— У вас нет о матерях даже воспоминаний. Мне жаль.
— Спасибо, что рассказали эту историю, Лорд Вирен. Мне повезло — мне рассказали много историй. Это все, что у меня есть.

— У вас нет о матерях даже воспоминаний.…

— У вас нет о матерях даже воспоминаний. Мне жаль.
— Спасибо, что рассказали эту историю, Лорд Вирен. Мне повезло — мне рассказали много историй. Это все, что у меня есть.

— Д*рьмо какое. Вы все д*рьмо! И зачем я вообще пришла на эту вечеринку?
— Это не вечеринка, а похороны Хёрба.
— Хёрб умер?!

— Д*рьмо какое. Вы все д*рьмо! И зачем…

— Д*рьмо какое. Вы все д*рьмо! И зачем я вообще пришла на эту вечеринку?
— Это не вечеринка, а похороны Хёрба.
— Хёрб умер?!

— Костюмчик тебе мал. Он весь порвался.
— Не смейся! Мне его мама шила.
— Да?..
— Он мне очень дорог… Для меня это сокровище…
— Правда?… Если хочешь, я тебе его зашью. Ведь и одежде стыдно, если она порвалась.
— Неправда…
— Неправда.

— Костюмчик тебе мал. Он весь порвался.— Не…

— Костюмчик тебе мал. Он весь порвался.
— Не смейся! Мне его мама шила.
— Да?..
— Он мне очень дорог… Для меня это сокровище…
— Правда?… Если хочешь, я тебе его зашью. Ведь и одежде стыдно, если она порвалась.
— Неправда…
— Неправда.

Вспомни тот научный эксперимент. Группе людей показывали фотографии из их детства. Девять снимков были реальными, а один подделкой. Их детские силуэты поместили в луна-парк, где они никогда не были. 80% узнали себя на снимках сразу, они приняли подделку как реальность. 20% не смогли вспомнить такого. Учёные попросили взять рисунки с собой, подумать дома, может, вспомнят. И когда они вернулись, тоже вспомнили эти снимки, какой это был чудесный день в парке с родителями, они вспомнили совершенно сфабрикованный опыт.

Вспомни тот научный эксперимент. Группе людей показывали фотографии…

Вспомни тот научный эксперимент. Группе людей показывали фотографии из их детства. Девять снимков были реальными, а один подделкой. Их детские силуэты поместили в луна-парк, где они никогда не были. 80% узнали себя на снимках сразу, они приняли подделку как реальность. 20% не смогли вспомнить такого. Учёные попросили взять рисунки с собой, подумать дома, может, вспомнят. И когда они вернулись, тоже вспомнили эти снимки, какой это был чудесный день в парке с родителями, они вспомнили совершенно сфабрикованный опыт.

Наша память очень динамична, она живая. Если несколько деталей упущены, память сама заполнит эти дыры тем, чего никогда не было.

Наша память очень динамична, она живая. Если несколько…

Наша память очень динамична, она живая. Если несколько деталей упущены, память сама заполнит эти дыры тем, чего никогда не было.

Красный, словно розы, наполняет мои мечты и приводит к месту, где покоишься ты.
Белый — холоден и всегда тоскует, отягощённый королевским испытанием.
Чёрный – зверь, сошёл из тени.
Жёлтый — красотка золотом горит.

Красный, словно розы, наполняет мои мечты и приводит…

Красный, словно розы, наполняет мои мечты и приводит к месту, где покоишься ты.
Белый — холоден и всегда тоскует, отягощённый королевским испытанием.
Чёрный – зверь, сошёл из тени.
Жёлтый — красотка золотом горит.

Это то, что, видимо, так срослось и как уже живёт в тебе без какой бы то ни было внутренней боли. Я не волен ни с этим чувством, ни с этой памятью. Она владеет мной, а не я ею.

Это то, что, видимо, так срослось и как…

Это то, что, видимо, так срослось и как уже живёт в тебе без какой бы то ни было внутренней боли. Я не волен ни с этим чувством, ни с этой памятью. Она владеет мной, а не я ею.

Человеческая память коротка, когда речь идет о чужом горе.

Человеческая память коротка, когда речь идет о чужом…

Человеческая память коротка, когда речь идет о чужом горе.

Церковь не забывает умерших людей. Церковь с ними продолжает быть в общении. В каком? Молитвенном, прежде всего. Мы их помним, ведь слово «поминать», молитва за умершего, в основе своей имеет слово «память». Мы помним тех людей, которые были рядом с нами. Мы их любим. Мы за них искренно молимся. И я думаю, что возможен вариант, когда Господь благословляет нам помогать, святым или нашим близким, которые удостоились участи вместе со святыми.

Церковь не забывает умерших людей. Церковь с ними…

Церковь не забывает умерших людей. Церковь с ними продолжает быть в общении. В каком? Молитвенном, прежде всего. Мы их помним, ведь слово «поминать», молитва за умершего, в основе своей имеет слово «память». Мы помним тех людей, которые были рядом с нами. Мы их любим. Мы за них искренно молимся. И я думаю, что возможен вариант, когда Господь благословляет нам помогать, святым или нашим близким, которые удостоились участи вместе со святыми.

Если ты меня тоже понял, забывай меня и не вспомни.

Если ты меня тоже понял, забывай меня и…

Если ты меня тоже понял, забывай меня и не вспомни.

Если счастье в прошлом —
Память причиняет лишь страдания.

Если счастье в прошлом —Память причиняет лишь страдания.

Если счастье в прошлом —
Память причиняет лишь страдания.

И пусть ветер развевает память,
И пусть сердце в пламени обиды.
Я не в силах сейчас всё оставить,
Ты навеки моя Атлантида.

И пусть ветер развевает память,И пусть сердце в…

И пусть ветер развевает память,
И пусть сердце в пламени обиды.
Я не в силах сейчас всё оставить,
Ты навеки моя Атлантида.

С тобой мы тени тех, кем были прежде,
С огнём играем, про азарт забыв.
Все наши мысли — на стене в подъезде,
Пусть это будет личный наш архив.

С тобой мы тени тех, кем были прежде,С…

С тобой мы тени тех, кем были прежде,
С огнём играем, про азарт забыв.
Все наши мысли — на стене в подъезде,
Пусть это будет личный наш архив.

Ты должен вспомнить все, что творилось с тобой:
Пусть даже память приносит боль.
И не вернуться — ты просто махни рукой,
Отпусти.

Ты должен вспомнить все, что творилось с тобой:Пусть…

Ты должен вспомнить все, что творилось с тобой:
Пусть даже память приносит боль.
И не вернуться — ты просто махни рукой,
Отпусти.

Первый, неумелый и жадный,
Первый, но для нас навсегда останется последний.
Нарисовал на листе безупречного
Лица твоего линии губ.
И дуги ресниц —
Это все, все, все что осталось после тебя,
Остальное забыл навсегда.

Первый, неумелый и жадный,Первый, но для нас навсегда…

Первый, неумелый и жадный,
Первый, но для нас навсегда останется последний.
Нарисовал на листе безупречного
Лица твоего линии губ.
И дуги ресниц —
Это все, все, все что осталось после тебя,
Остальное забыл навсегда.

We’ve tried it all, tried everything but giving in
I refuse to throw all that we have away
I still recall, I still remember better days
The endless search goes on to light the fire again
We can make a difference here
Just close your eyes and take this hand, my dear
Just hold your breath and let me dry your tears.

Мы пробовали всё, абсолютно всё, но не пробовали сдаться,
Я отказываюсь выбрасывать то, что у нас есть.
Я все ещё вспоминаю, все ещё помню лучшие дни,
Бесконечный поиск продолжается, чтобы зажечь огонь снова.
Мы можем всё изменить,
Просто закрой глаза и возьми меня за руку, дорогая.
Просто задержки дыхание и дай мне осушить твои слёзы.

We’ve tried it all, tried everything but giving…

We’ve tried it all, tried everything but giving in
I refuse to throw all that we have away
I still recall, I still remember better days
The endless search goes on to light the fire again
We can make a difference here
Just close your eyes and take this hand, my dear
Just hold your breath and let me dry your tears.

Мы пробовали всё, абсолютно всё, но не пробовали сдаться,
Я отказываюсь выбрасывать то, что у нас есть.
Я все ещё вспоминаю, все ещё помню лучшие дни,
Бесконечный поиск продолжается, чтобы зажечь огонь снова.
Мы можем всё изменить,
Просто закрой глаза и возьми меня за руку, дорогая.
Просто задержки дыхание и дай мне осушить твои слёзы.

Столько всего я хотел бы не помнить,
Но ничего не хотел бы забыть.
Столько всего я пытался запомнить,
Но приходилось просто жить.

Столько всего я хотел бы не помнить,Но ничего…

Столько всего я хотел бы не помнить,
Но ничего не хотел бы забыть.
Столько всего я пытался запомнить,
Но приходилось просто жить.

Мы знали отчаянье и смелость
В блокадных ночах без огня,
А главное — очень хотелось
Дожить до победного дня,
Нам с этим вовек не расстаться,
В нас подвигу память верна…
Ведь мы же с тобой ленинградцы
Мы знаем, что значит война.

Мы знали отчаянье и смелостьВ блокадных ночах без…

Мы знали отчаянье и смелость
В блокадных ночах без огня,
А главное — очень хотелось
Дожить до победного дня,
Нам с этим вовек не расстаться,
В нас подвигу память верна…
Ведь мы же с тобой ленинградцы
Мы знаем, что значит война.

Ты помнишь, ты помнишь, товарищ,
Пусть память о том тяжела,
Как вьюга сквозь отствет пожарищ
По улицам мертвым мела.
Мы насмерть умели сражаться,
Мы горе испили до дна,
Ведь мы же с тобой ленинградцы,
Мы знаем, что значит война.

Ты помнишь, ты помнишь, товарищ,Пусть память о том…

Ты помнишь, ты помнишь, товарищ,
Пусть память о том тяжела,
Как вьюга сквозь отствет пожарищ
По улицам мертвым мела.
Мы насмерть умели сражаться,
Мы горе испили до дна,
Ведь мы же с тобой ленинградцы,
Мы знаем, что значит война.

Так много всего было, что память, как тугой мешок.
Наполнены слезами, смехом и вином.

Так много всего было, что память, как тугой…

Так много всего было, что память, как тугой мешок.
Наполнены слезами, смехом и вином.