— Чем занимаешься? Смотришь телевизор? В телефоне зависаешь?
— Ты серьёзно спрашиваешь?
— Пытаюсь начать беседу.
— Да? И как же это поможет начать со мной беседу? Я могу ничего не говорить, общаться с сарказмом или рявкать «да» как дрессированное животное. Это не беседа! Ты держишь меня в словесном плену!

— Чем занимаешься? Смотришь телевизор? В телефоне зависаешь?—…

— Чем занимаешься? Смотришь телевизор? В телефоне зависаешь?
— Ты серьёзно спрашиваешь?
— Пытаюсь начать беседу.
— Да? И как же это поможет начать со мной беседу? Я могу ничего не говорить, общаться с сарказмом или рявкать «да» как дрессированное животное. Это не беседа! Ты держишь меня в словесном плену!

Интересный разговор, вот… Правда, бессмысленный абсолютно.

Интересный разговор, вот… Правда, бессмысленный абсолютно.

Интересный разговор, вот… Правда, бессмысленный абсолютно.

… Я помню беседы, помню времена, когда они случались. Предложения. Люди ими изъяснялись. Люди говорили нечто вроде: «Я очень нервничала перед встречей с ним, но когда пришла, он меня быстро успокоил, и мы мило провели вечер». Это примерно десять лет назад. Не сто! В конце концов люди совсем откажутся от слов. Просто станут показывать языки, на которых будут картинки наподобие тех, что есть сейчас в мобильных.

… Я помню беседы, помню времена, когда они…

… Я помню беседы, помню времена, когда они случались. Предложения. Люди ими изъяснялись. Люди говорили нечто вроде: «Я очень нервничала перед встречей с ним, но когда пришла, он меня быстро успокоил, и мы мило провели вечер». Это примерно десять лет назад. Не сто! В конце концов люди совсем откажутся от слов. Просто станут показывать языки, на которых будут картинки наподобие тех, что есть сейчас в мобильных.

Лучший способ начать разговор в баре:
— Это пистолет у тебя в кармане или твой пенис в форме пистолета?

Лучший способ начать разговор в баре:— Это пистолет…

Лучший способ начать разговор в баре:
— Это пистолет у тебя в кармане или твой пенис в форме пистолета?

— Думаете ли вы, что британцы судят других по акценту?
— Я сужу людей задолго до того, как они открывают свой рот.

— Думаете ли вы, что британцы судят других…

— Думаете ли вы, что британцы судят других по акценту?
— Я сужу людей задолго до того, как они открывают свой рот.

Один говорил: Нам свобода — награда:
Мы поезд, куда надо ведем.
Другой говорил: Задаваться не надо.
Как сядем в него, так и сойдем.

А первый кричал: Нам открыта дорога
На много, на много лет.
Второй отвечал: Не так уж и много —
Все дело в цене на билет.

Один говорил: Нам свобода — награда:Мы поезд, куда…

Один говорил: Нам свобода — награда:
Мы поезд, куда надо ведем.
Другой говорил: Задаваться не надо.
Как сядем в него, так и сойдем.

А первый кричал: Нам открыта дорога
На много, на много лет.
Второй отвечал: Не так уж и много —
Все дело в цене на билет.

Siempre supe que es mejor
Cuando hay que hablar de dos
Empezar por uno mismo.

Всегда знала, что лучше,
Когда надо говорить о двоих,
Начинать с каждого лично.

Siempre supe que es mejorCuando hay que hablar…

Siempre supe que es mejor
Cuando hay que hablar de dos
Empezar por uno mismo.

Всегда знала, что лучше,
Когда надо говорить о двоих,
Начинать с каждого лично.

Но когда твой номер молчит,
Я беседую мысленно только с тобой,
И никто нас не разъединит.

Но когда твой номер молчит,Я беседую мысленно только…

Но когда твой номер молчит,
Я беседую мысленно только с тобой,
И никто нас не разъединит.

He will do one of two things
He will admit to everything
Or he’ll say he’s just not the same
And you’ll begin to wonder why you came

Он сделает шаг только в одну сторону:
Он всё признает
Или просто скажет, что вы не пара
И ты начнёшь думать, какого чёрта ты вообще всё это затеяла.

He will do one of two thingsHe will…

He will do one of two things
He will admit to everything
Or he’ll say he’s just not the same
And you’ll begin to wonder why you came

Он сделает шаг только в одну сторону:
Он всё признает
Или просто скажет, что вы не пара
И ты начнёшь думать, какого чёрта ты вообще всё это затеяла.

Вагонные споры — последнее дело,
Когда больше нечего пить.
Но поезд идёт, купе опустело
И тянет поговорить.
И двое сошлись
Не на страх, а на совесть,
Колёса прогнали сон.

И оба сошли где-то
Под Таганрогом
Среди бескрайних полей.
И каждый пошёл
Своею дорогой,
А поезд пошёл своей.

Вагонные споры — последнее дело,Когда больше нечего пить.Но…

Вагонные споры — последнее дело,
Когда больше нечего пить.
Но поезд идёт, купе опустело
И тянет поговорить.
И двое сошлись
Не на страх, а на совесть,
Колёса прогнали сон.

И оба сошли где-то
Под Таганрогом
Среди бескрайних полей.
И каждый пошёл
Своею дорогой,
А поезд пошёл своей.

Слухи, сплетни, глупости и бредни,
Пустоцвет мне, муки эти,
Ну же если, тут всё взвесить,
В глубине и капли нет правды,
Но обсуждается с азартом…

Слухи, сплетни, глупости и бредни,Пустоцвет мне, муки эти,Ну…

Слухи, сплетни, глупости и бредни,
Пустоцвет мне, муки эти,
Ну же если, тут всё взвесить,
В глубине и капли нет правды,
Но обсуждается с азартом…

Я не люблю, когда наполовину
Или когда прервали разговор.

Я не люблю, когда наполовинуИли когда прервали разговор.…

Я не люблю, когда наполовину
Или когда прервали разговор.

Здесь так мало тех, с кем легко говорить,
И еще меньше тех, с кем не страшно молчать.

Здесь так мало тех, с кем легко говорить,И…

Здесь так мало тех, с кем легко говорить,
И еще меньше тех, с кем не страшно молчать.

Поговори со мною, Ольга,
О том как дети растут
Скоро будет зима,
А ты останешься тут.
И на ёлках всё те же игрушки,
Что в прошлом году…

Поговори со мною, Ольга,О том как дети растутСкоро…

Поговори со мною, Ольга,
О том как дети растут
Скоро будет зима,
А ты останешься тут.
И на ёлках всё те же игрушки,
Что в прошлом году…

О любви иногда говорят громко шепотом,
О любви говорят иногда тихо в крик.

О любви иногда говорят громко шепотом,О любви говорят…

О любви иногда говорят громко шепотом,
О любви говорят иногда тихо в крик.

Кричать хочется многое,
Но нам давно уже не о чем говорить.
Мысли переполняют голову,
И просто хочется курить.

Кричать хочется многое,Но нам давно уже не о…

Кричать хочется многое,
Но нам давно уже не о чем говорить.
Мысли переполняют голову,
И просто хочется курить.

Начинается беседа
поднимается тема для обсуждения
в споре выявляются различия во мнениях
братья становятся врагами, плачет мама
семейный очаг тухнет от шума и гама
глаза наполняются гневом, слова злобой
чувство такое, как будто мы играем с бомбой
температура в атмосфере поднялась до предела
щас всё нах@й взорвется — война назрела

Начинается беседаподнимается тема для обсужденияв споре выявляются различия…

Начинается беседа
поднимается тема для обсуждения
в споре выявляются различия во мнениях
братья становятся врагами, плачет мама
семейный очаг тухнет от шума и гама
глаза наполняются гневом, слова злобой
чувство такое, как будто мы играем с бомбой
температура в атмосфере поднялась до предела
щас всё нах@й взорвется — война назрела

Но никому не рассказывай
Обо мне, и о нас с тобой.
Никому не показывай,
Где храним мы свою любовь.

Но никому не рассказывайОбо мне, и о нас…

Но никому не рассказывай
Обо мне, и о нас с тобой.
Никому не показывай,
Где храним мы свою любовь.

И в беседах с океаном, под дождем или под планом, мне откроются секреты,
Я пойму и стану легче,
И прозрачными руками обниму себя за плечи.

И в беседах с океаном, под дождем или…

И в беседах с океаном, под дождем или под планом, мне откроются секреты,
Я пойму и стану легче,
И прозрачными руками обниму себя за плечи.

— … Но мы всё преодолели, полагаясь на веру и надежду.
— Комитет обнадеженных тебе не приплачивает за рекламу надежды?

— … Но мы всё преодолели, полагаясь на…

— … Но мы всё преодолели, полагаясь на веру и надежду.
— Комитет обнадеженных тебе не приплачивает за рекламу надежды?