Эх, пропадай всё на свете! Куплю заместо короны картуз и поеду заграницу!

Эх, пропадай всё на свете! Куплю заместо короны…

Эх, пропадай всё на свете! Куплю заместо короны картуз и поеду заграницу!

Каждая девочка мечтает стать принцессой.

Каждая девочка мечтает стать принцессой.

Каждая девочка мечтает стать принцессой.

Put doubts aside, there’s no tomorrow. Let’s zoom up from the ground.
The feigned rulers burst with envy ‘cuz you now will be crowned.
An you’ll remember, you’ll remember me.

Оставь сомнения, завтра нет. Давай оттолкнемся от земли.
Мнимые правители разрываются от зависти, потому что ты сейчас будешь коронован.
И ты будешь помнить, ты будешь помнить меня.

Put doubts aside, there’s no tomorrow. Let’s zoom…

Put doubts aside, there’s no tomorrow. Let’s zoom up from the ground.
The feigned rulers burst with envy ‘cuz you now will be crowned.
An you’ll remember, you’ll remember me.

Оставь сомнения, завтра нет. Давай оттолкнемся от земли.
Мнимые правители разрываются от зависти, потому что ты сейчас будешь коронован.
И ты будешь помнить, ты будешь помнить меня.

Girls, so heavy the crown
They carry it tall
But it’s weighing me down.

У девушек тяжелая корона,
Они держат её высоко,
Но это тяготит меня.

Girls, so heavy the crownThey carry it tallBut…

Girls, so heavy the crown
They carry it tall
But it’s weighing me down.

У девушек тяжелая корона,
Они держат её высоко,
Но это тяготит меня.

Ты с улыбкой как-то спросил меня, —
Отчего так страстно я рвался к трону?
Для чего нужна мне была резня,
Почему без крови не взял корону?

Что тебе ответить, мой милый сын?
Можно было ждать и смотреть бесстрастно,
Видеть над столицей пожарищ дым,
Беспорядки в армии, бунты в графствах.

Петер был от горя упрям, как бес,
Ксав твердил: «Преступник сидит на троне».
Вместе мы писали мой манифест,
И клялись, что Юрия похороним.

Ты с улыбкой как-то спросил меня, —Отчего так…

Ты с улыбкой как-то спросил меня, —
Отчего так страстно я рвался к трону?
Для чего нужна мне была резня,
Почему без крови не взял корону?

Что тебе ответить, мой милый сын?
Можно было ждать и смотреть бесстрастно,
Видеть над столицей пожарищ дым,
Беспорядки в армии, бунты в графствах.

Петер был от горя упрям, как бес,
Ксав твердил: «Преступник сидит на троне».
Вместе мы писали мой манифест,
И клялись, что Юрия похороним.

Сегодня я прошу вас драться не за Альфреда. Я прошу вас драться не за Эдуарда, не за корону. Деритесь за самих себя и за своих предков. Они погребены в почве Уэссекса и Мерсии и они стали этой землей. Они наша земля. И сегодня ради них мы победим!

Сегодня я прошу вас драться не за Альфреда.…

Сегодня я прошу вас драться не за Альфреда. Я прошу вас драться не за Эдуарда, не за корону. Деритесь за самих себя и за своих предков. Они погребены в почве Уэссекса и Мерсии и они стали этой землей. Они наша земля. И сегодня ради них мы победим!

The one who wants to wear the crown, must bear its weight.
(One who wants to wear the Сrown bears the Сrown.)

Тот, кто желает носить корону, должен мириться с ее тяжестью.

The one who wants to wear the crown,…

The one who wants to wear the crown, must bear its weight.
(One who wants to wear the Сrown bears the Сrown.)

Тот, кто желает носить корону, должен мириться с ее тяжестью.

— Скажите мне, кто же превзошел принцессу?
— Никто. Некто…
— Из какой она семьи?
— Не из какой — она дочь кузнеца.
— И ради нее вы рискнете короной и королевством?
— Без нее — они ничто.
— Я бы тоже отдала королевство за такую любовь…

— Скажите мне, кто же превзошел принцессу?— Никто.…

— Скажите мне, кто же превзошел принцессу?
— Никто. Некто…
— Из какой она семьи?
— Не из какой — она дочь кузнеца.
— И ради нее вы рискнете короной и королевством?
— Без нее — они ничто.
— Я бы тоже отдала королевство за такую любовь…

— Подай-ка сюда корону!
— Пожалуйста… [снимает корону]
— Великовата она тебе…

— Подай-ка сюда корону!— Пожалуйста… [снимает корону]— Великовата…

— Подай-ка сюда корону!
— Пожалуйста… [снимает корону]
— Великовата она тебе…

— А кто победит, получит корону?
— Ну, нет… с чего это ты взяла?

— А кто победит, получит корону?— Ну, нет……

— А кто победит, получит корону?
— Ну, нет… с чего это ты взяла?

Люди хотят править королевствами, но забывают, что у всех корон есть шипы.

Люди хотят править королевствами, но забывают, что у…

Люди хотят править королевствами, но забывают, что у всех корон есть шипы.

Тот, кто контролирует корону, контролирует королевство.

Тот, кто контролирует корону, контролирует королевство.

Тот, кто контролирует корону, контролирует королевство.

Что за неуловимое могущество скрыто в этой аляповатой безделушке, в этой короне, заставляющей человека ощущать себя божеством, когда он носит её? Держать в ладонях этот маленький яркий мир, одним мановением руки достигать крайних пределов земли, бороздить морские просторы, превратить сушу в торную тропу для походов своего войска — вот что такое носить корону! Самый последний мужик в России, которого кто-нибудь любит, коронован лучше чем я. О, как любовь сдвигает чашу весов! Сколь бедной предстаёт величайшая империя этого мира по сравнению с любовью!

Что за неуловимое могущество скрыто в этой аляповатой…

Что за неуловимое могущество скрыто в этой аляповатой безделушке, в этой короне, заставляющей человека ощущать себя божеством, когда он носит её? Держать в ладонях этот маленький яркий мир, одним мановением руки достигать крайних пределов земли, бороздить морские просторы, превратить сушу в торную тропу для походов своего войска — вот что такое носить корону! Самый последний мужик в России, которого кто-нибудь любит, коронован лучше чем я. О, как любовь сдвигает чашу весов! Сколь бедной предстаёт величайшая империя этого мира по сравнению с любовью!

— Его Величество тебе неприятен?
Я тяжело вздохнула.
— Нет. Но у него есть один серьезный недостаток, который на корню перечеркивает все его многочисленные достоинства.
— Какой?
— Корона, Риг. Корона, которая всю жизнь будет дамокловым мечом висеть над его головой и которая всегда будет влиять на его решения. По любому поводу. На троне ли, за столом ли, или же возле любимой женщины… в каком-то смысле, корона — это его крест. И пусть она красива, великолепна и волшебна… но она слишком холодная, Риг. И слишком тяжелая. Она подавляет. Подчиняет. Она не даст ему быть равным ни с кем. Король всегда первый. И он всегда один. Ему можно только безоговорочно подчиниться или… или же стать его врагом. Таким же жестким, сильным и непримиримым. Потому что власть — слишком цепкая леди, Риг. Она не любит делиться с кем-то еще. И она никогда его не отпустит, даже если он вдруг захочет этого сам.

— Его Величество тебе неприятен? Я тяжело вздохнула.…

— Его Величество тебе неприятен?
Я тяжело вздохнула.
— Нет. Но у него есть один серьезный недостаток, который на корню перечеркивает все его многочисленные достоинства.
— Какой?
— Корона, Риг. Корона, которая всю жизнь будет дамокловым мечом висеть над его головой и которая всегда будет влиять на его решения. По любому поводу. На троне ли, за столом ли, или же возле любимой женщины… в каком-то смысле, корона — это его крест. И пусть она красива, великолепна и волшебна… но она слишком холодная, Риг. И слишком тяжелая. Она подавляет. Подчиняет. Она не даст ему быть равным ни с кем. Король всегда первый. И он всегда один. Ему можно только безоговорочно подчиниться или… или же стать его врагом. Таким же жестким, сильным и непримиримым. Потому что власть — слишком цепкая леди, Риг. Она не любит делиться с кем-то еще. И она никогда его не отпустит, даже если он вдруг захочет этого сам.

Вы чудовище. Вы когда-нибудь задумывались, к чему ведут ваши грандиозные планы? У нее будет корона на голове и сломанная судьба. А Джейн Грей? Она никогда не хотела это короны — теперь ей, быть может, придется отдать за нее жизнь!

Вы чудовище. Вы когда-нибудь задумывались, к чему ведут…

Вы чудовище. Вы когда-нибудь задумывались, к чему ведут ваши грандиозные планы? У нее будет корона на голове и сломанная судьба. А Джейн Грей? Она никогда не хотела это короны — теперь ей, быть может, придется отдать за нее жизнь!

Никогда я не хотела короны для своего сына. Мой муж пошел бы на все ради трона, но не Гилфорд. Я спасу его. Пусть мне придется ползать на коленях. Мария — женщина, ей знакома горечь утраты. Она поймет: сын не должен отвечать за проступки отца.

Никогда я не хотела короны для своего сына.…

Никогда я не хотела короны для своего сына. Мой муж пошел бы на все ради трона, но не Гилфорд. Я спасу его. Пусть мне придется ползать на коленях. Мария — женщина, ей знакома горечь утраты. Она поймет: сын не должен отвечать за проступки отца.

Близость с принцами редко приносит что-нибудь, кроме неприятностей и горя.

Близость с принцами редко приносит что-нибудь, кроме неприятностей…

Близость с принцами редко приносит что-нибудь, кроме неприятностей и горя.

Корона — это одновременно благодать и проклятие.

Корона — это одновременно благодать и проклятие.

Корона — это одновременно благодать и проклятие.

Возможно, он поймет, что даже принцу вовсе не обязательно становиться королем. Возможно, ему больше по вкусу быть просто возлюбленным мужчиной. Возможно, когда он увидит свою любимую жену с сыном на руках, он поймет: это и есть величайшее из царств, какое только может пожелать для себя человек.

Возможно, он поймет, что даже принцу вовсе не…

Возможно, он поймет, что даже принцу вовсе не обязательно становиться королем. Возможно, ему больше по вкусу быть просто возлюбленным мужчиной. Возможно, когда он увидит свою любимую жену с сыном на руках, он поймет: это и есть величайшее из царств, какое только может пожелать для себя человек.

Помни мои слова, Эжени. С короной или без, но ты королева. Не бойся делать то, что должна. Любовь и безжалостность — твои козыри в этой игре.

Помни мои слова, Эжени. С короной или без,…

Помни мои слова, Эжени. С короной или без, но ты королева. Не бойся делать то, что должна. Любовь и безжалостность — твои козыри в этой игре.