Ведь путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Жаль, что это и есть самый длинный путь.

Ведь путь к сердцу мужчины лежит через желудок.…

Ведь путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Жаль, что это и есть самый длинный путь.

Чрево — самый неверный в договорах союзник. Это — ничего не сберегающая кладовая. Если многое в него вложено, то вред в себе удерживает, а вложенного не сохраняет.

Чрево — самый неверный в договорах союзник. Это…

Чрево — самый неверный в договорах союзник. Это — ничего не сберегающая кладовая. Если многое в него вложено, то вред в себе удерживает, а вложенного не сохраняет.

Презираю тех, чьи мозги не могут наполнить желудка.

Презираю тех, чьи мозги не могут наполнить желудка.

Презираю тех, чьи мозги не могут наполнить желудка.

Когда затягиваешь пояс, желудок становится ближе к сердцу.

Когда затягиваешь пояс, желудок становится ближе к сердцу.

Когда затягиваешь пояс, желудок становится ближе к сердцу.

Идеи зарождаются в умах, а как их воплотить диктуется желудком.

Идеи зарождаются в умах, а как их воплотить…

Идеи зарождаются в умах, а как их воплотить диктуется желудком.

Никогда не принимай решения на голодный желудок!

Никогда не принимай решения на голодный желудок!

Никогда не принимай решения на голодный желудок!

Если путь к сердцу мужчины пролегает через два органа, один из которых – желудок, то к сердцу или, по крайней мере, телу женщины – нередко через хорошую жилплощадь в Москве.

Если путь к сердцу мужчины пролегает через два…

Если путь к сердцу мужчины пролегает через два органа, один из которых – желудок, то к сердцу или, по крайней мере, телу женщины – нередко через хорошую жилплощадь в Москве.

Сознание потихоньку отошло от шока, желудок возмущенно заявил, что хочет не просто есть, а жрать, и в больших количествах – средних размеров слон как раз подойдет, лучше два, – и питаться воздухом не намерен.

Сознание потихоньку отошло от шока, желудок возмущенно заявил,…

Сознание потихоньку отошло от шока, желудок возмущенно заявил, что хочет не просто есть, а жрать, и в больших количествах – средних размеров слон как раз подойдет, лучше два, – и питаться воздухом не намерен.

Времени свойственно оттачивать вкусы. Так же как и желудку…

Времени свойственно оттачивать вкусы. Так же как и…

Времени свойственно оттачивать вкусы. Так же как и желудку…

… Силы интеллекта находятся в тонкой связи с возможностями желудка.

… Силы интеллекта находятся в тонкой связи с…

… Силы интеллекта находятся в тонкой связи с возможностями желудка.

Именно голодный желудок порождает все неизлечимые болезни.

Именно голодный желудок порождает все неизлечимые болезни.

Именно голодный желудок порождает все неизлечимые болезни.

Жизнь дает мне пищу для размышлений, но переварить ее мои мозги не в силах. Или это должен делать желудок?

Жизнь дает мне пищу для размышлений, но переварить…

Жизнь дает мне пищу для размышлений, но переварить ее мои мозги не в силах. Или это должен делать желудок?

— Не грустите, товарищ, — молвил поэт, когда незнакомец удивленно на них глянул. — Это с каждым может случиться.
— Правда, что с каждым, — ответил тот, скривившись.
— Ещё напишете что-то… — сказал Степан.
— Должность ещё себе найдете… — сказал поэт.
— Да у меня… своё дело… — через силу вымолвил тот. — на Васильковской… ох!
И снова хмуро склонил голову на руки.
— Так чего же вы грустите?! — воскликнул Степан.
— Будешь грустить, когда так за живот взяло! Проклятый паштет… Свежий называется!
На улице поэт сказал Степану:
— Ошибка всегда возможна, и странно только то, что желудочная боль так напоминает душевную.

— Не грустите, товарищ, — молвил поэт, когда…

— Не грустите, товарищ, — молвил поэт, когда незнакомец удивленно на них глянул. — Это с каждым может случиться.
— Правда, что с каждым, — ответил тот, скривившись.
— Ещё напишете что-то… — сказал Степан.
— Должность ещё себе найдете… — сказал поэт.
— Да у меня… своё дело… — через силу вымолвил тот. — на Васильковской… ох!
И снова хмуро склонил голову на руки.
— Так чего же вы грустите?! — воскликнул Степан.
— Будешь грустить, когда так за живот взяло! Проклятый паштет… Свежий называется!
На улице поэт сказал Степану:
— Ошибка всегда возможна, и странно только то, что желудочная боль так напоминает душевную.

Пустой желудок, как минимум, гарантирует отсутствие несварения.

Пустой желудок, как минимум, гарантирует отсутствие несварения.

Пустой желудок, как минимум, гарантирует отсутствие несварения.

Когда-то людьми руководило благоговение. Затем страх. Сегодня людьми руководит их желудок. Раньше люди были скованы по рукам и ногам цепями. Сегодня они опутаны прямой кишкой.

Когда-то людьми руководило благоговение. Затем страх. Сегодня людьми…

Когда-то людьми руководило благоговение. Затем страх. Сегодня людьми руководит их желудок. Раньше люди были скованы по рукам и ногам цепями. Сегодня они опутаны прямой кишкой.