Les blessure qui ne se voient pas
Nous font du mal bien plus que toutes les autres
On les enferme au fond de soi
Mais est-ce que toute une vie on les supporte?

Невидимые раны
Причиняют нам боль большую, чем все остальное,
Мы запираем их в глубине души,
Но должны ли мы их терпеть всю жизнь?

Les blessure qui ne se voient pasNous font…

Les blessure qui ne se voient pas
Nous font du mal bien plus que toutes les autres
On les enferme au fond de soi
Mais est-ce que toute une vie on les supporte?

Невидимые раны
Причиняют нам боль большую, чем все остальное,
Мы запираем их в глубине души,
Но должны ли мы их терпеть всю жизнь?

kimi ga uso wo tsuite shimau no wa
sore ga dare mo kizutsukenai kara
onto no koto wa itsumo tsurakute

Причина твоих слёз была давно разрушена.
Но всё ещё страх, что тебе боль причинят, живёт.
А правда в том, что, поступая так, ты лишь сильней
Себе наносишь раны.

kimi ga uso wo tsuite shimau no wasore…

kimi ga uso wo tsuite shimau no wa
sore ga dare mo kizutsukenai kara
onto no koto wa itsumo tsurakute

Причина твоих слёз была давно разрушена.
Но всё ещё страх, что тебе боль причинят, живёт.
А правда в том, что, поступая так, ты лишь сильней
Себе наносишь раны.

Посмотри же, солдат, — это юность твоя,
У солдатской могилы стоят сыновья.
Так о чем же ты думаешь, старый солдат?
Или сердце болит, или раны горят…

Посмотри же, солдат, — это юность твоя,У солдатской…

Посмотри же, солдат, — это юность твоя,
У солдатской могилы стоят сыновья.
Так о чем же ты думаешь, старый солдат?
Или сердце болит, или раны горят…

Говорят, что не плачет солдат, солдат — он солдат,
И что старые раны к ненастью болят.
Но вчера было солнце и солнце с утра…
Что ж ты плачешь, солдат, у святого костра?

Говорят, что не плачет солдат, солдат — он…

Говорят, что не плачет солдат, солдат — он солдат,
И что старые раны к ненастью болят.
Но вчера было солнце и солнце с утра…
Что ж ты плачешь, солдат, у святого костра?

А бока мои грязны —
Таи, не таи,
Так любуйтесь на язвы
И раны мои!

А бока мои грязны —Таи, не таи,Так любуйтесь…

А бока мои грязны —
Таи, не таи,
Так любуйтесь на язвы
И раны мои!

Открытые двери в закрытое сердце,
Всё слишком красиво в нашей пьесе.
Финальная улыбка меня взбесит… Твоё молчание…
Бутылки, стаканы — зализываю раны.
Сегодня я снова буду пьяный,
Как будто бы всё по барабану,
Как будто бы ты со мною рядом.

Открытые двери в закрытое сердце,Всё слишком красиво в…

Открытые двери в закрытое сердце,
Всё слишком красиво в нашей пьесе.
Финальная улыбка меня взбесит… Твоё молчание…
Бутылки, стаканы — зализываю раны.
Сегодня я снова буду пьяный,
Как будто бы всё по барабану,
Как будто бы ты со мною рядом.

Время, время, так несправедливо
Лечит, лечит нам раны фальшиво.

Время, время, так несправедливоЛечит, лечит нам раны фальшиво.

Время, время, так несправедливо
Лечит, лечит нам раны фальшиво.

Well, I know the feeling,
Of finding yourself stuck out on the ledge,
And there ain’t no healing
From cutting yourself with the jagged edge.
I’m telling you that it’s never that bad
Take it from someone who’s been where you’re at,
Laid out on the floor,
And you’re not sure you can take this anymore.

Что ж, мне знакомо это чувство,
Когда оказываешься на краю обрыва,
Когда нет никакого исцеления
От ран, которые сам себе наносишь зазубренным острием.
Я говорю тебе, что никогда неплохо
Избавить от этого кого-то, кто оказался на твоем месте,
Раскинувшись на полу,
Тебе кажется, что ты больше этого не выдержишь.

Well, I know the feeling,Of finding yourself stuck…

Well, I know the feeling,
Of finding yourself stuck out on the ledge,
And there ain’t no healing
From cutting yourself with the jagged edge.
I’m telling you that it’s never that bad
Take it from someone who’s been where you’re at,
Laid out on the floor,
And you’re not sure you can take this anymore.

Что ж, мне знакомо это чувство,
Когда оказываешься на краю обрыва,
Когда нет никакого исцеления
От ран, которые сам себе наносишь зазубренным острием.
Я говорю тебе, что никогда неплохо
Избавить от этого кого-то, кто оказался на твоем месте,
Раскинувшись на полу,
Тебе кажется, что ты больше этого не выдержишь.

Ты плыл в небесах, но был спущен на землю,
И раненый в сердце мечтаешь стать целью,
Но эта уловка всем битым знакома —
В любви без страховки живут миллионы.

Ты плыл в небесах, но был спущен на…

Ты плыл в небесах, но был спущен на землю,
И раненый в сердце мечтаешь стать целью,
Но эта уловка всем битым знакома —
В любви без страховки живут миллионы.

As the seasons change — remember how I used to be?
Now I can’t go on — I can’t even start,
I’ve got nothing left — just an empty heart…
I’m a soldier — wounded so I must give up the fight,
There’s nothing more for me — lead me away…

Помнишь, каким я был раньше?
Теперь я не могу двигаться дальше, я не в силах даже начать,
Ничего не осталось, только пустое сердце…
Я солдат, раненый так, что мне придётся покинуть поле битвы,
Для меня больше ничего не осталось, проведите меня…

As the seasons change — remember how I…

As the seasons change — remember how I used to be?
Now I can’t go on — I can’t even start,
I’ve got nothing left — just an empty heart…
I’m a soldier — wounded so I must give up the fight,
There’s nothing more for me — lead me away…

Помнишь, каким я был раньше?
Теперь я не могу двигаться дальше, я не в силах даже начать,
Ничего не осталось, только пустое сердце…
Я солдат, раненый так, что мне придётся покинуть поле битвы,
Для меня больше ничего не осталось, проведите меня…

What about the bleeding Earth?
(What about us)?
Can’t we feel its wounds?
(What about us)?
What about nature’s worth?

Что же с истекающей кровью Землей?
(Что же с нами?)
Неужели мы не чувствуем её ран?
(Что же с нами?)
Что же со значением природы?

What about the bleeding Earth?(What about us)?Can’t we…

What about the bleeding Earth?
(What about us)?
Can’t we feel its wounds?
(What about us)?
What about nature’s worth?

Что же с истекающей кровью Землей?
(Что же с нами?)
Неужели мы не чувствуем её ран?
(Что же с нами?)
Что же со значением природы?

Though the sword was his protection
The wound itself would give him power
The power to remake himself
at the time of his darkest hour
She said the wound would give him courage and pain
The kind of pain that you can’t hide
From the wound a lovely flower grew
From somewhere deep inside

Он понял, что меч для его защиты,
А эта рана будет давать ему силы,
Силы открыть себя заново
В самые темные часы его жизни.
Она сказала, что рана даст ему мужество и боль,
Такую боль, спрятать которую нельзя.
Из раны рос прекрасный цветок,
Откуда-то из самой глубины…

Though the sword was his protectionThe wound itself…

Though the sword was his protection
The wound itself would give him power
The power to remake himself
at the time of his darkest hour
She said the wound would give him courage and pain
The kind of pain that you can’t hide
From the wound a lovely flower grew
From somewhere deep inside

Он понял, что меч для его защиты,
А эта рана будет давать ему силы,
Силы открыть себя заново
В самые темные часы его жизни.
Она сказала, что рана даст ему мужество и боль,
Такую боль, спрятать которую нельзя.
Из раны рос прекрасный цветок,
Откуда-то из самой глубины…

Раны
Поздно или рано
В памяти утонут –
Всё уйдёт, как в омут,
Ляжет серым камнем
Глубоко на дно…

РаныПоздно или раноВ памяти утонут –Всё уйдёт, как…

Раны
Поздно или рано
В памяти утонут –
Всё уйдёт, как в омут,
Ляжет серым камнем
Глубоко на дно…

Взгляни — стоп! Ты слышишь меня?!
Смотри — стоп! Это смотрит в глаза.
Тебе стоп!… Наивное беспечное детство
Далёкое забытое место,
Оно никогда не покинет тебя,
Оно чище, чем воздух снег и вода.
Оно никогда тебя от себя не отпустит,
С годами добавляя грусти,
Но детство не знает про первую любовь,
А первая любовь словно первая кровь.
Та, что часто ранит словами, но время лечит раны,
Только шрамы навсегда оставляет.
И детство не знает, что такое война,
А война — это слёзы кровь и беда,
И никто войны не хочет,
Но только пули в детей попадают.

Взгляни — стоп! Ты слышишь меня?!Смотри — стоп!…

Взгляни — стоп! Ты слышишь меня?!
Смотри — стоп! Это смотрит в глаза.
Тебе стоп!… Наивное беспечное детство
Далёкое забытое место,
Оно никогда не покинет тебя,
Оно чище, чем воздух снег и вода.
Оно никогда тебя от себя не отпустит,
С годами добавляя грусти,
Но детство не знает про первую любовь,
А первая любовь словно первая кровь.
Та, что часто ранит словами, но время лечит раны,
Только шрамы навсегда оставляет.
И детство не знает, что такое война,
А война — это слёзы кровь и беда,
И никто войны не хочет,
Но только пули в детей попадают.

How could you, how could you, how could you hate me?
When all I ever wanted to be was you?
How could you, how could you, how could you love me?
When all you ever gave me were open wounds?

Как ты можешь, как ты можешь, как ты можешь ненавидеть меня?
Когда всё, что я хотел – это была ты?
Как ты можешь, как ты можешь, как ты можешь любить меня?
Когда всё, что ты давала мне – это были открытые раны?

How could you, how could you, how could…

How could you, how could you, how could you hate me?
When all I ever wanted to be was you?
How could you, how could you, how could you love me?
When all you ever gave me were open wounds?

Как ты можешь, как ты можешь, как ты можешь ненавидеть меня?
Когда всё, что я хотел – это была ты?
Как ты можешь, как ты можешь, как ты можешь любить меня?
Когда всё, что ты давала мне – это были открытые раны?

Земля наверно раскололась, как ты говорила
И мы уже не вместе — в душе моей могила
От пролитых слёз внутри меня один вопрос:
Заживёт ли рана до конца —
Ты больше не моя…

Земля наверно раскололась, как ты говорилаИ мы уже…

Земля наверно раскололась, как ты говорила
И мы уже не вместе — в душе моей могила
От пролитых слёз внутри меня один вопрос:
Заживёт ли рана до конца —
Ты больше не моя…