— Мерзавец, ты хоть помнишь, сколько жизней погубил, чтобы излечить свои раны?
— А ты помнишь, сколько хлеба съел за свою жизнь?

— Мерзавец, ты хоть помнишь, сколько жизней погубил,…

— Мерзавец, ты хоть помнишь, сколько жизней погубил, чтобы излечить свои раны?
— А ты помнишь, сколько хлеба съел за свою жизнь?

Ответь, следователь. Если я скажу, что просто хотел прожить обычной жизнью, ты ведь посмеёшься с меня?

Ответь, следователь. Если я скажу, что просто хотел…

Ответь, следователь. Если я скажу, что просто хотел прожить обычной жизнью, ты ведь посмеёшься с меня?

У неё такая добрая и отзывчивая душа… Знаете, порой кажется, что она ничем не хуже собаки…

У неё такая добрая и отзывчивая душа… Знаете,…

У неё такая добрая и отзывчивая душа… Знаете, порой кажется, что она ничем не хуже собаки…

Люблю тебя, но встречаться мы не будем.

Люблю тебя, но встречаться мы не будем.

Люблю тебя, но встречаться мы не будем.

— Ты безумен, если рассчитываешь на меня!
— Ха! Я безумен и без этого, умник!

— Ты безумен, если рассчитываешь на меня!— Ха!…

— Ты безумен, если рассчитываешь на меня!
— Ха! Я безумен и без этого, умник!

— Наверное, он хочет зарыть молоток войны.
— Топор, топор войны.

— Наверное, он хочет зарыть молоток войны.— Топор,…

— Наверное, он хочет зарыть молоток войны.
— Топор, топор войны.

Если крепость на пути
Неприятель выстроил,
Нужно с тыла обойти
Взять её без выстрела.

Если крепость на путиНеприятель выстроил,Нужно с тыла обойтиВзять…

Если крепость на пути
Неприятель выстроил,
Нужно с тыла обойти
Взять её без выстрела.

— Кажется, этот мистер Яо на вас глаз положил. Может вернемся? Вдруг он нам подарит парочку комодских сосисок?
— Ты хочешь использовать мои женские чары, чтобы обдурить этого старого беднягу?… Думаю, мы быстро с тобой найдем общий язык.

— Кажется, этот мистер Яо на вас глаз…

— Кажется, этот мистер Яо на вас глаз положил. Может вернемся? Вдруг он нам подарит парочку комодских сосисок?
— Ты хочешь использовать мои женские чары, чтобы обдурить этого старого беднягу?… Думаю, мы быстро с тобой найдем общий язык.

— Они пытали тебя?
— Они ели мои блинчики!
— Вот мерзавцы!

— Они пытали тебя?— Они ели мои блинчики!—…

— Они пытали тебя?
— Они ели мои блинчики!
— Вот мерзавцы!

Никто не будет скучать на моем балу! Ну, может только я…

Никто не будет скучать на моем балу! Ну,…

Никто не будет скучать на моем балу! Ну, может только я…

— А как вы познакомились с принцессой?
— О… Да! Этого я никогда не забуду!… А с какой именно принцессой?

— А как вы познакомились с принцессой?— О……

— А как вы познакомились с принцессой?
— О… Да! Этого я никогда не забуду!… А с какой именно принцессой?

— Привет, БоДжек.
— Рад тебя видеть, Чарли. Прости, что опоздал. Пробки.
— Ничего страшного.
— Встал на парковке для калек — ничего страшного?
— Ты припарковался….
— Пардон. Для инвалидов. Такой термин лучше?
— Может переставишь машину?
— Не, мне не стоит садиться за руль. Просто сейчас я в хламину.
— Хочешь сказать, ты сейчас пьян?
— Мне кажется, или интервью круто идёт? Ну круто же, правда?
— Д-да. Итак, как ты считаешь, в чём секрет успеха этого шоу?
— Знаешь, Чарли, сейчас модно моё шоу говном поливать, но вот что я скажу… А «говно» говорить можно?
— Не стоит.
— Я думаю, что для ситкома* это ништячное шоу. Не верх драматургии, но знаешь, для многих людей жизнь это большой удар по яйцам. И вот ты возвращаешься домой, тебя целый день по яйцам пинали, и ты хочешь просто посмотреть шоу про хороших людей, которые любят друг друга. И что бы в шоу не произошло, в конце серии всё обязательно разруливается к лучшему. Ведь в реальной жизни… Я уже говорил про удар по яйцам?
— Поговорим о реальной жизни. Чем ты занимался с тех пор, как шоу закрыли 18 лет назад?
— Отличный вопрос, Чарли! Я… Я… Я… Эм….

— Привет, БоДжек.— Рад тебя видеть, Чарли. Прости,…

— Привет, БоДжек.
— Рад тебя видеть, Чарли. Прости, что опоздал. Пробки.
— Ничего страшного.
— Встал на парковке для калек — ничего страшного?
— Ты припарковался….
— Пардон. Для инвалидов. Такой термин лучше?
— Может переставишь машину?
— Не, мне не стоит садиться за руль. Просто сейчас я в хламину.
— Хочешь сказать, ты сейчас пьян?
— Мне кажется, или интервью круто идёт? Ну круто же, правда?
— Д-да. Итак, как ты считаешь, в чём секрет успеха этого шоу?
— Знаешь, Чарли, сейчас модно моё шоу говном поливать, но вот что я скажу… А «говно» говорить можно?
— Не стоит.
— Я думаю, что для ситкома* это ништячное шоу. Не верх драматургии, но знаешь, для многих людей жизнь это большой удар по яйцам. И вот ты возвращаешься домой, тебя целый день по яйцам пинали, и ты хочешь просто посмотреть шоу про хороших людей, которые любят друг друга. И что бы в шоу не произошло, в конце серии всё обязательно разруливается к лучшему. Ведь в реальной жизни… Я уже говорил про удар по яйцам?
— Поговорим о реальной жизни. Чем ты занимался с тех пор, как шоу закрыли 18 лет назад?
— Отличный вопрос, Чарли! Я… Я… Я… Эм….

— Д*рьмо какое. Вы все д*рьмо! И зачем я вообще пришла на эту вечеринку?
— Это не вечеринка, а похороны Хёрба.
— Хёрб умер?!

— Д*рьмо какое. Вы все д*рьмо! И зачем…

— Д*рьмо какое. Вы все д*рьмо! И зачем я вообще пришла на эту вечеринку?
— Это не вечеринка, а похороны Хёрба.
— Хёрб умер?!

— Почему ты вернулся?
— Мне, наконец, выбили дурь из головы, оставив на память шишку.

— Почему ты вернулся?— Мне, наконец, выбили дурь…

— Почему ты вернулся?
— Мне, наконец, выбили дурь из головы, оставив на память шишку.

Слушай, Тод, должно же быть что-то в прокуренном травой желе, которое ты называешь мозгом.

Слушай, Тод, должно же быть что-то в прокуренном…

Слушай, Тод, должно же быть что-то в прокуренном травой желе, которое ты называешь мозгом.

Меня зовут Иккинг. Знаю, то ещё имечко, но бывает и хуже. У нас родители верят, что гадкие имена отпугивают гномов и троллей, как будто мало для этого наших изящных манер.

Меня зовут Иккинг. Знаю, то ещё имечко, но…

Меня зовут Иккинг. Знаю, то ещё имечко, но бывает и хуже. У нас родители верят, что гадкие имена отпугивают гномов и троллей, как будто мало для этого наших изящных манер.

Моя деревня — одним словом, не курорт. Здесь уже выросло семь поколений, но дома совсем новые. У нас здесь охота, рыбалка и сказочные закаты. Одна беда — вредители… Обычно вредители – это мыши или там комары, а у нас… драконы!
Тут бы кто угодно уехал, только не мы. Мы же викинги, нам если что в голову взбредет…

Моя деревня — одним словом, не курорт. Здесь…

Моя деревня — одним словом, не курорт. Здесь уже выросло семь поколений, но дома совсем новые. У нас здесь охота, рыбалка и сказочные закаты. Одна беда — вредители… Обычно вредители – это мыши или там комары, а у нас… драконы!
Тут бы кто угодно уехал, только не мы. Мы же викинги, нам если что в голову взбредет…

Хорошо, что вы мне всё объяснили. Плохо, что я ничего не понял. Но, видимо, это мои проблемы.

Хорошо, что вы мне всё объяснили. Плохо, что…

Хорошо, что вы мне всё объяснили. Плохо, что я ничего не понял. Но, видимо, это мои проблемы.