— Что-то привело тебя сюда, Флинн Райдер. Быть может, это была судьба, предназначение..
— Или конь.

— Что-то привело тебя сюда, Флинн Райдер. Быть…

— Что-то привело тебя сюда, Флинн Райдер. Быть может, это была судьба, предназначение..
— Или конь.

Заболело сердце у меня среди поля чистого,
Расседлаю своего коня буйного, да быстрого.
Золотую гриву расчешу ласковыми гребнями,
Воздухом одним с тобой дышу, друг ты мой серебряный.

Облака над речкою плывут, помню в день гороховый,
Из-под кобылицы взял тебя жеребенком крохотным.
Норовил за палец укусить. Все козлил, да взбрыкивал.
Понял я тогда — друзьями быть нам с тобою выпало.

И с тех пор стало тесно мне в доме моем,
И в веселую ночь и задумчивым днем.
И с тех пор стали мне так нужны облака.
Стали зорче глаза, стала тверже рука.

Заболело сердце у меня среди поля чистого,Расседлаю своего…

Заболело сердце у меня среди поля чистого,
Расседлаю своего коня буйного, да быстрого.
Золотую гриву расчешу ласковыми гребнями,
Воздухом одним с тобой дышу, друг ты мой серебряный.

Облака над речкою плывут, помню в день гороховый,
Из-под кобылицы взял тебя жеребенком крохотным.
Норовил за палец укусить. Все козлил, да взбрыкивал.
Понял я тогда — друзьями быть нам с тобою выпало.

И с тех пор стало тесно мне в доме моем,
И в веселую ночь и задумчивым днем.
И с тех пор стали мне так нужны облака.
Стали зорче глаза, стала тверже рука.

Дыши в ноздри коню и он станет твоим на всю жизнь. Но надо подойти близко. Заслужить его уважение…

Дыши в ноздри коню и он станет твоим…

Дыши в ноздри коню и он станет твоим на всю жизнь. Но надо подойти близко. Заслужить его уважение…

Спрячь за решёткой ты вольную волю,
Выкраду вместе с решёткой!
Спрячь за решёткой ты вольную волю,
Выкраду вместе с решёткой!

Выглянул месяц, и снова
Спрятался за облаками,
На пять замков запирай вороного,
Выкраду вместе с замками!

Спрячь за решёткой ты вольную волю,Выкраду вместе с…

Спрячь за решёткой ты вольную волю,
Выкраду вместе с решёткой!
Спрячь за решёткой ты вольную волю,
Выкраду вместе с решёткой!

Выглянул месяц, и снова
Спрятался за облаками,
На пять замков запирай вороного,
Выкраду вместе с замками!

Спрыгнув на землю, она тут же бросилась к Ариону и обняла его шею руками.
— Я так скучала по тебе! — она прижалась лицом к теплой коже коня, от которого пахло морской солью и яблоками…

Спрыгнув на землю, она тут же бросилась к…

Спрыгнув на землю, она тут же бросилась к Ариону и обняла его шею руками.
— Я так скучала по тебе! — она прижалась лицом к теплой коже коня, от которого пахло морской солью и яблоками…

Я так и села.
— Ты что, говорящий?
— Нет, разговаривающий! — Огрызнулся конь ещё ехидней. — Говорить и скворец выучится, ежели долбить ему одно и то же по сто раз на дню! А ты кто такая?
— Жена Кощеева, Василиса Прекрасная!
— Что-то не похожа… — недоверчиво проворчал конь. — Тоесть на жену. А ну, покажи палец!
Я показала.
— Другой, бестолочь! Этот палец только разбойники дружинникам показывают!

Я так и села.— Ты что, говорящий?— Нет,…

Я так и села.
— Ты что, говорящий?
— Нет, разговаривающий! — Огрызнулся конь ещё ехидней. — Говорить и скворец выучится, ежели долбить ему одно и то же по сто раз на дню! А ты кто такая?
— Жена Кощеева, Василиса Прекрасная!
— Что-то не похожа… — недоверчиво проворчал конь. — Тоесть на жену. А ну, покажи палец!
Я показала.
— Другой, бестолочь! Этот палец только разбойники дружинникам показывают!