— А почему ваш двоюродный дед начал собирать дверные ручки?
— ОКР. «Прозака» тогда еще не было, так что мы назвали это хобби и забыли.

— А почему ваш двоюродный дед начал собирать…

— А почему ваш двоюродный дед начал собирать дверные ручки?
— ОКР. «Прозака» тогда еще не было, так что мы назвали это хобби и забыли.

Сын, собирать монеты, — это все равно что жить. Всем давно надоело. Но в отличии от жизни, для монет у меня есть решение.

Сын, собирать монеты, — это все равно что…

Сын, собирать монеты, — это все равно что жить. Всем давно надоело. Но в отличии от жизни, для монет у меня есть решение.

Совместное коллекционирование противоестественно. Обладать (и быть предметом обладания) можно лишь в одиночку.

Совместное коллекционирование противоестественно. Обладать (и быть предметом обладания)…

Совместное коллекционирование противоестественно. Обладать (и быть предметом обладания) можно лишь в одиночку.

Есть коллекция, собрать которую намного сложнее, чем какую-либо другую, и это вовсе не зависит от благосостояния самого коллекционера. Такая коллекция не имеет денежного эквивалента, но, несмотря на это, она имеет намного большую ценность, чем собрание изделий Фаберже или парка Феррари, только вот понимать это, как правило, начинаешь уже тогда, когда тебе уже далеко за… Эту уникальную коллекцию можно назвать – «коллекция воспоминаний и человеческих отношений», и каждый из нас так или иначе собирает и накапливает её в течение всей жизни…

Есть коллекция, собрать которую намного сложнее, чем какую-либо…

Есть коллекция, собрать которую намного сложнее, чем какую-либо другую, и это вовсе не зависит от благосостояния самого коллекционера. Такая коллекция не имеет денежного эквивалента, но, несмотря на это, она имеет намного большую ценность, чем собрание изделий Фаберже или парка Феррари, только вот понимать это, как правило, начинаешь уже тогда, когда тебе уже далеко за… Эту уникальную коллекцию можно назвать – «коллекция воспоминаний и человеческих отношений», и каждый из нас так или иначе собирает и накапливает её в течение всей жизни…

«Прекрасная вещь» — скажет коллекционер, а отнюдь не «прекрасная статуэтка».

«Прекрасная вещь» — скажет коллекционер, а отнюдь не…

«Прекрасная вещь» — скажет коллекционер, а отнюдь не «прекрасная статуэтка».

Я коллекционирую часы. Будет чем играться в старости. Но вообще собираю вещицы, которые что-то для меня значат. Например, записочку, которую мне написала маленькая дочка. Или составленный мною в возрасте 22 лет список того, чего я хочу достичь в жизни.
В этом списке были цели, которые мне позарез нужно было воплотить в жизнь за следующие пять лет. Во-первых, окончить колледж, чтобы стать первым человеком в семье, получившим высшее образование. Во-вторых, купить дом родителям: у нас ведь никогда не было своего дома. Ну и жениться на подружке юности. Я выполнил все поставленные перед собой задачи. Плюс еще помог бабушке, которой было негде жить. Моя семья в то время едва сводила концы с концам.

Я коллекционирую часы. Будет чем играться в старости.…

Я коллекционирую часы. Будет чем играться в старости. Но вообще собираю вещицы, которые что-то для меня значат. Например, записочку, которую мне написала маленькая дочка. Или составленный мною в возрасте 22 лет список того, чего я хочу достичь в жизни.
В этом списке были цели, которые мне позарез нужно было воплотить в жизнь за следующие пять лет. Во-первых, окончить колледж, чтобы стать первым человеком в семье, получившим высшее образование. Во-вторых, купить дом родителям: у нас ведь никогда не было своего дома. Ну и жениться на подружке юности. Я выполнил все поставленные перед собой задачи. Плюс еще помог бабушке, которой было негде жить. Моя семья в то время едва сводила концы с концам.

У нас случилась небольшая размоловка. Им не понравилось моё хобби — коллекционирование их голов.

У нас случилась небольшая размоловка. Им не понравилось…

У нас случилась небольшая размоловка. Им не понравилось моё хобби — коллекционирование их голов.

В каждом коллекционере дремлет психопат.

В каждом коллекционере дремлет психопат.

В каждом коллекционере дремлет психопат.

Только одержимые, неуверенные в себе люди, имеют желание коллекционировать.

Только одержимые, неуверенные в себе люди, имеют желание…

Только одержимые, неуверенные в себе люди, имеют желание коллекционировать.

— Его коллекция картин не меньше, чем его коллекция женщин.
— И какая же?
— Библейских масштабов.

— Его коллекция картин не меньше, чем его…

— Его коллекция картин не меньше, чем его коллекция женщин.
— И какая же?
— Библейских масштабов.

Алексею с самого детства нравилось, когда большое становилось маленьким. И в жизни для него всё сложное было простым.

Алексею с самого детства нравилось, когда большое становилось…

Алексею с самого детства нравилось, когда большое становилось маленьким. И в жизни для него всё сложное было простым.

Демельза высказала предположение, что иногда, наверное, денег бывает слишком много, вот и приходится собирать столько всякой всячины. Что может быть приятней, чем страсть к собирательству, будь то веера, слоновая кость или стекло, а потом можно позволить себе собрать целую коллекцию, один драгоценный предмет за другим, расставить её на полках и каждый раз получать удовольствие, разглядывая её. Но сэр Хорас, дожив до преклонных лет, собрал множество крупных коллекций. Как же он мог находить в них прежнее удовольствие? Шесть чудесных вещиц всегда останутся шестью чудесными вещицами. Собери шесть тысяч – и перестанешь их ценить.
— Это как жены, — заметил Росс. — Много не нужно.

Демельза высказала предположение, что иногда, наверное, денег бывает…

Демельза высказала предположение, что иногда, наверное, денег бывает слишком много, вот и приходится собирать столько всякой всячины. Что может быть приятней, чем страсть к собирательству, будь то веера, слоновая кость или стекло, а потом можно позволить себе собрать целую коллекцию, один драгоценный предмет за другим, расставить её на полках и каждый раз получать удовольствие, разглядывая её. Но сэр Хорас, дожив до преклонных лет, собрал множество крупных коллекций. Как же он мог находить в них прежнее удовольствие? Шесть чудесных вещиц всегда останутся шестью чудесными вещицами. Собери шесть тысяч – и перестанешь их ценить.
— Это как жены, — заметил Росс. — Много не нужно.

В кабинете было много книг: двадцать четыре собрания сочинений самых знаменитых писателей, русских и иностранных. Книги стояли на полках в красивых переплетах, и у них был укоризненный вид – ведь книги сердятся, когда их не читают.
– Ты любишь читать, мой милый?
Конечно, Петька любил читать. И не только читать, но и рассказывать. Старшему Советнику повезло – он давно искал человека, который прочел бы все двадцать четыре собрания сочинений, а потом рассказал ему вкратце их содержание. Он усадил Петьку в удобное кресло и подсунул ему «Три мушкетера». Петька прочел страницу, другую и забыл обо всем на свете.

В кабинете было много книг: двадцать четыре собрания…

В кабинете было много книг: двадцать четыре собрания сочинений самых знаменитых писателей, русских и иностранных. Книги стояли на полках в красивых переплетах, и у них был укоризненный вид – ведь книги сердятся, когда их не читают.
– Ты любишь читать, мой милый?
Конечно, Петька любил читать. И не только читать, но и рассказывать. Старшему Советнику повезло – он давно искал человека, который прочел бы все двадцать четыре собрания сочинений, а потом рассказал ему вкратце их содержание. Он усадил Петьку в удобное кресло и подсунул ему «Три мушкетера». Петька прочел страницу, другую и забыл обо всем на свете.

У него машины, на которых он не ездит, самолет, на котором не летает, и дом, в котором он не живет. Почему он выбрал такой стиль жизни? Потому что он коллекционер, а любой коллекционер стремится обладать вожделенной вещью.

У него машины, на которых он не ездит,…

У него машины, на которых он не ездит, самолет, на котором не летает, и дом, в котором он не живет. Почему он выбрал такой стиль жизни? Потому что он коллекционер, а любой коллекционер стремится обладать вожделенной вещью.

Как известно, каждый коллекционер способен на воровство и даже на убийство, если речь идет о том, чтобы пополнить коллекцию новым экземпляром.

Как известно, каждый коллекционер способен на воровство и…

Как известно, каждый коллекционер способен на воровство и даже на убийство, если речь идет о том, чтобы пополнить коллекцию новым экземпляром.

Колекционирование марок другой страны само по себе еще не означает, что вы жаждете сорваться с места и переселиться в эту страну.

Колекционирование марок другой страны само по себе еще…

Колекционирование марок другой страны само по себе еще не означает, что вы жаждете сорваться с места и переселиться в эту страну.

Я человек, живущий воспоминаниями. Коллекционер. А почти все коллекционеры глупо тоскуют по вчерашнему дню, кроме тех, кто коллекционирует деньги.

Я человек, живущий воспоминаниями. Коллекционер. А почти все…

Я человек, живущий воспоминаниями. Коллекционер. А почти все коллекционеры глупо тоскуют по вчерашнему дню, кроме тех, кто коллекционирует деньги.

Отец изрядно раздражал его, он был коллекционер всего. Собирал трубки, тросточки, колоды карт, монеты, бинокли, перочинные ножички, чернильницы… Как-то даже замахнулся было на корзинки для зонтиков, но мама это пресекла, потому что в доме уже было не повернуться.

Отец изрядно раздражал его, он был коллекционер всего.…

Отец изрядно раздражал его, он был коллекционер всего. Собирал трубки, тросточки, колоды карт, монеты, бинокли, перочинные ножички, чернильницы… Как-то даже замахнулся было на корзинки для зонтиков, но мама это пресекла, потому что в доме уже было не повернуться.

Коллекционировать — значит уметь жить прошлым.

Коллекционировать — значит уметь жить прошлым.

Коллекционировать — значит уметь жить прошлым.

Я — один из экземпляров коллекции. И когда пытаюсь трепыхать крылышками, чтобы выбиться из ряда вон, он испытывает ко мне глубочайшую ненависть. Надо быть мертвой, наколотой на булавку, всегда одинаковой, всегда красивой, радующей глаз. Он понимает, что отчасти моя красота — результат того, что я — живая. Но по-настоящему живая я ему не нужна. Я должна быть живой, но как бы мертвой.

Я — один из экземпляров коллекции. И когда…

Я — один из экземпляров коллекции. И когда пытаюсь трепыхать крылышками, чтобы выбиться из ряда вон, он испытывает ко мне глубочайшую ненависть. Надо быть мертвой, наколотой на булавку, всегда одинаковой, всегда красивой, радующей глаз. Он понимает, что отчасти моя красота — результат того, что я — живая. Но по-настоящему живая я ему не нужна. Я должна быть живой, но как бы мертвой.