— Это не мой стиль – напрашиваться в незнакомое общество.
— Спросим его: почему? Почему умный и образованный человек не хочет напрашиваться в незнакомое общество?
— Я… Я лишен свойственного кое-кому таланта легко общаться с незнакомыми людьми.
— Я не играю на этом инструменте так, как хотела бы, но мне всегда казалось, что это моя вина. Потому что я уделяла мало внимания обучению.
— Это вполне справедливо. Вы иррационально распределяли свое время. А те, кто имеют честь слушать вашу игру, не думают про ошибки. Мы с вами не играем для посторонних.

— Это не мой стиль – напрашиваться в…

— Это не мой стиль – напрашиваться в незнакомое общество.
— Спросим его: почему? Почему умный и образованный человек не хочет напрашиваться в незнакомое общество?
— Я… Я лишен свойственного кое-кому таланта легко общаться с незнакомыми людьми.
— Я не играю на этом инструменте так, как хотела бы, но мне всегда казалось, что это моя вина. Потому что я уделяла мало внимания обучению.
— Это вполне справедливо. Вы иррационально распределяли свое время. А те, кто имеют честь слушать вашу игру, не думают про ошибки. Мы с вами не играем для посторонних.

— Ты арестовал меня, чтобы Возняк подкинул улику? Я могла сделать это и сама, не ссорясь с ним!
— Харли, понадобься мне просто продажный коп, я бы нанизал пончик на крючок. А мне нужен человек со связями.

— Ты арестовал меня, чтобы Возняк подкинул улику?…

— Ты арестовал меня, чтобы Возняк подкинул улику? Я могла сделать это и сама, не ссорясь с ним!
— Харли, понадобься мне просто продажный коп, я бы нанизал пончик на крючок. А мне нужен человек со связями.

Сейчас учёные занимаются разработкой карты человеческого мозга. Возможно, это будет самая подробная карта из когда-либо созданных. Миллионы нейронов образуют триллионы соединений. На первый взгляд они кажутся совершенно случайными, но в них нет ничего случайного. Все они соединяются по особой схеме, выполняя свою функцию. Эти связи определяют нас: что мы любим, что ненавидим, что говорим, что делаем. Мы только начали изучать пределы возможностей мозга, как далеко они распространяются, как глубоко идут. Но мы знаем, что каждая связь имеет значение. Каждое соединение важно. Если одно из них разорвано, значит нанесено какое-то повреждение. Система связей заставляет нас действовать, выбирать и совершать поступки. Иногда вроде бы против нашей воли, но это совсем не случайность. Это карта нас самих. Мы все пытаемся понять самих себя. Собираем головоломку, тогда все соединения работают, когда все кусочки собраны.

Сейчас учёные занимаются разработкой карты человеческого мозга. Возможно,…

Сейчас учёные занимаются разработкой карты человеческого мозга. Возможно, это будет самая подробная карта из когда-либо созданных. Миллионы нейронов образуют триллионы соединений. На первый взгляд они кажутся совершенно случайными, но в них нет ничего случайного. Все они соединяются по особой схеме, выполняя свою функцию. Эти связи определяют нас: что мы любим, что ненавидим, что говорим, что делаем. Мы только начали изучать пределы возможностей мозга, как далеко они распространяются, как глубоко идут. Но мы знаем, что каждая связь имеет значение. Каждое соединение важно. Если одно из них разорвано, значит нанесено какое-то повреждение. Система связей заставляет нас действовать, выбирать и совершать поступки. Иногда вроде бы против нашей воли, но это совсем не случайность. Это карта нас самих. Мы все пытаемся понять самих себя. Собираем головоломку, тогда все соединения работают, когда все кусочки собраны.

Чем больше у вас будет связей, тем легче вас будет сломать.

Чем больше у вас будет связей, тем легче…

Чем больше у вас будет связей, тем легче вас будет сломать.

— И кто все эти люди?
— Конгрессмены, дипломаты, главы штабов и корпораций — практически все и вся и это делает тебя уже кем-то.
— Ох, какая честь. И это все часть вашего плана?
— Я пришел сюда наладить кое-какие связи. Ты здесь ради бесплатной еды — наслаждайся.
— Супер, я навещу председателей комитетов штабов.
— Постарайся не пролить вино на тайны национальной безопасности.

— И кто все эти люди?— Конгрессмены, дипломаты,…

— И кто все эти люди?
— Конгрессмены, дипломаты, главы штабов и корпораций — практически все и вся и это делает тебя уже кем-то.
— Ох, какая честь. И это все часть вашего плана?
— Я пришел сюда наладить кое-какие связи. Ты здесь ради бесплатной еды — наслаждайся.
— Супер, я навещу председателей комитетов штабов.
— Постарайся не пролить вино на тайны национальной безопасности.

— Вы кого-нибудь знаете, Лора, кто может помочь в трудоустройстве? Есть связи?
— Не знаю, наверное, нет…
— Просто так всё устроено. Люди нанимают на работу тех, кого знают. Это не плохо. Просто так и есть.

— Вы кого-нибудь знаете, Лора, кто может помочь…

— Вы кого-нибудь знаете, Лора, кто может помочь в трудоустройстве? Есть связи?
— Не знаю, наверное, нет…
— Просто так всё устроено. Люди нанимают на работу тех, кого знают. Это не плохо. Просто так и есть.

— А нельзя отложить телефоны и общаться как нормальные люди?
— Можно. Но благодаря Стиву Джобсу не нужно.

— А нельзя отложить телефоны и общаться как…

— А нельзя отложить телефоны и общаться как нормальные люди?
— Можно. Но благодаря Стиву Джобсу не нужно.

Нам следует поддерживать малый и средний бизнес для укрепления связей с мультинациональными корпорациями в таких странах, как Япония и Германия. Мы должны стать их партнерами, чтобы они могли получить современные технологии и налаженное производство, а наши предприятия малого и среднего бизнеса росли бы за счет своих собственных ресурсов. Они сумеют вырасти до крупных корпораций только в том случае, если их руководство проявит хватку и предприимчивость. Правительственная поддержка способна им помочь, но она не станет решающим фактором, благодаря которому малый бизнес превратится в крупный или преуспевающий.

Нам следует поддерживать малый и средний бизнес для…

Нам следует поддерживать малый и средний бизнес для укрепления связей с мультинациональными корпорациями в таких странах, как Япония и Германия. Мы должны стать их партнерами, чтобы они могли получить современные технологии и налаженное производство, а наши предприятия малого и среднего бизнеса росли бы за счет своих собственных ресурсов. Они сумеют вырасти до крупных корпораций только в том случае, если их руководство проявит хватку и предприимчивость. Правительственная поддержка способна им помочь, но она не станет решающим фактором, благодаря которому малый бизнес превратится в крупный или преуспевающий.

Когда португальцы, голландцы, британцы и французы явились в Юго-Восточную Азию, они разделили ее между собой подобно тому, как современные гангстеры делят города на сферы влияния. Они не только перекроили географию, но и исказили ход истории. В эру колониализма связи между Джакартой и Амстердамом или между Сингапуром и Лондоном были более тесными, чем между Джакартой и Сингапуром. Таковы абсурдные последствия колониального владычества европейцев.

Когда португальцы, голландцы, британцы и французы явились в…

Когда португальцы, голландцы, британцы и французы явились в Юго-Восточную Азию, они разделили ее между собой подобно тому, как современные гангстеры делят города на сферы влияния. Они не только перекроили географию, но и исказили ход истории. В эру колониализма связи между Джакартой и Амстердамом или между Сингапуром и Лондоном были более тесными, чем между Джакартой и Сингапуром. Таковы абсурдные последствия колониального владычества европейцев.

Статусность распределения видна на примере распределения книжной продукции, когда делом чести успешного социалистического труженика было создание библиотеки из дефицитных изданий. Административный рынок перераспределения книг, складывавшийся вокруг директоров книжных баз и магазинов, был не менее значим, чем такой же рынок вокруг мясных магазинов и колхозных рынков.

Статусность распределения видна на примере распределения книжной продукции,…

Статусность распределения видна на примере распределения книжной продукции, когда делом чести успешного социалистического труженика было создание библиотеки из дефицитных изданий. Административный рынок перераспределения книг, складывавшийся вокруг директоров книжных баз и магазинов, был не менее значим, чем такой же рынок вокруг мясных магазинов и колхозных рынков.

Быстрейший способ завязать хорошие связи — создать впечатление, что они у тебя уже есть.

Быстрейший способ завязать хорошие связи — создать впечатление,…

Быстрейший способ завязать хорошие связи — создать впечатление, что они у тебя уже есть.

Связи — это инженерные добавки при сборке распавшегося целого.

Связи — это инженерные добавки при сборке распавшегося…

Связи — это инженерные добавки при сборке распавшегося целого.

Лучший способ наработать много хороших связей — быть полезным.

Лучший способ наработать много хороших связей — быть…

Лучший способ наработать много хороших связей — быть полезным.

Отказ от собственного «я», прошлого и связей – настоящий подвиг.

Отказ от собственного «я», прошлого и связей –…

Отказ от собственного «я», прошлого и связей – настоящий подвиг.

Иногда нужно разрушать старые связи, чтобы заводить новые.

Иногда нужно разрушать старые связи, чтобы заводить новые.

Иногда нужно разрушать старые связи, чтобы заводить новые.

— Иди сюда, Энн, мы не должны опоздать. Не забывай, мы получили приглашение от леди Далримпл.
— Сожалею, но я уже договорилась провести вечер со школьной подругой.
— Не с этой скучной старой вдовой, которая живёт в Вестгейт?
— Миссис Смит. Да. Вестгейт. Простите меня.
— А кто такая, прости, миссис Смит? Одна из 5 тысяч Смитов, с которыми можно везде встретиться? Помяни моё слово, мисс Энн Элиот, у тебя очень нестандартный вкус. Поставить такого человека выше родственников, которые принадлежат к высшему английскому и ирландскому дворянству. Миссис Смит!
— Возможно, она не единственная бедная вдова в Бате с маленьким доходом и с простой фамилией. Хорошего вечера.

— Иди сюда, Энн, мы не должны опоздать.…

— Иди сюда, Энн, мы не должны опоздать. Не забывай, мы получили приглашение от леди Далримпл.
— Сожалею, но я уже договорилась провести вечер со школьной подругой.
— Не с этой скучной старой вдовой, которая живёт в Вестгейт?
— Миссис Смит. Да. Вестгейт. Простите меня.
— А кто такая, прости, миссис Смит? Одна из 5 тысяч Смитов, с которыми можно везде встретиться? Помяни моё слово, мисс Энн Элиот, у тебя очень нестандартный вкус. Поставить такого человека выше родственников, которые принадлежат к высшему английскому и ирландскому дворянству. Миссис Смит!
— Возможно, она не единственная бедная вдова в Бате с маленьким доходом и с простой фамилией. Хорошего вечера.

Когда-нибудь спросят: «А что вы, собственно, можете предъявить»? И никакие связи не помогут сделать ножку — маленькой, душу — большой, и сердце — справедливым.

Когда-нибудь спросят: «А что вы, собственно, можете предъявить»?…

Когда-нибудь спросят: «А что вы, собственно, можете предъявить»? И никакие связи не помогут сделать ножку — маленькой, душу — большой, и сердце — справедливым.