Самое главное — это аромат кухни. Это как шарм для женщины.

Самое главное — это аромат кухни. Это как…

Самое главное — это аромат кухни. Это как шарм для женщины.

— Да Барнаул есть, бензина нету.
— Я вам что, Лукойл или Сибнефть какая нибудь, не дай Бог? Им мозги компостируйте. Мы вас русскими словами спрашиваем: почему опоздали?
— «Бензина нету»… По умнее ничего придумать не могли? В России нет бензина, ха-ха-ха-ха-ха, это всё равно, что в Колумбии нет марихуаны…

— Да Барнаул есть, бензина нету.— Я вам…

— Да Барнаул есть, бензина нету.
— Я вам что, Лукойл или Сибнефть какая нибудь, не дай Бог? Им мозги компостируйте. Мы вас русскими словами спрашиваем: почему опоздали?
— «Бензина нету»… По умнее ничего придумать не могли? В России нет бензина, ха-ха-ха-ха-ха, это всё равно, что в Колумбии нет марихуаны…

Он дымил и пыхтел, как Кев в пятницу вечером, если не выпьет банку пива.

Он дымил и пыхтел, как Кев в пятницу…

Он дымил и пыхтел, как Кев в пятницу вечером, если не выпьет банку пива.

Талант — как прыщ, вскакивает у кого хочешь.

Талант — как прыщ, вскакивает у кого хочешь.

Талант — как прыщ, вскакивает у кого хочешь.

Не открывайте свой потенциал, не открывайте эту дверь! Внутри вы обнаружите старую кошку с диареей, сидящую на матрасе с торчащими пружинами, с выпученными глазами, мяукающую на вас. И курящую, скорее всего.

Не открывайте свой потенциал, не открывайте эту дверь!…

Не открывайте свой потенциал, не открывайте эту дверь! Внутри вы обнаружите старую кошку с диареей, сидящую на матрасе с торчащими пружинами, с выпученными глазами, мяукающую на вас. И курящую, скорее всего.

Еще одна проблема, это наша любимая — коррупция. Политики даже любят называть ее болезнью. Тут я не совсем согласен, просто те, кто, собственно, болен, они чувствуют себя лучше, чем здоровые. Уж сколько мы с этой коррупцией не боремся, сколько не искореняем, она все крепче и крепче. Меня повеселило то, что наше руководство уговорило Европу выделить нам на борьбу с коррупцией деньги. Деньги на борьбу с коррупцией! Это вот, как если бы муж сказал жене: «Дорогая, я бросаю пить, но для этого мне нужна бутылка водки». И она верит, говорит: «Конечно, на. Но смотри, если выпьешь — больше не дам». А ему щас больше и не надо. Ему нормально. Ну в смысле, нам. Ну, в смысле, даже им. Тем, кто заболел.

Еще одна проблема, это наша любимая — коррупция.…

Еще одна проблема, это наша любимая — коррупция. Политики даже любят называть ее болезнью. Тут я не совсем согласен, просто те, кто, собственно, болен, они чувствуют себя лучше, чем здоровые. Уж сколько мы с этой коррупцией не боремся, сколько не искореняем, она все крепче и крепче. Меня повеселило то, что наше руководство уговорило Европу выделить нам на борьбу с коррупцией деньги. Деньги на борьбу с коррупцией! Это вот, как если бы муж сказал жене: «Дорогая, я бросаю пить, но для этого мне нужна бутылка водки». И она верит, говорит: «Конечно, на. Но смотри, если выпьешь — больше не дам». А ему щас больше и не надо. Ему нормально. Ну в смысле, нам. Ну, в смысле, даже им. Тем, кто заболел.

Уже на уроках этой самой коррупции объяснять, почему у нас так, а не иначе, почему у нас одним все, а другим ничего, почему у нас судьи и прокуроры такие какие-то особенные. Все очень просто, дети, надо читать параграф №4: «потому, что все наши судьи и прокуроры — это необычные люди. Это потомки дворян. Поэтому, все они живут в замках, охотятся в заповедных лесах и едят из золотой посуды». Ну реально, чем наши судьи и прокуроры отличаются от средневековой знати? Должность передается по наследству, женят детей они только на таких же как они. Естественно, что в таких династических браках, потомство получается не всегда полноценным… Ну ничего страшного, есть же районные суды, там тоже кто-то должен работать! Весь мир давно перешел на фотографии, а нашим судьям и прокурорам на дни рождения до сих пор пишут портреты. Как в четырнадцатом веке! Это ж все правда и нас с вами эта правда раздражает. А вот если детям преподнести ту же самую правду в интересной форме, добавить романтики, написать книгу, не знаю там, про прокуроров круглого стола, дети совсем по-другому будут относиться и к вашим замкам, и к вашим портретам в золотых рамах. Я вот советую властям все-таки взять это на заметку. Ну не меня, а вот собственно мою идею. Просто, раз вы сами не хотите меняться, воспитайте поколение людей, которые будут любить вас такими, какие вы есть, будут уважать, восхищаться и самое главное — не задавать лишних вопросов. Займитесь молодыми, просто нас-то уже походу не переучишь…

Уже на уроках этой самой коррупции объяснять, почему…

Уже на уроках этой самой коррупции объяснять, почему у нас так, а не иначе, почему у нас одним все, а другим ничего, почему у нас судьи и прокуроры такие какие-то особенные. Все очень просто, дети, надо читать параграф №4: «потому, что все наши судьи и прокуроры — это необычные люди. Это потомки дворян. Поэтому, все они живут в замках, охотятся в заповедных лесах и едят из золотой посуды». Ну реально, чем наши судьи и прокуроры отличаются от средневековой знати? Должность передается по наследству, женят детей они только на таких же как они. Естественно, что в таких династических браках, потомство получается не всегда полноценным… Ну ничего страшного, есть же районные суды, там тоже кто-то должен работать! Весь мир давно перешел на фотографии, а нашим судьям и прокурорам на дни рождения до сих пор пишут портреты. Как в четырнадцатом веке! Это ж все правда и нас с вами эта правда раздражает. А вот если детям преподнести ту же самую правду в интересной форме, добавить романтики, написать книгу, не знаю там, про прокуроров круглого стола, дети совсем по-другому будут относиться и к вашим замкам, и к вашим портретам в золотых рамах. Я вот советую властям все-таки взять это на заметку. Ну не меня, а вот собственно мою идею. Просто, раз вы сами не хотите меняться, воспитайте поколение людей, которые будут любить вас такими, какие вы есть, будут уважать, восхищаться и самое главное — не задавать лишних вопросов. Займитесь молодыми, просто нас-то уже походу не переучишь…

Мужчины похожи на намордники — не дают и рта раскрыть. Женщины похожи на паззлы, потому что ни те, ни те до 20-х годов не могли голосовать, а паззлы и сейчас не могут.

Мужчины похожи на намордники — не дают и…

Мужчины похожи на намордники — не дают и рта раскрыть. Женщины похожи на паззлы, потому что ни те, ни те до 20-х годов не могли голосовать, а паззлы и сейчас не могут.

США похож на кашалота,
Тучный, жирный, всё за всех решил…
И на мненье остального мира,
Так сказать, Флориду положил!

США похож на кашалота,Тучный, жирный, всё за всех…

США похож на кашалота,
Тучный, жирный, всё за всех решил…
И на мненье остального мира,
Так сказать, Флориду положил!

Диета — это как родео: не удержишься, разнесёт к чёртовой матери!

Диета — это как родео: не удержишься, разнесёт…

Диета — это как родео: не удержишься, разнесёт к чёртовой матери!

Политика — это как матрёшка. Маленькие деревянные куклы в больших куклах. Это политическая система.

Политика — это как матрёшка. Маленькие деревянные куклы…

Политика — это как матрёшка. Маленькие деревянные куклы в больших куклах. Это политическая система.

Для меня депрессия всегда была как вирус, который атакует мозг негативными мыслями. Иметь депрессию — это как носить жилет с утяжелением.

Для меня депрессия всегда была как вирус, который…

Для меня депрессия всегда была как вирус, который атакует мозг негативными мыслями. Иметь депрессию — это как носить жилет с утяжелением.

Я не знал, что такое аппендикс. Врач сказал мне, что даже учёные не знают, для чего нужен аппендикс. Даже учёные на знают, зачем он нужен! Я услышал и ответил: «Боже, аппендикс как Кардашьян». Задумайтесь — это тайна для всех. Но у некоторых из нас вызывает невыносимую боль.

Я не знал, что такое аппендикс. Врач сказал…

Я не знал, что такое аппендикс. Врач сказал мне, что даже учёные не знают, для чего нужен аппендикс. Даже учёные на знают, зачем он нужен! Я услышал и ответил: «Боже, аппендикс как Кардашьян». Задумайтесь — это тайна для всех. Но у некоторых из нас вызывает невыносимую боль.

Для многих родителей ребёнок — это как гаджет, на котором не реализуются. И особенно этим, конечно, грешат некоторые мамки. Некоторые мамаши пользуются своим ребёнком как бухой депутат корочкой. Видели таких кричащих: «Разошлись все в сторону! Работает мать!»

Для многих родителей ребёнок — это как гаджет,…

Для многих родителей ребёнок — это как гаджет, на котором не реализуются. И особенно этим, конечно, грешат некоторые мамки. Некоторые мамаши пользуются своим ребёнком как бухой депутат корочкой. Видели таких кричащих: «Разошлись все в сторону! Работает мать!»

Я напоминаю себе курицу, которая хлопает крыльями, предупреждая об опасности, но её никто не слышит.

Я напоминаю себе курицу, которая хлопает крыльями, предупреждая…

Я напоминаю себе курицу, которая хлопает крыльями, предупреждая об опасности, но её никто не слышит.

— Если сравнивать с животными, на кого больше всего похожи российские политики и российский истеблишмент? По поведению, по поведенческим стереотипам?
— Когда были депутаты и Верховный совет это точно напоминало какую-то колонию грызунов, где шумят, выскакивают из норок. Хотя в колонии грызунов больше порядка, мне кажется.

— Если сравнивать с животными, на кого больше…

— Если сравнивать с животными, на кого больше всего похожи российские политики и российский истеблишмент? По поведению, по поведенческим стереотипам?
— Когда были депутаты и Верховный совет это точно напоминало какую-то колонию грызунов, где шумят, выскакивают из норок. Хотя в колонии грызунов больше порядка, мне кажется.

Секс после тридцати похож на «Биг Тейсти». Бывало такое, что подъезжаешь к «Макдональдсу» и думаешь: «Я очень голоден! Я сейчас съем пять «Биг Тейсти!» Съедаешь один и такой: «Бл-и-и-н. Ни за какие бабки я не съем второй! Какой второй? Я когда съел две три первого, думал, треть на завтра отложить».
Знаете, девушки, почему мужики за тридцать считаются самыми крутыми любовниками? Потому что мы максимально вкладываемся в первый раз, чтобы, не дай бог, не было второго!

Секс после тридцати похож на «Биг Тейсти». Бывало…

Секс после тридцати похож на «Биг Тейсти». Бывало такое, что подъезжаешь к «Макдональдсу» и думаешь: «Я очень голоден! Я сейчас съем пять «Биг Тейсти!» Съедаешь один и такой: «Бл-и-и-н. Ни за какие бабки я не съем второй! Какой второй? Я когда съел две три первого, думал, треть на завтра отложить».
Знаете, девушки, почему мужики за тридцать считаются самыми крутыми любовниками? Потому что мы максимально вкладываемся в первый раз, чтобы, не дай бог, не было второго!

После развода я не могу извлечь пользу из одиночества, потому что я не ожидал, что буду один. Я не подготовлен. Я не сохранял всё это [физическую форму] в товарном виде. Я не думал, что оно мне ещё пригодится в этом смысле. Я считал, что буду присовывать одной и той же раз в три месяца, пока кто-то из нас не умрёт. Такой, как я думал, и была суть применения этого. Я не думал, что мне придётся соблазнять кого-то с нуля. Всё равно что держать «Додж Дарт» 73-го года на заднем дворе. Он стоит, заросший травой, и у тебя нет планов починить эта машину. Её вообще не видно, когда смотришь в окно. А теперь выходит, что без неё тебе не попасть на работу.

После развода я не могу извлечь пользу из…

После развода я не могу извлечь пользу из одиночества, потому что я не ожидал, что буду один. Я не подготовлен. Я не сохранял всё это [физическую форму] в товарном виде. Я не думал, что оно мне ещё пригодится в этом смысле. Я считал, что буду присовывать одной и той же раз в три месяца, пока кто-то из нас не умрёт. Такой, как я думал, и была суть применения этого. Я не думал, что мне придётся соблазнять кого-то с нуля. Всё равно что держать «Додж Дарт» 73-го года на заднем дворе. Он стоит, заросший травой, и у тебя нет планов починить эта машину. Её вообще не видно, когда смотришь в окно. А теперь выходит, что без неё тебе не попасть на работу.

Сегодня мы говорим об экологии, как о воздухе, земле, траве и животных. Но если признать, что мы не только биологические системы, физиологические и социальные, мы ещё и духовные системы. Где-то есть ниша экологическая — наша духовность. И вот эта экологическая ниша в человечестве, духовность, — это ребёнок. Это та чистая вода, которую потом будет пить человечество. Это та грязная вода, которую потом будет пить человечество.

Сегодня мы говорим об экологии, как о воздухе,…

Сегодня мы говорим об экологии, как о воздухе, земле, траве и животных. Но если признать, что мы не только биологические системы, физиологические и социальные, мы ещё и духовные системы. Где-то есть ниша экологическая — наша духовность. И вот эта экологическая ниша в человечестве, духовность, — это ребёнок. Это та чистая вода, которую потом будет пить человечество. Это та грязная вода, которую потом будет пить человечество.

Сатира — это горький кофе, который выливаясь, растекается по всему блюдцу. И было бы странно, если бы жидкость заполняла лишь его часть.

Сатира — это горький кофе, который выливаясь, растекается…

Сатира — это горький кофе, который выливаясь, растекается по всему блюдцу. И было бы странно, если бы жидкость заполняла лишь его часть.