— Ты еще спрашиваешь… Вот он.

— Почему злодеи всегда поселяются в самых жутких местах?
— Потому что больные…

— Почему злодеи всегда поселяются в самых жутких…

— Почему злодеи всегда поселяются в самых жутких местах?
— Потому что больные…

Злодеи терпят презрение, но не насмешки.

Злодеи терпят презрение, но не насмешки.

Злодеи терпят презрение, но не насмешки.

— … Может, мы были бы счастливы до бесконечности.
— Такой сказки в жизни не бывает. Ее рассказывают, чтобы уложить детей. Каждый становится либо героем своей сказки, либо злодеем.
— А я кто? Мне нужно сделать выбор?
— Проживешь. И конец своей истории узнаешь в конце.

— … Может, мы были бы счастливы до…

— … Может, мы были бы счастливы до бесконечности.
— Такой сказки в жизни не бывает. Ее рассказывают, чтобы уложить детей. Каждый становится либо героем своей сказки, либо злодеем.
— А я кто? Мне нужно сделать выбор?
— Проживешь. И конец своей истории узнаешь в конце.

Я простой римлянин, пытаюсь пробиться через прихоти богов, политиков, злодеев, хотя их часто не отличить друг от друга. Но ты, ты самое опасное животное — зверь, рожденный сердцем.

Я простой римлянин, пытаюсь пробиться через прихоти богов,…

Я простой римлянин, пытаюсь пробиться через прихоти богов, политиков, злодеев, хотя их часто не отличить друг от друга. Но ты, ты самое опасное животное — зверь, рожденный сердцем.