Now i’m naked, nothing but an animal.
But can you fake it, for just one more show.
And what do you want, i want to change.
And what have you got, when you feel the same.

Теперь я гол, остались только животные инстинкты.
Но сделайте вид, что это не так хотя бы ещё разок.
А чего вы хотите? Я ведь хочу измениться.
А что есть на самом деле? Ведь вы то чувствуете, то же самое.

Now i’m naked, nothing but an animal.But can…

Now i’m naked, nothing but an animal.
But can you fake it, for just one more show.
And what do you want, i want to change.
And what have you got, when you feel the same.

Теперь я гол, остались только животные инстинкты.
Но сделайте вид, что это не так хотя бы ещё разок.
А чего вы хотите? Я ведь хочу измениться.
А что есть на самом деле? Ведь вы то чувствуете, то же самое.

— Насколько я сильно облажался с этой погоней?
— Средне. Ты боялся врезаться в машину подозреваемого, потому что всю жизнь этого избегал.
— Это ко всем новичкам относится.
— Да, но ты их старше. А значит от инстинктов сложнее отмахнуться. На этой работе приходится делать то, что против нашей природы. Если не сможешь себя пересилить – ты проиграл.

— Насколько я сильно облажался с этой погоней?—…

— Насколько я сильно облажался с этой погоней?
— Средне. Ты боялся врезаться в машину подозреваемого, потому что всю жизнь этого избегал.
— Это ко всем новичкам относится.
— Да, но ты их старше. А значит от инстинктов сложнее отмахнуться. На этой работе приходится делать то, что против нашей природы. Если не сможешь себя пересилить – ты проиграл.

— Англия. 1941-й. Идет война!
— Как скажете, но ничего из сказанного вами не убедит меня в том, что вы выстрелите.
— Правда? Ну так вот: я ищу своих детей.

— Англия. 1941-й. Идет война!— Как скажете, но…

— Англия. 1941-й. Идет война!
— Как скажете, но ничего из сказанного вами не убедит меня в том, что вы выстрелите.
— Правда? Ну так вот: я ищу своих детей.

— Почему ты не пришёл навестить меня дома?
— Я думал, что ты хочешь побыть одна и решил не мешать.
— Почему ты всегда знаешь, что мне хочется?
— Инстинкты. Хорошие инстинкты. Выглядишь на все сто.
— И чувствую себя так же.

— Почему ты не пришёл навестить меня дома?—…

— Почему ты не пришёл навестить меня дома?
— Я думал, что ты хочешь побыть одна и решил не мешать.
— Почему ты всегда знаешь, что мне хочется?
— Инстинкты. Хорошие инстинкты. Выглядишь на все сто.
— И чувствую себя так же.

— Никогда не знаю, то ли радоваться, то ли бояться изменений в жизни.
— Первые инстинкты обычно лучшие.

— Никогда не знаю, то ли радоваться, то…

— Никогда не знаю, то ли радоваться, то ли бояться изменений в жизни.
— Первые инстинкты обычно лучшие.

— Моя интуиция говорит, что нужно быть осторожными.
— Инстинкты… верный путь к гибели.

— Моя интуиция говорит, что нужно быть осторожными.—…

— Моя интуиция говорит, что нужно быть осторожными.
— Инстинкты… верный путь к гибели.

Ты когда-нибудь видела, как мотылек кружит над пламенем? Это чистый инстинкт, желание, поглощающее тебя настолько, что его не побороть никакой логикой. Да и зачем? Это прекрасное явление, словно танец, танец на краю погибели. Опасность и боль — все становится неважно, все это теряет значение. А когда ты приблизишься настолько, что почувствуешь жар и жжение, ты осознаешь, что это и есть цель твоей жизни. И потому ты не свернул, потому ты бросаешь себя в пламя, прекратив всякое сопротивление и даешь ему поглотить себя.

Ты когда-нибудь видела, как мотылек кружит над пламенем?…

Ты когда-нибудь видела, как мотылек кружит над пламенем? Это чистый инстинкт, желание, поглощающее тебя настолько, что его не побороть никакой логикой. Да и зачем? Это прекрасное явление, словно танец, танец на краю погибели. Опасность и боль — все становится неважно, все это теряет значение. А когда ты приблизишься настолько, что почувствуешь жар и жжение, ты осознаешь, что это и есть цель твоей жизни. И потому ты не свернул, потому ты бросаешь себя в пламя, прекратив всякое сопротивление и даешь ему поглотить себя.

За долгие годы для продажного копа ложь становится инстинктом.

За долгие годы для продажного копа ложь становится…

За долгие годы для продажного копа ложь становится инстинктом.

— Вы говорите о двух суррогатных родителях, важных людях в вашей профессиональной жизни, которые требуют времени и внимания, но угодить вы можете только одному из них.
— Хорошая аналогия, но как все-таки нам поступить?
— Вы просите меня разрулить ситуацию?
— Да, а почему бы нет?
— Вы придумываете очень много умных метафор, доктор, но не предлагаете способа решения проблем.
— Тогда я скажу так: доверяйте своим инстинктам.
— … нет-нет-нет, это не ответ. Потому что мои инстинкты говорят мне помочь Дэну, а его инстинкты говорят ему помочь Фреду.
— Если это то, что вы думаете, тогда это и есть ваш ответ.
— Я боялся, что именно это вы и скажете.

— Вы говорите о двух суррогатных родителях, важных…

— Вы говорите о двух суррогатных родителях, важных людях в вашей профессиональной жизни, которые требуют времени и внимания, но угодить вы можете только одному из них.
— Хорошая аналогия, но как все-таки нам поступить?
— Вы просите меня разрулить ситуацию?
— Да, а почему бы нет?
— Вы придумываете очень много умных метафор, доктор, но не предлагаете способа решения проблем.
— Тогда я скажу так: доверяйте своим инстинктам.
— … нет-нет-нет, это не ответ. Потому что мои инстинкты говорят мне помочь Дэну, а его инстинкты говорят ему помочь Фреду.
— Если это то, что вы думаете, тогда это и есть ваш ответ.
— Я боялся, что именно это вы и скажете.

Женщин принято называть прекрасным полом. Но в природе самки могут быть намного свирепее самцов. Защищать гнездо – это наш самый старый и самый сильный инстинкт. А иногда и самый приятный.

Женщин принято называть прекрасным полом. Но в природе…

Женщин принято называть прекрасным полом. Но в природе самки могут быть намного свирепее самцов. Защищать гнездо – это наш самый старый и самый сильный инстинкт. А иногда и самый приятный.

Инстинкт охоты и убийства, равно как стремление к спариванию и размножению, — являются наиболее примитивными из человеческих желаний… Но они бледнеют в сравнении с наиболее могущественной силой, движущей человеком — потребностью в любви.

Инстинкт охоты и убийства, равно как стремление к…

Инстинкт охоты и убийства, равно как стремление к спариванию и размножению, — являются наиболее примитивными из человеческих желаний… Но они бледнеют в сравнении с наиболее могущественной силой, движущей человеком — потребностью в любви.

Внутренний голос… Как же без него! Не бойтесь доверять своим инстинктам.

Внутренний голос… Как же без него! Не бойтесь…

Внутренний голос… Как же без него! Не бойтесь доверять своим инстинктам.

Хотите знать, почему ужастики так популярны? Они играют на инстинктах выживания. В первобытные времена женский крик был сигналом об опасности, и мужчины возвращались с охоты, чтобы защитить свое жилище. Вот почему всегда женщины, а не мужчины становятся жертвами чудищ.

Хотите знать, почему ужастики так популярны? Они играют…

Хотите знать, почему ужастики так популярны? Они играют на инстинктах выживания. В первобытные времена женский крик был сигналом об опасности, и мужчины возвращались с охоты, чтобы защитить свое жилище. Вот почему всегда женщины, а не мужчины становятся жертвами чудищ.

Глухой не слышит — соображает, слепой не видит — воображает.

Глухой не слышит — соображает, слепой не видит…

Глухой не слышит — соображает, слепой не видит — воображает.

— Странно: выходной день, а они работают.
— Ну и что? Инстинкт… Муравьи ему подчиняются.

— Странно: выходной день, а они работают.— Ну…

— Странно: выходной день, а они работают.
— Ну и что? Инстинкт… Муравьи ему подчиняются.

Инстинкт — это ложь, —
Сказало робкое тело,
Надеясь ошибиться.

Инстинкт — это ложь, —Сказало робкое тело,Надеясь ошибиться.

Инстинкт — это ложь, —
Сказало робкое тело,
Надеясь ошибиться.

А ты знаешь, какая это сильная штука — настоящий инстинкт!

А ты знаешь, какая это сильная штука —…

А ты знаешь, какая это сильная штука — настоящий инстинкт!

Никакая политическая алхимия не получит золотого поведения из свинцовых инстинктов.

Никакая политическая алхимия не получит золотого поведения из…

Никакая политическая алхимия не получит золотого поведения из свинцовых инстинктов.