Меня не перестает поражать, чего с собакой можно добиться любовью и позитивным опытом. Просто удивительно, из рычащего зверя она превращается в щенка, подставляющего пузо для почесывания.

Меня не перестает поражать, чего с собакой можно…

Меня не перестает поражать, чего с собакой можно добиться любовью и позитивным опытом. Просто удивительно, из рычащего зверя она превращается в щенка, подставляющего пузо для почесывания.

Нужно общаться со своими детьми, нужно общаться с подростком на языке подростка. Но для этого нужно сначала его изучить, потому что время меняется, подростки тоже меняются. Не нужно общаться с подростком на языке, на котором говорил ты когда был подростком. Если у тебя дома живёт подросток, не нужно к нему вламываться в комнату с богданой «Prodigy» и кричать: «Йоу, чел! Как сам? What’s up? Как дела? Всё фифти-фифти? Сникерсни!» Он закроется в себе, для его суицида появятся основания.

Нужно общаться со своими детьми, нужно общаться с…

Нужно общаться со своими детьми, нужно общаться с подростком на языке подростка. Но для этого нужно сначала его изучить, потому что время меняется, подростки тоже меняются. Не нужно общаться с подростком на языке, на котором говорил ты когда был подростком. Если у тебя дома живёт подросток, не нужно к нему вламываться в комнату с богданой «Prodigy» и кричать: «Йоу, чел! Как сам? What’s up? Как дела? Всё фифти-фифти? Сникерсни!» Он закроется в себе, для его суицида появятся основания.

Наш язык, юноша, содержит сотни тысяч возможных комбинаций слов, триллионы новых идей, поэтому я могу произнести следующее предложение с полной уверенностью, что раньше, за всю историю общения человечества, его никто не произносил: «Официант, держи ровнее носик телекомментатора, иначе дружественное молоко отправит в отставку мои брюки.» Обыкновеннейшие слова, но никогда до этого их не располагали в таком порядке. Уникальное дитя, рожденное уникальной матерью. И несмотря на это, все мы проводим дни, говоря друг другу одни и те же фразы: «Я тебя люблю», «Не надо», «Проваливай», «Не говори так», «Прекрати», «А вот и нет», «Мне больно», «Помогите», «Марджори мертва». Вот мысль, достойная обсуждения за чашечкой чая дождливым воскресным днем.

Наш язык, юноша, содержит сотни тысяч возможных комбинаций…

Наш язык, юноша, содержит сотни тысяч возможных комбинаций слов, триллионы новых идей, поэтому я могу произнести следующее предложение с полной уверенностью, что раньше, за всю историю общения человечества, его никто не произносил: «Официант, держи ровнее носик телекомментатора, иначе дружественное молоко отправит в отставку мои брюки.» Обыкновеннейшие слова, но никогда до этого их не располагали в таком порядке. Уникальное дитя, рожденное уникальной матерью. И несмотря на это, все мы проводим дни, говоря друг другу одни и те же фразы: «Я тебя люблю», «Не надо», «Проваливай», «Не говори так», «Прекрати», «А вот и нет», «Мне больно», «Помогите», «Марджори мертва». Вот мысль, достойная обсуждения за чашечкой чая дождливым воскресным днем.

Давайте же разнесём аргументы защитников аудиосообщений в пух и прах. Итак, аргумент первый: это быстро, и поэтому это плохо. Потому что чем быстрее вы что-то говорите, тем меньше вы над этим думаете. Аргумент второй: бывают моменты, когда неудобно печатать. Знайте, что не бывает моментов, когда это удобно слушать. Аргумент третий: всё, собственно, больше аргументов нет. И помните: всякий раз, когда вы пользуетесь аудиосообщением, вы расстраиваете Кирилла и Мефодия.

Давайте же разнесём аргументы защитников аудиосообщений в пух…

Давайте же разнесём аргументы защитников аудиосообщений в пух и прах. Итак, аргумент первый: это быстро, и поэтому это плохо. Потому что чем быстрее вы что-то говорите, тем меньше вы над этим думаете. Аргумент второй: бывают моменты, когда неудобно печатать. Знайте, что не бывает моментов, когда это удобно слушать. Аргумент третий: всё, собственно, больше аргументов нет. И помните: всякий раз, когда вы пользуетесь аудиосообщением, вы расстраиваете Кирилла и Мефодия.

Где-то жгут холода,
Лета ждут города,
Мне бы выслать туда,
С фруктами суда.
Только не переплыть,
Столько капель воды,
Хотя, все может быть,
Я думаю, а ты?

Где-то жгут холода,Лета ждут города,Мне бы выслать туда,С…

Где-то жгут холода,
Лета ждут города,
Мне бы выслать туда,
С фруктами суда.
Только не переплыть,
Столько капель воды,
Хотя, все может быть,
Я думаю, а ты?

От рук темноты уведи и не доводи до беды,
Инет испортил общение между людьми,
Всё больше выгоды ради себя и меньше любви,
Где были вы? Ответы слепы,
Метод толпы пускает в глаза тебе пыль,
Где уважение к старшим, где совесть?
Я вижу только твою наглость. Что ещё есть?
Они забывают добро и не выкупают одно:
Плохие дела всё равно медленно тянут на дно,
Судьба вообще любитель ударить в затылок,
Но мы не сдвинемся с места, пока не накрыло,
Он дарит нам крылья, а мы взамен косячим нехило,
Потом же на коленях вновь его просим: прости грехи нам.

От рук темноты уведи и не доводи до…

От рук темноты уведи и не доводи до беды,
Инет испортил общение между людьми,
Всё больше выгоды ради себя и меньше любви,
Где были вы? Ответы слепы,
Метод толпы пускает в глаза тебе пыль,
Где уважение к старшим, где совесть?
Я вижу только твою наглость. Что ещё есть?
Они забывают добро и не выкупают одно:
Плохие дела всё равно медленно тянут на дно,
Судьба вообще любитель ударить в затылок,
Но мы не сдвинемся с места, пока не накрыло,
Он дарит нам крылья, а мы взамен косячим нехило,
Потом же на коленях вновь его просим: прости грехи нам.

Свет по вечерам в окнах твоих не гаснет,
Мы говорим о бесконечном и прекрасном — рискованно,
Словно по встречке темной трассы,
Даже ремни безопасности не минуют опасность.
Порою разговор как митинги на площади —
У нас сумбурные крики и мы просто беспомощны.

Свет по вечерам в окнах твоих не гаснет,Мы…

Свет по вечерам в окнах твоих не гаснет,
Мы говорим о бесконечном и прекрасном — рискованно,
Словно по встречке темной трассы,
Даже ремни безопасности не минуют опасность.
Порою разговор как митинги на площади —
У нас сумбурные крики и мы просто беспомощны.

Минуты позади он был в сети,
И его сеть её поймала,
Назад нет пути…

Минуты позади он был в сети,И его сеть…

Минуты позади он был в сети,
И его сеть её поймала,
Назад нет пути…

Телефон для меня как икона,
Телефонная книга — триптих,
Стала телефонистка мадонной,
Расстоянья на миг сократив.

Девушка, милая, я прошу, продлите,
Вы теперь, как ангел, — не сходите ж с алтаря,
Самое главное впереди, поймите,
Вот уже ответили, ну, здравствуй, это я.

Телефон для меня как икона,Телефонная книга — триптих,Стала…

Телефон для меня как икона,
Телефонная книга — триптих,
Стала телефонистка мадонной,
Расстоянья на миг сократив.

Девушка, милая, я прошу, продлите,
Вы теперь, как ангел, — не сходите ж с алтаря,
Самое главное впереди, поймите,
Вот уже ответили, ну, здравствуй, это я.

Я боюсь людей, но им улыбаюсь,
Ведь еще больше я боюсь того, что внутри меня.

Я боюсь людей, но им улыбаюсь,Ведь еще больше…

Я боюсь людей, но им улыбаюсь,
Ведь еще больше я боюсь того, что внутри меня.

… И не важно, сколько лет и где ты,
Нам доступны все места планеты, где есть интернет и антенны.

… И не важно, сколько лет и где…

… И не важно, сколько лет и где ты,
Нам доступны все места планеты, где есть интернет и антенны.

Сплошная досада. Люди без интересов вызывают рвотный позыв.
Деградантов осадок, что попадает песком в глаза.
Люди разучились общаться и этим кичатся по чатам.
Наверное, больше не соглашаюсь ни с чем.
Порог ощущений составляет шаткая планка.
Это ваша жалкая плата за глупость, за попытку казаться умней.
Алкоголь удобней было бы пить из крана.
А мне лишь уметь бы открыть глаза на спирали.

Сплошная досада. Люди без интересов вызывают рвотный позыв.Деградантов…

Сплошная досада. Люди без интересов вызывают рвотный позыв.
Деградантов осадок, что попадает песком в глаза.
Люди разучились общаться и этим кичатся по чатам.
Наверное, больше не соглашаюсь ни с чем.
Порог ощущений составляет шаткая планка.
Это ваша жалкая плата за глупость, за попытку казаться умней.
Алкоголь удобней было бы пить из крана.
А мне лишь уметь бы открыть глаза на спирали.

Нет мира, кроме тех,
К кому я привык.
И с кем не надо нагружать язык,
А просто жить рядом
И чувствовать, что жив.

Нет мира, кроме тех,К кому я привык.И с…

Нет мира, кроме тех,
К кому я привык.
И с кем не надо нагружать язык,
А просто жить рядом
И чувствовать, что жив.

— Доктор Миллер?
— Да?
— Полагаю, вы в курсе смерти Кэри Шиан?
— Да, трагедия. Думаете, она убила Алекса?
— Мы можем поговорить наедине?
— Звучит зловеще.

— Доктор Миллер?— Да?— Полагаю, вы в курсе…

— Доктор Миллер?
— Да?
— Полагаю, вы в курсе смерти Кэри Шиан?
— Да, трагедия. Думаете, она убила Алекса?
— Мы можем поговорить наедине?
— Звучит зловеще.

— Вы с Алексом помирились?
— Да.
— Но перед его гибелью вы ссорились, да?
— По работе. Это что, допрос?
— Просто пытался понять логику наших отношений.
— Какую логику?
— Вы спасли мне жизнь. Я ваш должник. И чтобы вернуть этот долг, я готов на всё.
Вы в курсе, так? Но вы ведь невиновны, тогда зачем вам моя помощь?
— Может я просто хотела увидеть вас. И повидала)

— Вы с Алексом помирились?— Да.— Но перед…

— Вы с Алексом помирились?
— Да.
— Но перед его гибелью вы ссорились, да?
— По работе. Это что, допрос?
— Просто пытался понять логику наших отношений.
— Какую логику?
— Вы спасли мне жизнь. Я ваш должник. И чтобы вернуть этот долг, я готов на всё.
Вы в курсе, так? Но вы ведь невиновны, тогда зачем вам моя помощь?
— Может я просто хотела увидеть вас. И повидала)

Сынок, смотри. Все мы умрем, правда. Останется только приятное общение. Весь мир вертится вокруг него. Я приму вас своим «сладким» общением. В этот раз пусть будет так.

Сынок, смотри. Все мы умрем, правда. Останется только…

Сынок, смотри. Все мы умрем, правда. Останется только приятное общение. Весь мир вертится вокруг него. Я приму вас своим «сладким» общением. В этот раз пусть будет так.

Знаешь, пока я планировал своё возвращение с острова, я… не понимал, как это будет сложно. Возобновить общение. С мамой, с Теей… Лорел. Да я не… Я не понимал, как это будет больно — хранить свои тайны. Ты попросил меня спасти город. Исправить твои ошибки. Я исправлю. Клянусь. Но для этого… я не могу быть Оливером, которого все так жаждут увидеть. И это значит, что иногда — во имя твоих желаний — мне придётся бесчестить твою память. Прости. [Рабочим] Сносите.

Знаешь, пока я планировал своё возвращение с острова,…

Знаешь, пока я планировал своё возвращение с острова, я… не понимал, как это будет сложно. Возобновить общение. С мамой, с Теей… Лорел. Да я не… Я не понимал, как это будет больно — хранить свои тайны. Ты попросил меня спасти город. Исправить твои ошибки. Я исправлю. Клянусь. Но для этого… я не могу быть Оливером, которого все так жаждут увидеть. И это значит, что иногда — во имя твоих желаний — мне придётся бесчестить твою память. Прости. [Рабочим] Сносите.

Важно не то, как ты тратишь время, а с кем ты его проводишь.

Важно не то, как ты тратишь время, а…

Важно не то, как ты тратишь время, а с кем ты его проводишь.

Общение — единственное, что не даёт нам упасть.

Общение — единственное, что не даёт нам упасть.

Общение — единственное, что не даёт нам упасть.

Ты знаешь, как они обычно говорят: «Приятно было пообщаться»? Так вот не было.
====================================================
Порой говорят: «Был рад знакомству»… А я не был.

Ты знаешь, как они обычно говорят: «Приятно было…

Ты знаешь, как они обычно говорят: «Приятно было пообщаться»? Так вот не было.
====================================================
Порой говорят: «Был рад знакомству»… А я не был.