Now it feels like beautiful madness
Feels like never enough
Don’t you know that you are the baddest?
My love, my love, my love
Yeah, it feels like beautiful madness
I just can’t get enough
Don’t you know that you’re leaving me breathless?
My love, my love, my love

Теперь это словно прекрасное безумие,
Словно всегда мало.
Разве ты не знаешь, что ты самая крутая?
Моя любовь, моя любовь, моя любовь.
Да, это словно прекрасное безумие,
Я просто не могу насытиться.
Разве ты не знаешь, что от тебя у меня перехватывает дыхание?
Моя любовь, моя любовь, моя любовь.

Now it feels like beautiful madnessFeels like never…

Now it feels like beautiful madness
Feels like never enough
Don’t you know that you are the baddest?
My love, my love, my love
Yeah, it feels like beautiful madness
I just can’t get enough
Don’t you know that you’re leaving me breathless?
My love, my love, my love

Теперь это словно прекрасное безумие,
Словно всегда мало.
Разве ты не знаешь, что ты самая крутая?
Моя любовь, моя любовь, моя любовь.
Да, это словно прекрасное безумие,
Я просто не могу насытиться.
Разве ты не знаешь, что от тебя у меня перехватывает дыхание?
Моя любовь, моя любовь, моя любовь.

Прекрасное и великое не строится на страхе.

Прекрасное и великое не строится на страхе.

Прекрасное и великое не строится на страхе.

Каждый человек на земле знает, что в жизни бывает боль. Для большинства из нас это неудобства, которые можно перетерпеть или избежать. Но есть некоторые, кто ищут эту боль, используя ее как инструмент, для создания чего-то настолько прекрасного, что оставляет след в истории и делает их бессмертными.

Каждый человек на земле знает, что в жизни…

Каждый человек на земле знает, что в жизни бывает боль. Для большинства из нас это неудобства, которые можно перетерпеть или избежать. Но есть некоторые, кто ищут эту боль, используя ее как инструмент, для создания чего-то настолько прекрасного, что оставляет след в истории и делает их бессмертными.

Поразительно, как быстро мирские беды может стереть простая улыбка и прикосновение чего-то прекрасного к твоей щеке.

Поразительно, как быстро мирские беды может стереть простая…

Поразительно, как быстро мирские беды может стереть простая улыбка и прикосновение чего-то прекрасного к твоей щеке.

Даже прекрасное зрелище не интересно смотреть, если смотришь его один.

Даже прекрасное зрелище не интересно смотреть, если смотришь…

Даже прекрасное зрелище не интересно смотреть, если смотришь его один.

Я так хочу прекрасное создать,
печальное, за это жизнь свою
готов потом хоть дьяволу отдать.
Хоть дьявола я вовсе не люблю.
Поверь, читатель, не сочти за ложь —
что проку мне потом в моей душе?
Что жизнь моя, дружок? — цена ей грош,
а я хочу остаться в барыше.

Я так хочу прекрасное создать,печальное, за это жизнь…

Я так хочу прекрасное создать,
печальное, за это жизнь свою
готов потом хоть дьяволу отдать.
Хоть дьявола я вовсе не люблю.
Поверь, читатель, не сочти за ложь —
что проку мне потом в моей душе?
Что жизнь моя, дружок? — цена ей грош,
а я хочу остаться в барыше.

«Храните честь!» А если негде взять?
«Прекрасное любите!» — заклинаю.
Но разве это можно приказать?

«Храните честь!» А если негде взять?«Прекрасное любите!» —…

«Храните честь!» А если негде взять?
«Прекрасное любите!» — заклинаю.
Но разве это можно приказать?

Где римский судия судил чужой народ,
Стоит базилика, — и, радостный и первый,
Как некогда Адам, распластывая нервы,
Играет мышцами крестовый легкий свод.

Но выдает себя снаружи тайный план:
Здесь позаботилась подпружных арок сила,
Чтоб масса грузная стены не сокрушила,
И свода дерзкого бездействует таран.

Стихийный лабиринт, непостижимый лес,
Души готической рассудочная пропасть,
Египетская мощь и христианства робость,
С тростинкой рядом — дуб, и всюду царь — отвес.

Но чем внимательней, твердыня Notre Dame,
Я изучал твои чудовищные ребра,
Тем чаще думал я: из тяжести недоброй
И я когда-нибудь прекрасное создам.

Где римский судия судил чужой народ,Стоит базилика, —…

Где римский судия судил чужой народ,
Стоит базилика, — и, радостный и первый,
Как некогда Адам, распластывая нервы,
Играет мышцами крестовый легкий свод.

Но выдает себя снаружи тайный план:
Здесь позаботилась подпружных арок сила,
Чтоб масса грузная стены не сокрушила,
И свода дерзкого бездействует таран.

Стихийный лабиринт, непостижимый лес,
Души готической рассудочная пропасть,
Египетская мощь и христианства робость,
С тростинкой рядом — дуб, и всюду царь — отвес.

Но чем внимательней, твердыня Notre Dame,
Я изучал твои чудовищные ребра,
Тем чаще думал я: из тяжести недоброй
И я когда-нибудь прекрасное создам.

Быстро молодость проходит, дни счастливые крадет.
Что назначено природой — обязательно случится.
То ли самое прекрасное, ну самое прекрасное в окошко постучится.
То ли самое напрасное, ну самое напрасное в объятья упадет.

Быстро молодость проходит, дни счастливые крадет.Что назначено природой…

Быстро молодость проходит, дни счастливые крадет.
Что назначено природой — обязательно случится.
То ли самое прекрасное, ну самое прекрасное в окошко постучится.
То ли самое напрасное, ну самое напрасное в объятья упадет.

Твой взгляд — да будет тверд и ясен.
Сотри случайные черты —
И ты увидишь: мир прекрасен.

Твой взгляд — да будет тверд и ясен.Сотри…

Твой взгляд — да будет тверд и ясен.
Сотри случайные черты —
И ты увидишь: мир прекрасен.

Как мир, в котором созданы такие прекрасные вещи, может быть плох?..

Как мир, в котором созданы такие прекрасные вещи,…

Как мир, в котором созданы такие прекрасные вещи, может быть плох?..

Подчас прекрасное прячется за самой простой оболочкой.

Подчас прекрасное прячется за самой простой оболочкой.

Подчас прекрасное прячется за самой простой оболочкой.

Обезьяна встала на задние конечности, а передними потянулась к прекрасному.

Обезьяна встала на задние конечности, а передними потянулась…

Обезьяна встала на задние конечности, а передними потянулась к прекрасному.

То, что прекрасно, никогда не умирает, но становится частью другого прекрасного, звездной пыли или морской пены, цветка или быстрокрылого ветра.

То, что прекрасно, никогда не умирает, но становится…

То, что прекрасно, никогда не умирает, но становится частью другого прекрасного, звездной пыли или морской пены, цветка или быстрокрылого ветра.

Если вы вложите свое сердце во что-то, то это что-то может стать прекрасным.

Если вы вложите свое сердце во что-то, то…

Если вы вложите свое сердце во что-то, то это что-то может стать прекрасным.

Прекрасному неизменно сопутствует или тьма человеческой судьбы, или блеск человеческой крови.

Прекрасному неизменно сопутствует или тьма человеческой судьбы, или…

Прекрасному неизменно сопутствует или тьма человеческой судьбы, или блеск человеческой крови.