— Ты чего, сосед?
— Книга больно жалостливая! Не могу прямо читать…

— Ты чего, сосед?— Книга больно жалостливая! Не…

— Ты чего, сосед?
— Книга больно жалостливая! Не могу прямо читать…

Эта незавершенная страница будет самой великолепной во всей книге.

Эта незавершенная страница будет самой великолепной во всей…

Эта незавершенная страница будет самой великолепной во всей книге.

— Мы позаимствуем мозги там, где проживают знания.
— Мозготаун?
— Нет, библиотека.

— Мы позаимствуем мозги там, где проживают знания.—…

— Мы позаимствуем мозги там, где проживают знания.
— Мозготаун?
— Нет, библиотека.

Я читал очень много книг в детстве. Но это были не «Пятьдесят оттенков серого».

Я читал очень много книг в детстве. Но…

Я читал очень много книг в детстве. Но это были не «Пятьдесят оттенков серого».

После последнего звонка в школах в вытрезвитель попали 78 учеников, за хулиганство задержаны 96, мы как педагоги заявляем, это не наша недоработка, просто хороших книг стало меньше.

После последнего звонка в школах в вытрезвитель попали…

После последнего звонка в школах в вытрезвитель попали 78 учеников, за хулиганство задержаны 96, мы как педагоги заявляем, это не наша недоработка, просто хороших книг стало меньше.

Люди так хотят быть не тем, кем они являются, хотят быть лучше. Есть куча книг каких-то по мотивации… «Стань лучше!», «Стань увереннее!» Люди начинают открывать какие-то сверхспособности в себе… Однако всё, что содержит слова — «тайна», «секрет» и «непознанное» — всё это литературное говно. Во-первых, «Секрет» не может стоить 150 рублей и продаваться тиражом в полтора миллиона в «Библио-Глобусе». Во-вторых, если ты открыл какой-то секрет или тайну, тебе должны дать премию, сразу. Не нужно для этого писать книгу. К примеру, Григорий Перельман, математик. Доказал гипотезу Пуанкаре. Ему сразу дали лям. Он не выпускал книгу «Тайны гипотезы», где он в золотых запонках бежит к успеху.
Это ужасные книги. Меня напрягает, что есть люди, которые говорят: «Эта книга изменила мою жизнь!» Меня пугают люди, для которых эта книга изменила жизнь. Что это такое вообще? Книга, которая изменила жизнь — это когда ты жил с волками, нашёл букварь, — и вот она, книга, которая изменила твою жизнь.

Люди так хотят быть не тем, кем они…

Люди так хотят быть не тем, кем они являются, хотят быть лучше. Есть куча книг каких-то по мотивации… «Стань лучше!», «Стань увереннее!» Люди начинают открывать какие-то сверхспособности в себе… Однако всё, что содержит слова — «тайна», «секрет» и «непознанное» — всё это литературное говно. Во-первых, «Секрет» не может стоить 150 рублей и продаваться тиражом в полтора миллиона в «Библио-Глобусе». Во-вторых, если ты открыл какой-то секрет или тайну, тебе должны дать премию, сразу. Не нужно для этого писать книгу. К примеру, Григорий Перельман, математик. Доказал гипотезу Пуанкаре. Ему сразу дали лям. Он не выпускал книгу «Тайны гипотезы», где он в золотых запонках бежит к успеху.
Это ужасные книги. Меня напрягает, что есть люди, которые говорят: «Эта книга изменила мою жизнь!» Меня пугают люди, для которых эта книга изменила жизнь. Что это такое вообще? Книга, которая изменила жизнь — это когда ты жил с волками, нашёл букварь, — и вот она, книга, которая изменила твою жизнь.

Чудесно, что в современном мире не принято быть расистом. Если только ты не верующий, тогда это можно. Потому что в старой книжке написано, что можно ненавидеть чужие народы. А против этого ведь не попрешь. Против старой книжки.

Чудесно, что в современном мире не принято быть…

Чудесно, что в современном мире не принято быть расистом. Если только ты не верующий, тогда это можно. Потому что в старой книжке написано, что можно ненавидеть чужие народы. А против этого ведь не попрешь. Против старой книжки.

Мало кто знает, что Пауло Коэльо пишет свои книги, используя статусы пятнадцатилетних разочарованных школьниц.

Мало кто знает, что Пауло Коэльо пишет свои…

Мало кто знает, что Пауло Коэльо пишет свои книги, используя статусы пятнадцатилетних разочарованных школьниц.

— Где вероятнее всего можно получить укус вампира?
— В романе 19 века.

— Где вероятнее всего можно получить укус вампира?—…

— Где вероятнее всего можно получить укус вампира?
— В романе 19 века.

Оля Бузова написала книгу, которая называется «Цена счастья». И в аннотации написано, что эта книга о любви, боли, предательстве, человеческом падении, питании и спорте. Так себе концовочка, да? Это всё равно что Толстой написал бы «Войну и мир» и сказал бы, что эта книга о войне, любви, как ухаживать за бородой и драть крестьянских девок.

Оля Бузова написала книгу, которая называется «Цена счастья».…

Оля Бузова написала книгу, которая называется «Цена счастья». И в аннотации написано, что эта книга о любви, боли, предательстве, человеческом падении, питании и спорте. Так себе концовочка, да? Это всё равно что Толстой написал бы «Войну и мир» и сказал бы, что эта книга о войне, любви, как ухаживать за бородой и драть крестьянских девок.

Чтобы сделать Ксении Собчак больно, надо дать прочитать ей собственную книгу. Конкретно книгу — «Замуж за миллионера». Кто не читал и любит трагедию, очень советую. Там к концу книги становится жалко дерево, из которого её сделали.

Чтобы сделать Ксении Собчак больно, надо дать прочитать…

Чтобы сделать Ксении Собчак больно, надо дать прочитать ей собственную книгу. Конкретно книгу — «Замуж за миллионера». Кто не читал и любит трагедию, очень советую. Там к концу книги становится жалко дерево, из которого её сделали.

Надо всё-таки помнить, что у нас не было Драйзера, у нас никто не написал «Финансист» и «Гений». У нас не было Фолкнера. У нас никто не осмыслял, как Бальзак в «Человеческой комедии» показал взаимоотношения нравственности, положения, денег и так далее. У нас в русской литературе есть пять книг о богатых.
Мамин-Сибиряк, «Приваловские миллионы» — все бандиты. «Золото» Мамина-Сибиряка — все воры. «Угрюм-река» Шишкова — все волки. «Дело Артамонова» Горького: богатство — это вырождение. И, допустим, в «Двух капитанах» Ромашка в первой главе у Каверина берёг деньги. Как логическое продолжение этого, последний продавал Родину и предавал своих друзей. Так что, надо понимать, что даже в русской былине, где нет фантастического элемента, фантастика начинается сразу там, где вопрос денег. Откуда у Садко деньги? А это со дна морского, это сложности.

Надо всё-таки помнить, что у нас не было…

Надо всё-таки помнить, что у нас не было Драйзера, у нас никто не написал «Финансист» и «Гений». У нас не было Фолкнера. У нас никто не осмыслял, как Бальзак в «Человеческой комедии» показал взаимоотношения нравственности, положения, денег и так далее. У нас в русской литературе есть пять книг о богатых.
Мамин-Сибиряк, «Приваловские миллионы» — все бандиты. «Золото» Мамина-Сибиряка — все воры. «Угрюм-река» Шишкова — все волки. «Дело Артамонова» Горького: богатство — это вырождение. И, допустим, в «Двух капитанах» Ромашка в первой главе у Каверина берёг деньги. Как логическое продолжение этого, последний продавал Родину и предавал своих друзей. Так что, надо понимать, что даже в русской былине, где нет фантастического элемента, фантастика начинается сразу там, где вопрос денег. Откуда у Садко деньги? А это со дна морского, это сложности.

Я на днях случайно купил книжку, есть такой автор Михаил Зыгарь. Она называется «Все свободны». Талантливая книжка. Документальная. Написана очень художественно. Мне кажется, автор либеральных взглядов. Как бывает у талантливых людей, у него художественная правда выше политических взглядов. Она посвящена выборам Ельцына в 1996 году. Как будто все знаешь. Но когда это читаешь, всю эту внутреннюю кухню, это страшная книга. Ты понимаешь, что творилось со страной, как ее уничтожали, и кто этим занимался. Какие-то вещи всплывают любопытные. Оказывается первым человеком, который поддержал выдвижение Ельцына в 1996 году, был кумир лево-патриотических сил ныне покойный писатель Лимонов. Вот уж действительно русского человека изучай по Достоевскому.

Я на днях случайно купил книжку, есть такой…

Я на днях случайно купил книжку, есть такой автор Михаил Зыгарь. Она называется «Все свободны». Талантливая книжка. Документальная. Написана очень художественно. Мне кажется, автор либеральных взглядов. Как бывает у талантливых людей, у него художественная правда выше политических взглядов. Она посвящена выборам Ельцына в 1996 году. Как будто все знаешь. Но когда это читаешь, всю эту внутреннюю кухню, это страшная книга. Ты понимаешь, что творилось со страной, как ее уничтожали, и кто этим занимался. Какие-то вещи всплывают любопытные. Оказывается первым человеком, который поддержал выдвижение Ельцына в 1996 году, был кумир лево-патриотических сил ныне покойный писатель Лимонов. Вот уж действительно русского человека изучай по Достоевскому.

Некоторые в период пандемии начали делать следующее — читать. Чтение книг — занятие достаточно непопулярное, диковинное. Для некоторых экзотическое.

Некоторые в период пандемии начали делать следующее —…

Некоторые в период пандемии начали делать следующее — читать. Чтение книг — занятие достаточно непопулярное, диковинное. Для некоторых экзотическое.

Я снимаю шляпу и делаю все более глубокий поклон в отношении Джорджа Оруэлла, поскольку это было очень точно все описано. Потому что мы видели на заседании блока НАТО эту самую пятиминутку ненависти. Они выходили и соревновались, у кого будет больше истерической пены, и кто более явно продемонстрирует ненависть к России.

Я снимаю шляпу и делаю все более глубокий…

Я снимаю шляпу и делаю все более глубокий поклон в отношении Джорджа Оруэлла, поскольку это было очень точно все описано. Потому что мы видели на заседании блока НАТО эту самую пятиминутку ненависти. Они выходили и соревновались, у кого будет больше истерической пены, и кто более явно продемонстрирует ненависть к России.

Есть у меня случай из детства. Как-то сижу и читаю книгу, подходит батя и спрашивает: «Что читаешь?» Я говорю: «Граф Монте-Кристо». Она спрашивает: «А кто написал?» Я отвечаю: «Александр Дюма отец». Он помолчал и потом задумчиво добавил: «Ты раньше никогда не называл меня отец».

Есть у меня случай из детства. Как-то сижу…

Есть у меня случай из детства. Как-то сижу и читаю книгу, подходит батя и спрашивает: «Что читаешь?» Я говорю: «Граф Монте-Кристо». Она спрашивает: «А кто написал?» Я отвечаю: «Александр Дюма отец». Он помолчал и потом задумчиво добавил: «Ты раньше никогда не называл меня отец».

Наверное, с головой у меня что-то чуть-чуть не так. Я, например, когда читаю книги, я абсолютно не понимаю, о чём они. Дело в том, что во время чтение примерно каждые пять минут меня отвлекает одна и та же мысль: «Боже мой, я такой молодец, что читаю книги в наше время! Я — элита!»

Наверное, с головой у меня что-то чуть-чуть не…

Наверное, с головой у меня что-то чуть-чуть не так. Я, например, когда читаю книги, я абсолютно не понимаю, о чём они. Дело в том, что во время чтение примерно каждые пять минут меня отвлекает одна и та же мысль: «Боже мой, я такой молодец, что читаю книги в наше время! Я — элита!»

На коліна трави лягає тінню день,
Щоб долистати-доспівати свою «Книгу Пісень».

На коліна трави лягає тінню день,Щоб долистати-доспівати свою…

На коліна трави лягає тінню день,
Щоб долистати-доспівати свою «Книгу Пісень».

Если книге откажет издательство,
То писателю есть чем гордиться.

Если книге откажет издательство,То писателю есть чем гордиться.

Если книге откажет издательство,
То писателю есть чем гордиться.

The watches kill time as the books read,
Inadvertently we bleed,
Fighting for what we deceive…

Часы убивают время, книги читаются…
Неотвратимо мы истекаем кровью,
Сражаясь за то, что предаем…

The watches kill time as the books read,Inadvertently…

The watches kill time as the books read,
Inadvertently we bleed,
Fighting for what we deceive…

Часы убивают время, книги читаются…
Неотвратимо мы истекаем кровью,
Сражаясь за то, что предаем…