— Э, милок, энто не брехня, энто реальность. А вота реальность про бюджет России — энто и есть брехня, эхе, я правильно говорю, Маланья?
— Чё? А то.
— Вон в энтот амбар влазит тридцать мешков с отрубями. Это наш председатель так говорит.
— Какие тридцать, деда? Сюда и триста войдёт.
— Во, а я об чём? Председатель наш ведь того, три класса образования. Ему что тридцать, что триста всё едино. А ты позови агронома, инженера, обсчитай амбар ну… как надо-то, а ты раз председатель, не считай сам, а следи, чтобы другие считали честно.
— А как с амбаром закончит, нехай бюджет России обсчитает, до копеечки, вот так. Ой я думаю, что не такой он, как нам говорят. Ой не такой. Разве что, к примеру, милиционер какой на одну зарплату живёт.
— О, это точно. А энти чиновники. Вон, по этим цифрам и надо бюджет считать, но не по тем цифрам, что в ведомостях-то записаны, а по тем что на карман к ним приходят. Надо же всё обсчитать и проверить.

— Э, милок, энто не брехня, энто реальность.…

— Э, милок, энто не брехня, энто реальность. А вота реальность про бюджет России — энто и есть брехня, эхе, я правильно говорю, Маланья?
— Чё? А то.
— Вон в энтот амбар влазит тридцать мешков с отрубями. Это наш председатель так говорит.
— Какие тридцать, деда? Сюда и триста войдёт.
— Во, а я об чём? Председатель наш ведь того, три класса образования. Ему что тридцать, что триста всё едино. А ты позови агронома, инженера, обсчитай амбар ну… как надо-то, а ты раз председатель, не считай сам, а следи, чтобы другие считали честно.
— А как с амбаром закончит, нехай бюджет России обсчитает, до копеечки, вот так. Ой я думаю, что не такой он, как нам говорят. Ой не такой. Разве что, к примеру, милиционер какой на одну зарплату живёт.
— О, это точно. А энти чиновники. Вон, по этим цифрам и надо бюджет считать, но не по тем цифрам, что в ведомостях-то записаны, а по тем что на карман к ним приходят. Надо же всё обсчитать и проверить.

Трюк это или иллюзия — но смерть реальна.

Трюк это или иллюзия — но смерть реальна.

Трюк это или иллюзия — но смерть реальна.

Огласка, тысячи зрителей, внимание прессы — Гудини знал толк в шоу, этим принципом руководствуются и современные шоумены. Все великие иллюзионисты знают, что стоят на плечах у маленького венгра.

Огласка, тысячи зрителей, внимание прессы — Гудини знал…

Огласка, тысячи зрителей, внимание прессы — Гудини знал толк в шоу, этим принципом руководствуются и современные шоумены. Все великие иллюзионисты знают, что стоят на плечах у маленького венгра.

Кто лишает себя всяческих иллюзий, тот останется нагим.

Кто лишает себя всяческих иллюзий, тот останется нагим.

Кто лишает себя всяческих иллюзий, тот останется нагим.

And if you fool yourself —
You will make him happy.
He’ll keep you in a jar —
And you’ll think you’re happy.
He’ll give you breather holes —
And you will seem happy.
You’ll wallow in your shit,
And you’ll think you’re happy…

И, если ты обманешь себя —
Он будет счастлив.
Вы так и не помиритесь, —
Однако ты будешь думать, что счастлива.
Он оставит там отверстия, чтобы ты смогла дышать —
И ты будешь выглядеть счастливой.
Ты будешь барахтаться в собственных отбросах,
Уверенная в том, что ты — счастлива…

And if you fool yourself —You will make…

And if you fool yourself —
You will make him happy.
He’ll keep you in a jar —
And you’ll think you’re happy.
He’ll give you breather holes —
And you will seem happy.
You’ll wallow in your shit,
And you’ll think you’re happy…

И, если ты обманешь себя —
Он будет счастлив.
Вы так и не помиритесь, —
Однако ты будешь думать, что счастлива.
Он оставит там отверстия, чтобы ты смогла дышать —
И ты будешь выглядеть счастливой.
Ты будешь барахтаться в собственных отбросах,
Уверенная в том, что ты — счастлива…

I bought me an illusion and I put it on the wall
I let it fill my head with dreams and I had to have them all
But oh the taste is never so sweet as what you’d believe it is
Well I guess it never is
I’s these prejudiced illusions…

Я купил себе иллюзию и повесил ее на стену,
Я позволил ей наполнить мою голову снами
И мне пришлось их все пересмотреть.
Но вкус никогда не бывает таким сладким,
Как в твоем воображении.
Что ж, думаю, он никогда таким не бывает.
Дело в этих предубежденных иллюзиях…

I bought me an illusion and I put…

I bought me an illusion and I put it on the wall
I let it fill my head with dreams and I had to have them all
But oh the taste is never so sweet as what you’d believe it is
Well I guess it never is
I’s these prejudiced illusions…

Я купил себе иллюзию и повесил ее на стену,
Я позволил ей наполнить мою голову снами
И мне пришлось их все пересмотреть.
Но вкус никогда не бывает таким сладким,
Как в твоем воображении.
Что ж, думаю, он никогда таким не бывает.
Дело в этих предубежденных иллюзиях…

Стал последнюю иллюзию хранить бережней.

Стал последнюю иллюзию хранить бережней.

Стал последнюю иллюзию хранить бережней.

Если были иллюзии, их не осталось.
Знала, что плохо будет, что так быстро не знала.

Если были иллюзии, их не осталось.Знала, что плохо…

Если были иллюзии, их не осталось.
Знала, что плохо будет, что так быстро не знала.

Сьюзі, мила моя Сьюзі,
Не тікай від болі
В світ своїх ілюзій.
Без війни не плачуть,
Без біди не кличуть.
Хто не має серця
Тому, хто ще має,
Просто так не зичить…

Сьюзи, милая моя Сьюзи,
Не убегай от боли в мир своих иллюзий.
Без войны не плачут,
Без беды не зовут.
Кто не имеет сердца,
Тому, кто еще имеет
Просто так не желает…

Сьюзі, мила моя Сьюзі,Не тікай від боліВ світ…

Сьюзі, мила моя Сьюзі,
Не тікай від болі
В світ своїх ілюзій.
Без війни не плачуть,
Без біди не кличуть.
Хто не має серця
Тому, хто ще має,
Просто так не зичить…

Сьюзи, милая моя Сьюзи,
Не убегай от боли в мир своих иллюзий.
Без войны не плачут,
Без беды не зовут.
Кто не имеет сердца,
Тому, кто еще имеет
Просто так не желает…

Hо даже в час смерти не стану другим, и никто не поставит мне крест.
Я буду свободным, но трижды чужим для пустых и холодных небес.
Я не стану никогда рабом иллюзий.

Hо даже в час смерти не стану другим,…

Hо даже в час смерти не стану другим, и никто не поставит мне крест.
Я буду свободным, но трижды чужим для пустых и холодных небес.
Я не стану никогда рабом иллюзий.

В краю древних предков я рос чужаком
И не чтил ни святых, ни чертей.
Я шел против ветра, я шел напролом
В мир нездешних и вольных людей,
Hо я не был никогда рабом иллюзий.

В краю древних предков я рос чужакомИ не…

В краю древних предков я рос чужаком
И не чтил ни святых, ни чертей.
Я шел против ветра, я шел напролом
В мир нездешних и вольных людей,
Hо я не был никогда рабом иллюзий.

Ночь короче дня,
День убьет меня.
Мир иллюзий в нем сгорает.

Ночь короче дня,День убьет меня.Мир иллюзий в нем…

Ночь короче дня,
День убьет меня.
Мир иллюзий в нем сгорает.

И вновь клетка внутри клетки,
И любое пробуждение — лишь жестокая иллюзия.
Навечно пленен в самообмане,
словно обманчивое сновидение внутри сна…

Wieder nur ein K?fig innerhalb eines K?figs,
und jegliches Erwachen ist nur grausame Illusion.
Ewig gefangen in der eigenen T?uschung,
wie der tr?gerische Traum innerhalb eines Traums.

И вновь клетка внутри клетки,И любое пробуждение —…

И вновь клетка внутри клетки,
И любое пробуждение — лишь жестокая иллюзия.
Навечно пленен в самообмане,
словно обманчивое сновидение внутри сна…

Wieder nur ein K?fig innerhalb eines K?figs,
und jegliches Erwachen ist nur grausame Illusion.
Ewig gefangen in der eigenen T?uschung,
wie der tr?gerische Traum innerhalb eines Traums.

Секс, наркотики, смерть, измена, наркотики, секс, казни.
И каждому лично покажется раем та куча дерьма, где он вязнет.

Секс, наркотики, смерть, измена, наркотики, секс, казни.И каждому…

Секс, наркотики, смерть, измена, наркотики, секс, казни.
И каждому лично покажется раем та куча дерьма, где он вязнет.

Пока крутятся ролики о выживаниях в коммунальных сортирах,
С той стороны монитора будет крепнуть иллюзия лучшего мира.

Пока крутятся ролики о выживаниях в коммунальных сортирах,С…

Пока крутятся ролики о выживаниях в коммунальных сортирах,
С той стороны монитора будет крепнуть иллюзия лучшего мира.

Если ты серая точка и не включаешь извилины мускул.
То, чтобы казаться поярче ты, стопудов, фон подберешь себе более тусклый.

Если ты серая точка и не включаешь извилины…

Если ты серая точка и не включаешь извилины мускул.
То, чтобы казаться поярче ты, стопудов, фон подберешь себе более тусклый.

There was a time when we held one another
Baring our souls in the light of the flame.
Those were the days now,
I’ve lost my illusions
Sometimes I wake in the night
and I call out your name
Lorelei.

Было время, когда мы держались вместе,
Обнажая наши души в свете пламени.
Были времена,
но теперь я потерял свои иллюзии.
Иногда я просыпаюсь ночью
и произношу твое имя,
Лорелей…

There was a time when we held one…

There was a time when we held one another
Baring our souls in the light of the flame.
Those were the days now,
I’ve lost my illusions
Sometimes I wake in the night
and I call out your name
Lorelei.

Было время, когда мы держались вместе,
Обнажая наши души в свете пламени.
Были времена,
но теперь я потерял свои иллюзии.
Иногда я просыпаюсь ночью
и произношу твое имя,
Лорелей…

Its all ending
I gotta stop pretending who we are…
You and me
I can see us dying… are we?

Все заканчивается,
Я должна перестать жить иллюзиями
по поводу нас
Ты и я, Я вижу как мы умираем…
Скажи, что нет!

Its all endingI gotta stop pretending who we…

Its all ending
I gotta stop pretending who we are…
You and me
I can see us dying… are we?

Все заканчивается,
Я должна перестать жить иллюзиями
по поводу нас
Ты и я, Я вижу как мы умираем…
Скажи, что нет!

Я парила в невесомости, я искала берег свой.
Вел меня по краю пропасти за собою образ твой.
В прошлое опять так хочу сбежать, нет дороги назад.
Но куда идти не знаю, в этом ты виноват.

Я искала тебя сто лет, я искала тебя всегда.
Я звала тебя сквозь города, как никто другой.
Я искала тебя во сне, я искала тебя наяву.

Быть с тобой хочу отчаянно…

Я парила в невесомости, я искала берег свой.Вел…

Я парила в невесомости, я искала берег свой.
Вел меня по краю пропасти за собою образ твой.
В прошлое опять так хочу сбежать, нет дороги назад.
Но куда идти не знаю, в этом ты виноват.

Я искала тебя сто лет, я искала тебя всегда.
Я звала тебя сквозь города, как никто другой.
Я искала тебя во сне, я искала тебя наяву.

Быть с тобой хочу отчаянно…