Нельзя следовать за командиром, которого нет.

Нельзя следовать за командиром, которого нет.

Нельзя следовать за командиром, которого нет.

Позвольте, я расскажу вам о своей команде. Агент Морган боролся с теми людьми, которые могли его спасти. Почему? Потому что доверие надо заработать, и есть совсем немного людей, кому он по-настоящему доверяет. Интеллект Рида — это щит, защищающий его от душевных волнений, и в данный момент его щит в ремонте. Прентис страдает гиперкомпенсацией, потому что еще не чувствует себя частью команды, но ей не стоит волноваться. Каждый день агент Джеро отвечает на дюжину заявок, и каждый вечер, идя домой, надеется, что сделала правильный выбор. В кабинете Гарсиа множество статуэток, чтобы она не забывала улыбаться в конце рабочего дня после всех ужасов. что видит на экране монитора. Агент Гидеон может поставить себя на место другого человека. Он хорошо разбирается в людях, но никогда не делится своими мыслями. Я всегда верен своему делу и своей команде, и если вы думаете, что найдете более подходящего человека — удачи вам…

Позвольте, я расскажу вам о своей команде. Агент…

Позвольте, я расскажу вам о своей команде. Агент Морган боролся с теми людьми, которые могли его спасти. Почему? Потому что доверие надо заработать, и есть совсем немного людей, кому он по-настоящему доверяет. Интеллект Рида — это щит, защищающий его от душевных волнений, и в данный момент его щит в ремонте. Прентис страдает гиперкомпенсацией, потому что еще не чувствует себя частью команды, но ей не стоит волноваться. Каждый день агент Джеро отвечает на дюжину заявок, и каждый вечер, идя домой, надеется, что сделала правильный выбор. В кабинете Гарсиа множество статуэток, чтобы она не забывала улыбаться в конце рабочего дня после всех ужасов. что видит на экране монитора. Агент Гидеон может поставить себя на место другого человека. Он хорошо разбирается в людях, но никогда не делится своими мыслями. Я всегда верен своему делу и своей команде, и если вы думаете, что найдете более подходящего человека — удачи вам…

Все в этом мире не так, как должно быть. Он суровый и жестокий. Поэтому есть мы — чемпионы. Не важно, откуда мы пришли, что сделали и пережили, не важно даже меняем ли мы что-то. Мы живем так, будто мир такой, каким и должен быть, чтобы показать ему, каким он может стать.

Все в этом мире не так, как должно…

Все в этом мире не так, как должно быть. Он суровый и жестокий. Поэтому есть мы — чемпионы. Не важно, откуда мы пришли, что сделали и пережили, не важно даже меняем ли мы что-то. Мы живем так, будто мир такой, каким и должен быть, чтобы показать ему, каким он может стать.

— Я провел много лет, простите… Я прожил жизнь в окружении героев. С вами никто не сравнится. С самых первых дней вы становились частью команды и героями, потому что вы… потому что вы обречены терять друг друга. Сближаться с хорошими людьми… и расставаться навсегда. Мы все страдали от утрат. Не забывайте об этом.
— Я никогда не забуду тех, кого мы потеряли.
— Вы не должны забывать. Но должны двигаться дальше.
— Нет. При всем уважении, сэр, Вы не правы. Мы не движемся дальше. Мы храним это место в сердце… запечатываем его, закрываем дверь… время от времени заглядываем. Но не движемся дальше… даже если попрощались.

— Я провел много лет, простите… Я прожил…

— Я провел много лет, простите… Я прожил жизнь в окружении героев. С вами никто не сравнится. С самых первых дней вы становились частью команды и героями, потому что вы… потому что вы обречены терять друг друга. Сближаться с хорошими людьми… и расставаться навсегда. Мы все страдали от утрат. Не забывайте об этом.
— Я никогда не забуду тех, кого мы потеряли.
— Вы не должны забывать. Но должны двигаться дальше.
— Нет. При всем уважении, сэр, Вы не правы. Мы не движемся дальше. Мы храним это место в сердце… запечатываем его, закрываем дверь… время от времени заглядываем. Но не движемся дальше… даже если попрощались.

— Девочки, не для кого не секрет, что мы команда!
— И, по-моему, эта команда — фас.

— Девочки, не для кого не секрет, что…

— Девочки, не для кого не секрет, что мы команда!
— И, по-моему, эта команда — фас.

— Через десять минут вас сомнут. Сколько у вас людей?
— Решили полюбоваться?
— Отделение и два пулемёта должны подойти. Что делать будем?
— Ясно. А ничего. Перекрываем границу или отойдите в сторону пусть бегут на пулемёты. Взвод, слушай мою команду! Ко мне! Примкнуть штыки!
— Гамаюн, против безоружных нельзя!
— Пулемётчики, десять шагов вперёд! Марш! Прицел четыре, целик два! По немецким позициям, приготовиться! Становись! Правая шеренга кругом! К бою! Все назад, будем пропускать только в установленном порядке!
— Однако, хватка у вас. Слушай капитан, а ты теперь в «установленном порядке» туда, к германцам?
— У меня в вагоне осталась семья, позвольте мне уйти! И начните пропускать людей, следующий натиск вы не выдержите…

— Через десять минут вас сомнут. Сколько у…

— Через десять минут вас сомнут. Сколько у вас людей?
— Решили полюбоваться?
— Отделение и два пулемёта должны подойти. Что делать будем?
— Ясно. А ничего. Перекрываем границу или отойдите в сторону пусть бегут на пулемёты. Взвод, слушай мою команду! Ко мне! Примкнуть штыки!
— Гамаюн, против безоружных нельзя!
— Пулемётчики, десять шагов вперёд! Марш! Прицел четыре, целик два! По немецким позициям, приготовиться! Становись! Правая шеренга кругом! К бою! Все назад, будем пропускать только в установленном порядке!
— Однако, хватка у вас. Слушай капитан, а ты теперь в «установленном порядке» туда, к германцам?
— У меня в вагоне осталась семья, позвольте мне уйти! И начните пропускать людей, следующий натиск вы не выдержите…

– Не часто такое встречается, правда? Это аномалия, внештатная ситуация. Не совсем норма.
– Кстати, о ненормальном. Чья идея проделать дыру в самолёте?
– Ну Мэй сказала, что двери связаны с уровнем давления, и я решила…
– И мы решили, что это единственный способ открыть их.
– Это была общая идея, сэр.
– Да, и вполне гениальная.
– Хорошая работа.

– Не часто такое встречается, правда? Это аномалия,…

– Не часто такое встречается, правда? Это аномалия, внештатная ситуация. Не совсем норма.
– Кстати, о ненормальном. Чья идея проделать дыру в самолёте?
– Ну Мэй сказала, что двери связаны с уровнем давления, и я решила…
– И мы решили, что это единственный способ открыть их.
– Это была общая идея, сэр.
– Да, и вполне гениальная.
– Хорошая работа.

– Почему ты не можешь остаться капитаном?
– Я заканчиваю школу. В следующем году меня тут уже не будет. Кто-то должен будет занять это место. И это должен сделать ты.
– Да?! Только тренер этого не хочет! И я не уверен, хочет ли этого команда!
– Это зависит не от них! А только от тебя! Ты должен этого хотеть! Потому что они не оставят тебя в покое, они будут стараться сбить тебя с ног, а ты должен держаться! Ты должен показать им, что это всё не просто так! Лидеры не убегают.

– Почему ты не можешь остаться капитаном?– Я…

– Почему ты не можешь остаться капитаном?
– Я заканчиваю школу. В следующем году меня тут уже не будет. Кто-то должен будет занять это место. И это должен сделать ты.
– Да?! Только тренер этого не хочет! И я не уверен, хочет ли этого команда!
– Это зависит не от них! А только от тебя! Ты должен этого хотеть! Потому что они не оставят тебя в покое, они будут стараться сбить тебя с ног, а ты должен держаться! Ты должен показать им, что это всё не просто так! Лидеры не убегают.

Он [Стайлз] в команде по лакроссу. Я имею в виду, он ужасен, но он в команде.

Он [Стайлз] в команде по лакроссу. Я имею…

Он [Стайлз] в команде по лакроссу. Я имею в виду, он ужасен, но он в команде.

Что бы нам не угрожало извне, что бы мы не испытывали — наша команда не должна разрушить себя изнутри!

Что бы нам не угрожало извне, что бы…

Что бы нам не угрожало извне, что бы мы не испытывали — наша команда не должна разрушить себя изнутри!

Больше всего — ну, кроме гандбола и искристого шардоне, — мне нравится прогресс. А он достигается лишь совместными усилиями, и такие моменты незабываемы.

Больше всего — ну, кроме гандбола и искристого…

Больше всего — ну, кроме гандбола и искристого шардоне, — мне нравится прогресс. А он достигается лишь совместными усилиями, и такие моменты незабываемы.

Честь, порядочность, чистота — эти слова ассоциируются с соответствующими поступками и достойными человеческими достижениями. Слова, которые стоит вспоминать как можно чаще. А сейчас всем нас пора обрести свой путь как команде. Я верю в каждого из вас, я видел, как вы боретесь не разумом, а сердцем. Важно, что здесь [указывая на грудь], а не что здесь [указывая на капсулы с допингом]. Если будете чувствовать мат каждой клеточкой своего тела и сосредоточитесь на выполнении поставленных задач, вы выйдете победителями. И привезете домой настоящий трофей.

Честь, порядочность, чистота — эти слова ассоциируются с…

Честь, порядочность, чистота — эти слова ассоциируются с соответствующими поступками и достойными человеческими достижениями. Слова, которые стоит вспоминать как можно чаще. А сейчас всем нас пора обрести свой путь как команде. Я верю в каждого из вас, я видел, как вы боретесь не разумом, а сердцем. Важно, что здесь [указывая на грудь], а не что здесь [указывая на капсулы с допингом]. Если будете чувствовать мат каждой клеточкой своего тела и сосредоточитесь на выполнении поставленных задач, вы выйдете победителями. И привезете домой настоящий трофей.

— Я просто хочу извиниться. Это должен был быть мой бой, я не хотела втягивать вас.
— Кто-то что-то сказал?
— Я не слышал.
— А я слышала, она сказала: «Возьмем эту тварь».
— Это я и слышал.

— Я просто хочу извиниться. Это должен был…

— Я просто хочу извиниться. Это должен был быть мой бой, я не хотела втягивать вас.
— Кто-то что-то сказал?
— Я не слышал.
— А я слышала, она сказала: «Возьмем эту тварь».
— Это я и слышал.

— Предлагаю, чтобы отныне между нами не было больших секретов. С этого дня мы одна команда, работающая в одном направлении. Я зомби, Мэйджор — зомби…
— Пейтон спит с Блейном!
— Спала — один раз!
— Уже поздно говорить, что кое-что я бы предпочел не знать?

— Предлагаю, чтобы отныне между нами не было…

— Предлагаю, чтобы отныне между нами не было больших секретов. С этого дня мы одна команда, работающая в одном направлении. Я зомби, Мэйджор — зомби…
— Пейтон спит с Блейном!
— Спала — один раз!
— Уже поздно говорить, что кое-что я бы предпочел не знать?

— Вы должны помочь Барри!
— Ты слышала его, Фелисити…
— … он хочет справиться в одиночку.
— Чего еще ожидать? Ему больно. Вы же его команда. Если бы мне давали пять центов всякий раз, когда Стрела злиться на меня, я бы стала богата, как Оливер Куин. Упомянула эго, потому что он самый богатый человек, которого я знаю. Точнее был… Это я к тому, что вы должны прикрывать своего напарника, что бы не случилось.

— Вы должны помочь Барри!— Ты слышала его,…

— Вы должны помочь Барри!
— Ты слышала его, Фелисити…
— … он хочет справиться в одиночку.
— Чего еще ожидать? Ему больно. Вы же его команда. Если бы мне давали пять центов всякий раз, когда Стрела злиться на меня, я бы стала богата, как Оливер Куин. Упомянула эго, потому что он самый богатый человек, которого я знаю. Точнее был… Это я к тому, что вы должны прикрывать своего напарника, что бы не случилось.

Первая команда работала так хорошо из-за доверия и уважения, которое все испытывали к Оливеру Куину. Не к Зелёной стреле. Это Оливер может быть лидером, он может управлять командой. Это с ним я осталась тогда и по прежнему остаюсь.

Первая команда работала так хорошо из-за доверия и…

Первая команда работала так хорошо из-за доверия и уважения, которое все испытывали к Оливеру Куину. Не к Зелёной стреле. Это Оливер может быть лидером, он может управлять командой. Это с ним я осталась тогда и по прежнему остаюсь.

Оглянитесь, посмотрите друг на друга. Каждый обладает навыком, необходимым для операции. Здесь нет начальников и подчиненных — здесь все равны, все важны. Мы одна команда, мы одна семья.

Оглянитесь, посмотрите друг на друга. Каждый обладает навыком,…

Оглянитесь, посмотрите друг на друга. Каждый обладает навыком, необходимым для операции. Здесь нет начальников и подчиненных — здесь все равны, все важны. Мы одна команда, мы одна семья.

— Эрик, мы же команда!
— Ну да, Майкл — внешность, Стивен — мозги, а ты… У тебя дома еда!

— Эрик, мы же команда!— Ну да, Майкл…

— Эрик, мы же команда!
— Ну да, Майкл — внешность, Стивен — мозги, а ты… У тебя дома еда!