— Выступают таланты села… как называется твоя деревня?
— Ливерпуль.
— Старичёк, времени нет, потом вместе посмеёмся. Серьёзно, как? Антоновка, Малиновка?
— Нет, правда Ливерпуль.
— Если не секрет, почему?
— Не секрет. Мы ливер делаем.
— Ага, и пули…
— И пули, и пули.

— Выступают таланты села… как называется твоя деревня?—…

— Выступают таланты села… как называется твоя деревня?
— Ливерпуль.
— Старичёк, времени нет, потом вместе посмеёмся. Серьёзно, как? Антоновка, Малиновка?
— Нет, правда Ливерпуль.
— Если не секрет, почему?
— Не секрет. Мы ливер делаем.
— Ага, и пули…
— И пули, и пули.

Пули летят, пули. Солдаты сидят в окопах.
Пули летят слишком быстро. Командир отдает приказанья.

Наш комбат начистил медали. Видно, хочет пойти в атаку.
Но он не пойдет первым. Прекрасно работает снайпер.

А пули летят, пули. Командир отдает приказания.
Солдаты сидят в окопах, потому что летят пули.

Пули летят, пули. Солдаты сидят в окопах.Пули летят…

Пули летят, пули. Солдаты сидят в окопах.
Пули летят слишком быстро. Командир отдает приказанья.

Наш комбат начистил медали. Видно, хочет пойти в атаку.
Но он не пойдет первым. Прекрасно работает снайпер.

А пули летят, пули. Командир отдает приказания.
Солдаты сидят в окопах, потому что летят пули.

Seconds from my heart
A bullet from the dark
Helpless, I surrender
Shackled by your love
Holding me like this
With poison on your lips
Only when it’s over
The silence hits so hard.

В секундах от моего сердца
Пуля, выпущенная из темноты,
Беспомощный, я сдаюсь,
Скованный твоей любовью,
Что-то держит меня вот так
С ядом на твоих губах.
Только тогда, когда все кончено,
Тишина становится невыносима.

Seconds from my heartA bullet from the darkHelpless,…

Seconds from my heart
A bullet from the dark
Helpless, I surrender
Shackled by your love
Holding me like this
With poison on your lips
Only when it’s over
The silence hits so hard.

В секундах от моего сердца
Пуля, выпущенная из темноты,
Беспомощный, я сдаюсь,
Скованный твоей любовью,
Что-то держит меня вот так
С ядом на твоих губах.
Только тогда, когда все кончено,
Тишина становится невыносима.

Диктатура баллистики не кино.
Пуля — дура, ей в принципе всё равно.

Диктатура баллистики не кино.Пуля — дура, ей в…

Диктатура баллистики не кино.
Пуля — дура, ей в принципе всё равно.

Кто сказал?

Исполнитель песни
Рубрики пули
Вы уже голосовали

Пуля не спрашивает, в кого ей попасть.

Пуля не спрашивает, в кого ей попасть.

Пуля не спрашивает, в кого ей попасть.

Там, где много дураков, там везде летают пули.

Там, где много дураков, там везде летают пули.

Там, где много дураков, там везде летают пули.

Пуля похожа на любовь, сержант. Вонзается легко, как весенний ветер, а выходит тяжело, как ураган.

Пуля похожа на любовь, сержант. Вонзается легко, как…

Пуля похожа на любовь, сержант. Вонзается легко, как весенний ветер, а выходит тяжело, как ураган.

— Пулю лучше не вытаскивать.
— И это говорит врач со стопроцентной смертностью!?

— Пулю лучше не вытаскивать.— И это говорит…

— Пулю лучше не вытаскивать.
— И это говорит врач со стопроцентной смертностью!?

— Я хотел её поснимать на фоне домов с характером, рельефных, с выбоинами.
— Эти выбоины, которые вам так нравятся, появились от пуль, которые сначала попадали в людей.

— Я хотел её поснимать на фоне домов…

— Я хотел её поснимать на фоне домов с характером, рельефных, с выбоинами.
— Эти выбоины, которые вам так нравятся, появились от пуль, которые сначала попадали в людей.

Знаешь, почему я не заделал эти дырки от пуль? Они напоминают, что я тебя чуть не потерял. Я смотрю на них каждый день и обещаю себе то же, что и тогда, когда впервые взял тебя на руки — защищать тебя. Я не сделал всего, что хотел, но это обещание выполню.

Знаешь, почему я не заделал эти дырки от…

Знаешь, почему я не заделал эти дырки от пуль? Они напоминают, что я тебя чуть не потерял. Я смотрю на них каждый день и обещаю себе то же, что и тогда, когда впервые взял тебя на руки — защищать тебя. Я не сделал всего, что хотел, но это обещание выполню.

— Ты знаешь, что делать?
— Я тысячу раз это делал. Однажды достал пулю, засевшую в дюйме от сердца. Правда, это была лошадь. И она умерла.

— Ты знаешь, что делать?— Я тысячу раз…

— Ты знаешь, что делать?
— Я тысячу раз это делал. Однажды достал пулю, засевшую в дюйме от сердца. Правда, это была лошадь. И она умерла.

— Первая пуля для тебя, вторая для меня.
— Никто сегодня не умрет.
— Ты что, не понимаешь? Мы с тобой всегда были связаны. Это неизбежно.
— В этом ты прав, но выслушай меня, потому что я многим тебе обязана. Благодаря тебе я стала лучшим человеком, я стала лучшей матерью, благодаря тебе. Это ты меня изменил.
— Мы изменили друг друга.
— Когда мне приходится выбирать между легким и правильным путем — я думаю о тебе. Я стала лучше, потому что встретила тебя.
— Ты даже не можешь на меня смотреть.
— Потому что в твоих глазах я вижу себя. Я вижу, какой ты видишь меня — потерянной, испорченной, грязной. Я это чувствую. Прошу, пожалуйста, не нужно больше крови.
— Теперь все иначе. Все будет хорошо, это поможет все исправить. Это мой последний подарок.

— Первая пуля для тебя, вторая для меня.—…

— Первая пуля для тебя, вторая для меня.
— Никто сегодня не умрет.
— Ты что, не понимаешь? Мы с тобой всегда были связаны. Это неизбежно.
— В этом ты прав, но выслушай меня, потому что я многим тебе обязана. Благодаря тебе я стала лучшим человеком, я стала лучшей матерью, благодаря тебе. Это ты меня изменил.
— Мы изменили друг друга.
— Когда мне приходится выбирать между легким и правильным путем — я думаю о тебе. Я стала лучше, потому что встретила тебя.
— Ты даже не можешь на меня смотреть.
— Потому что в твоих глазах я вижу себя. Я вижу, какой ты видишь меня — потерянной, испорченной, грязной. Я это чувствую. Прошу, пожалуйста, не нужно больше крови.
— Теперь все иначе. Все будет хорошо, это поможет все исправить. Это мой последний подарок.

Я никогда не встречал людей, которые в какой-то момент своей жизни ни чувствовали, что увернулись от пули. Прошли по острию ножа, который мы называем судьбой, а потом по какой-то причине решили не прыгать. Вы знаете это чувство, когда собираешься совершить ужасную роковую ошибку, но потом Вы останавливаетесь. Единственная проблема — пуля, от которой вы увернулись, продолжает лететь и в какой то момент она может угодить прямо между глаз.

Я никогда не встречал людей, которые в какой-то…

Я никогда не встречал людей, которые в какой-то момент своей жизни ни чувствовали, что увернулись от пули. Прошли по острию ножа, который мы называем судьбой, а потом по какой-то причине решили не прыгать. Вы знаете это чувство, когда собираешься совершить ужасную роковую ошибку, но потом Вы останавливаетесь. Единственная проблема — пуля, от которой вы увернулись, продолжает лететь и в какой то момент она может угодить прямо между глаз.

— Поверить не могу, что ты стреляла в Кэллоуэя.
— Я в него не стреляла, я стреляла в землю. Но если он ранен, тебе придется с ним переспать.

— Поверить не могу, что ты стреляла в…

— Поверить не могу, что ты стреляла в Кэллоуэя.
— Я в него не стреляла, я стреляла в землю. Но если он ранен, тебе придется с ним переспать.

Розетта, я знаю, как всех спасти. Выстрелишь в меня и одной пулей убьешь семь миллиардов людей.

Розетта, я знаю, как всех спасти. Выстрелишь в…

Розетта, я знаю, как всех спасти. Выстрелишь в меня и одной пулей убьешь семь миллиардов людей.

— Только что звонил Блейн. Он не умер.
— Я о нем позаботился, босс. Одну в пузо, как просили, вторую в пасть. Он не мог выжить.
— Тогда я говорил с его призраком.

— Только что звонил Блейн. Он не умер.—…

— Только что звонил Блейн. Он не умер.
— Я о нем позаботился, босс. Одну в пузо, как просили, вторую в пасть. Он не мог выжить.
— Тогда я говорил с его призраком.

— Иногда я жалею, что спас тебя от той пули во Франции.
— Поверь, иногда и я об этом жалею.

— Иногда я жалею, что спас тебя от…

— Иногда я жалею, что спас тебя от той пули во Франции.
— Поверь, иногда и я об этом жалею.