— Я знаю! Я хочу… Я… Я хочу… Я хочу стать совсем крошечным и чтобы ты… Положила меня к себе в карман, а я там останусь, чтобы ты могла, когда захочешь, погладить меня по голове… Потому что я люблю тебя, Звёздочка.
— Что ты сказал?
— Что?

— Я знаю! Я хочу… Я… Я хочу……

— Я знаю! Я хочу… Я… Я хочу… Я хочу стать совсем крошечным и чтобы ты… Положила меня к себе в карман, а я там останусь, чтобы ты могла, когда захочешь, погладить меня по голове… Потому что я люблю тебя, Звёздочка.
— Что ты сказал?
— Что?

— Неужели ты так ничего и не понял? Есть то, что нельзя отремонтировать.
— Но я правда не понимайт. Я что-то не то удаляйт? А что тогда поломаться?

— Неужели ты так ничего и не понял?…

— Неужели ты так ничего и не понял? Есть то, что нельзя отремонтировать.
— Но я правда не понимайт. Я что-то не то удаляйт? А что тогда поломаться?

— Бет, ты всё ещё меня любишь?
— Что это за вопрос такой?
— Ну, да или нет?
— Джерри, ты хочешь, чтобы у бездомных были дома?
— Да…
— А ты будешь их строить?
— Нет…
— Тогда что хорошего было в ответе «да»?
— Погоди, ты хочешь, чтобы дом был у меня или у бездомных?
— Любить тебя — это трудно, Джерри. Тяжёлый труд. Как строить приют для бездомных. Всем просто неудобно говорить «нет», но некоторые люди реально выкладываются по полной. Ну, так что скажешь? Видно, что я работаю? Не кажется ли тебе, что эта беседа утомляет меня?
— Вроде бы…
— Тогда совершенно очевидно, что я, вроде бы, люблю тебя, не так ли? Так что перестань спрашивать, и может быть, я полюблю тебя больше.

— Бет, ты всё ещё меня любишь?— Что…

— Бет, ты всё ещё меня любишь?
— Что это за вопрос такой?
— Ну, да или нет?
— Джерри, ты хочешь, чтобы у бездомных были дома?
— Да…
— А ты будешь их строить?
— Нет…
— Тогда что хорошего было в ответе «да»?
— Погоди, ты хочешь, чтобы дом был у меня или у бездомных?
— Любить тебя — это трудно, Джерри. Тяжёлый труд. Как строить приют для бездомных. Всем просто неудобно говорить «нет», но некоторые люди реально выкладываются по полной. Ну, так что скажешь? Видно, что я работаю? Не кажется ли тебе, что эта беседа утомляет меня?
— Вроде бы…
— Тогда совершенно очевидно, что я, вроде бы, люблю тебя, не так ли? Так что перестань спрашивать, и может быть, я полюблю тебя больше.

Когда меня не станет, твой брат Эзран станет королем, а ты — его напарником, его защитником и ближайшим советником. А вот с этой ложью, величайшей в истории, вы столкнетесь очень быстро. Советники и ученые будут повторять, что история повествует только о сильных. Они будут рассказывать вам про взлеты и падения целых империй. Это будут рассказы про армии, сражения и решительные победы. Но все это — не сила. Это всего лишь власть. Теперь я знаю, что истинная сила в прощении, уязвимости, в любви. Неожиданная и этим прекрасная истина в том, что мгновения величайшей силы кажутся величайшей слабостью тем, кто эту силу не понимает. Долгое время я и сам не понимал. Я прошу вас с братом, не верьте тому, что историю меняют только сильные. Верьте, что историей движет любовь.

Когда меня не станет, твой брат Эзран станет…

Когда меня не станет, твой брат Эзран станет королем, а ты — его напарником, его защитником и ближайшим советником. А вот с этой ложью, величайшей в истории, вы столкнетесь очень быстро. Советники и ученые будут повторять, что история повествует только о сильных. Они будут рассказывать вам про взлеты и падения целых империй. Это будут рассказы про армии, сражения и решительные победы. Но все это — не сила. Это всего лишь власть. Теперь я знаю, что истинная сила в прощении, уязвимости, в любви. Неожиданная и этим прекрасная истина в том, что мгновения величайшей силы кажутся величайшей слабостью тем, кто эту силу не понимает. Долгое время я и сам не понимал. Я прошу вас с братом, не верьте тому, что историю меняют только сильные. Верьте, что историей движет любовь.

— … К сожалению, принц не пришел. Селения так грустила, что я совершенно ничем не мог ее утешить. Она сидела там без движения много часов, а потом внезапно поднялась и ушла из деревни в сторону больших равнин.
— Зачем?
— Может быть, чтобы поведать о своих горестях ветру, чтобы ветер унес их далеко.

— … К сожалению, принц не пришел. Селения…

— … К сожалению, принц не пришел. Селения так грустила, что я совершенно ничем не мог ее утешить. Она сидела там без движения много часов, а потом внезапно поднялась и ушла из деревни в сторону больших равнин.
— Зачем?
— Может быть, чтобы поведать о своих горестях ветру, чтобы ветер унес их далеко.

А мир крутится себе далее. Рождаются новые истории. Люди приходят и уходят, но никого из них не забывают. И в который раз подтвердилась одна старая добрая истина: любовь, настоящая любовь, очень искренняя и настоящая любовь не умирает.

А мир крутится себе далее. Рождаются новые истории.…

А мир крутится себе далее. Рождаются новые истории. Люди приходят и уходят, но никого из них не забывают. И в который раз подтвердилась одна старая добрая истина: любовь, настоящая любовь, очень искренняя и настоящая любовь не умирает.

Ты не хочешь чтобы я был с тобой. Ты не хочешь чтобы я был с другой.
Насколько несчастным мне надо стать, чтобы ты была счастлива?

Ты не хочешь чтобы я был с тобой.…

Ты не хочешь чтобы я был с тобой. Ты не хочешь чтобы я был с другой.
Насколько несчастным мне надо стать, чтобы ты была счастлива?

Любовь? Хотел бы я знать, что это такое…

Любовь? Хотел бы я знать, что это такое…

Любовь? Хотел бы я знать, что это такое…

Чувствовать любовь, а потом лишиться ее — вот настоящее проклятие…

Чувствовать любовь, а потом лишиться ее — вот…

Чувствовать любовь, а потом лишиться ее — вот настоящее проклятие…

Так жестоко позволять людям любить себя. Ты лишь обещаешь им, что однажды разобьёшь им сердце.

Так жестоко позволять людям любить себя. Ты лишь…

Так жестоко позволять людям любить себя. Ты лишь обещаешь им, что однажды разобьёшь им сердце.

— Эй, Таниша?
— БоДжек? Я думала над твоими словами.
— Прекрати это делать. Не стоит вообще думать над моими словами.
— Я люблю Карен, но дополняет ли она меня?
— Таниша, никто никого не дополняет — так не бывает! Если повезёт — найдёшь того, кого сможешь терпеть, вцепишься в него и ни за что не отпустишь!
— Так что, мне просто смириться?
— Да, именно, просто смирись! Иначе ты постареешь, потолстеешь, и тебе станет ещё более одиноко. И ты будешь делать всё возможное, чтобы заполнить эту дыру друзьями, карьерой, бессмысленным сексом… Но это тебе не поможет. И однажды ты оглянешься вокруг и поймёшь, что все тебя обожают, но никто тебя не любит. И ты чувствуешь себя самым одиноким в мире.

— Эй, Таниша?— БоДжек? Я думала над твоими…

— Эй, Таниша?
— БоДжек? Я думала над твоими словами.
— Прекрати это делать. Не стоит вообще думать над моими словами.
— Я люблю Карен, но дополняет ли она меня?
— Таниша, никто никого не дополняет — так не бывает! Если повезёт — найдёшь того, кого сможешь терпеть, вцепишься в него и ни за что не отпустишь!
— Так что, мне просто смириться?
— Да, именно, просто смирись! Иначе ты постареешь, потолстеешь, и тебе станет ещё более одиноко. И ты будешь делать всё возможное, чтобы заполнить эту дыру друзьями, карьерой, бессмысленным сексом… Но это тебе не поможет. И однажды ты оглянешься вокруг и поймёшь, что все тебя обожают, но никто тебя не любит. И ты чувствуешь себя самым одиноким в мире.

Нет уж, пусть меня жарят в сметане, если я за другого пойду!

Нет уж, пусть меня жарят в сметане, если…

Нет уж, пусть меня жарят в сметане, если я за другого пойду!

Прощай, мой друг, адью, адью!
Ты видел всё как есть,
Вину ужасную мою
Ты хорошенько взвесь,
И пусть пошлёт тебе судьба
За все грехи мои
Побольше чуткого тепла
И преданной любви…

Прощай, мой друг, адью, адью!Ты видел всё как…

Прощай, мой друг, адью, адью!
Ты видел всё как есть,
Вину ужасную мою
Ты хорошенько взвесь,
И пусть пошлёт тебе судьба
За все грехи мои
Побольше чуткого тепла
И преданной любви…

Дюймовочка! Ах, какое прекрасное имя! Будьте моей женой, Дюймовочка! А если Вы мне откажете — я умру от горя! Ах, умираю!..

Дюймовочка! Ах, какое прекрасное имя! Будьте моей женой,…

Дюймовочка! Ах, какое прекрасное имя! Будьте моей женой, Дюймовочка! А если Вы мне откажете — я умру от горя! Ах, умираю!..

— Боже мой, первая любовь — это чудесно!
— Ах, Клаки, он ведь должен догадаться, что я люблю его!
— Ну, конечно, моя дорогая! Поверь мне, не за горами тот день, когда твой дядя, король Ричард, получит в зятья разбойника!
— Ах, Клаки! Но когда? Когда?
— Терпение, дорогуша, терпение. Помни, разлука заставляет сердце любить сильней!

— Боже мой, первая любовь — это чудесно!—…

— Боже мой, первая любовь — это чудесно!
— Ах, Клаки, он ведь должен догадаться, что я люблю его!
— Ну, конечно, моя дорогая! Поверь мне, не за горами тот день, когда твой дядя, король Ричард, получит в зятья разбойника!
— Ах, Клаки! Но когда? Когда?
— Терпение, дорогуша, терпение. Помни, разлука заставляет сердце любить сильней!

Я полюбил тебя с первого взгляда. Кто ты?

Я полюбил тебя с первого взгляда. Кто ты?

Я полюбил тебя с первого взгляда. Кто ты?

Светлячком моя любовь была,
За собой меня вела,
А теперь она огнём горит,
Сердце с сердцем говорит!

Мне казалось, что часы стоят,
Но с тобою дни летят.
Жизнь пройдёт,
Но вновь и вновь
Будет жить любовь!

Ты со мной…
Любовь моя…
Любовь моя…

Мне казалось, что часы стоят,
Но с тобою дни летят.
Жизнь пройдёт,
Но вновь и вновь
Будет жить любовь!

Светлячком моя любовь была,За собой меня вела,А теперь…

Светлячком моя любовь была,
За собой меня вела,
А теперь она огнём горит,
Сердце с сердцем говорит!

Мне казалось, что часы стоят,
Но с тобою дни летят.
Жизнь пройдёт,
Но вновь и вновь
Будет жить любовь!

Ты со мной…
Любовь моя…
Любовь моя…

Мне казалось, что часы стоят,
Но с тобою дни летят.
Жизнь пройдёт,
Но вновь и вновь
Будет жить любовь!

В любви и в войне честных выносят первыми.

В любви и в войне честных выносят первыми.

В любви и в войне честных выносят первыми.

Ночь подходит к середине,
И поет на счастье птица.
Только знаем — нам отныне
Невозможно разлучиться!
Никогда, никогда,
Никогда, никогда…

И так радостно и грустно,
Нам поет лесная птица.
От того, что невозможно
Нам с тобою разлучиться.
Никогда, никогда
Никогда, никогда.
Никогда, никогда.
Никогда, никогда.

Ночь подходит к середине,И поет на счастье птица.Только…

Ночь подходит к середине,
И поет на счастье птица.
Только знаем — нам отныне
Невозможно разлучиться!
Никогда, никогда,
Никогда, никогда…

И так радостно и грустно,
Нам поет лесная птица.
От того, что невозможно
Нам с тобою разлучиться.
Никогда, никогда
Никогда, никогда.
Никогда, никогда.
Никогда, никогда.

Где мы жили, как мы жили,
Улыбаясь и печалясь?
Мы сегодня позабыли,
Потому что повстречались.
Навсегда, навсегда,
Навсегда…
Мы не знаем — кто откуда,
И забыли, кто мы сами.
Только знаем, это чудо,
И случилось это с нами!
Навсегда, навсегда,
Навсегда…

Где мы жили, как мы жили,Улыбаясь и печалясь?Мы…

Где мы жили, как мы жили,
Улыбаясь и печалясь?
Мы сегодня позабыли,
Потому что повстречались.
Навсегда, навсегда,
Навсегда…
Мы не знаем — кто откуда,
И забыли, кто мы сами.
Только знаем, это чудо,
И случилось это с нами!
Навсегда, навсегда,
Навсегда…