Не важно куда ты идешь, если твоя семья с тобой, ты всегда дома.

Не важно куда ты идешь, если твоя семья…

Не важно куда ты идешь, если твоя семья с тобой, ты всегда дома.

— Вот и рухнул кошкин дом.
— Погорел со всем добром.

— Вот и рухнул кошкин дом.— Погорел со…

— Вот и рухнул кошкин дом.
— Погорел со всем добром.

Всё в жизни начинается с дома и ему мы обязаны всем. Мы должны быть благодарны его полам, столам, столбам, крыше…

Всё в жизни начинается с дома и ему…

Всё в жизни начинается с дома и ему мы обязаны всем. Мы должны быть благодарны его полам, столам, столбам, крыше…

— Дом Гретеля? Значит мы имеем право его разрушить.
— Подождите, нельзя разрушать этот дом, только потому что он принадлежит Гретелю.
— Почему?
— Потому что Гретелю тоже надо где-то жить.
— Но этого он не заслуживает…

— Дом Гретеля? Значит мы имеем право его…

— Дом Гретеля? Значит мы имеем право его разрушить.
— Подождите, нельзя разрушать этот дом, только потому что он принадлежит Гретелю.
— Почему?
— Потому что Гретелю тоже надо где-то жить.
— Но этого он не заслуживает…

Житьишко было само последно: дома век не топлено — не готовлено… и решил Ванька единственну шапку продать — маме на аменины пряников купить.

Житьишко было само последно: дома век не топлено…

Житьишко было само последно: дома век не топлено — не готовлено… и решил Ванька единственну шапку продать — маме на аменины пряников купить.

— Ну чего, чего ты смеёшься? [Кузя вымазался в краске]
— Ты зелёный, как лягушка! [Наташа смеётся]
— Спасибо этому дому, пойду к другому!

— Ну чего, чего ты смеёшься? [Кузя вымазался…

— Ну чего, чего ты смеёшься? [Кузя вымазался в краске]
— Ты зелёный, как лягушка! [Наташа смеётся]
— Спасибо этому дому, пойду к другому!

Незлобин *смотрит в коробку с подарками*: Мне можно! Ты не знаешь правила?
Сабуров: Леха не любит, когда в его дом заглядывают.

Незлобин *смотрит в коробку с подарками*: Мне можно!…

Незлобин *смотрит в коробку с подарками*: Мне можно! Ты не знаешь правила?
Сабуров: Леха не любит, когда в его дом заглядывают.

В приюте Battersea мы видим лучшие и худшие стороны человеческой души. Приятно видеть, как собаки обретают дом, семью. Но есть и другая сторона, как, например, история Искорки — изможденной собаки, брошенной в лондонском парке.

В приюте Battersea мы видим лучшие и худшие…

В приюте Battersea мы видим лучшие и худшие стороны человеческой души. Приятно видеть, как собаки обретают дом, семью. Но есть и другая сторона, как, например, история Искорки — изможденной собаки, брошенной в лондонском парке.

Иногда стоит быть более осмотрительными. И выбирая себе жилище, обращать внимание не только на количество комнат и удачную планировку, но и на судьбу самого дома, ведь он может потребовать уважения к бывшим обитателям.

Иногда стоит быть более осмотрительными. И выбирая себе…

Иногда стоит быть более осмотрительными. И выбирая себе жилище, обращать внимание не только на количество комнат и удачную планировку, но и на судьбу самого дома, ведь он может потребовать уважения к бывшим обитателям.

Не излечился от тоски,
Не излечился от тревог.
Дом не место, он в нас внутри.
Всюду люди, я одинок.

Не излечился от тоски,Не излечился от тревог.Дом не…

Не излечился от тоски,
Не излечился от тревог.
Дом не место, он в нас внутри.
Всюду люди, я одинок.

It’s turning me bad, I’m loaded, pages taking me over
I just wanna be home with all my friends and family
Mum and dad, it’s closing in on me, I need recovery, coming home
I’m coming home and I need closure, I need closure.

Мне становится хуже, я загружен, страницы берут надо мной верх.
Я просто хочу домой к своим друзьям и своей семье.
Мама, папа, это затягивает меня, мне нужно исцеление, мой дом.
Я возвращаюсь домой, и мне нужно ото всего отгородиться, отгородиться.

It’s turning me bad, I’m loaded, pages taking…

It’s turning me bad, I’m loaded, pages taking me over
I just wanna be home with all my friends and family
Mum and dad, it’s closing in on me, I need recovery, coming home
I’m coming home and I need closure, I need closure.

Мне становится хуже, я загружен, страницы берут надо мной верх.
Я просто хочу домой к своим друзьям и своей семье.
Мама, папа, это затягивает меня, мне нужно исцеление, мой дом.
Я возвращаюсь домой, и мне нужно ото всего отгородиться, отгородиться.

Где бы не бродил, где б не колесил,
Всё плащи дождей на плечах носил.
Только не встречал по дорогам я,
Тех, кто б даром пел лучше соловья.

Где поставлю свой дом — не решил пока,
Только будет он, представьте, вовсе без замка.
Будет в доме том полыхать очаг,
Только где уж вам представить дверь, да без ключа?

Я сошью себе рубаху из крапивного листа,
Чтобы тело не потело, не зудело никогда.

Где бы не бродил, где б не колесил,Всё…

Где бы не бродил, где б не колесил,
Всё плащи дождей на плечах носил.
Только не встречал по дорогам я,
Тех, кто б даром пел лучше соловья.

Где поставлю свой дом — не решил пока,
Только будет он, представьте, вовсе без замка.
Будет в доме том полыхать очаг,
Только где уж вам представить дверь, да без ключа?

Я сошью себе рубаху из крапивного листа,
Чтобы тело не потело, не зудело никогда.

И покуда ветрами буйными судно на камни по морю несло, –
Память о доме латала борты и заменяла весло…

И покуда ветрами буйными судно на камни по…

И покуда ветрами буйными судно на камни по морю несло, –
Память о доме латала борты и заменяла весло…

Everybody needs a place to rest,
Everybody wants to have a home,
Don’t make no difference what nobody says,
Ain’t nobody like to be alone.

Всем нужно место, где можно отдохнуть,
Все хотят иметь дом.
Кто бы там что ни говорил,
А никто не любит одиночество.

Everybody needs a place to rest,Everybody wants to…

Everybody needs a place to rest,
Everybody wants to have a home,
Don’t make no difference what nobody says,
Ain’t nobody like to be alone.

Всем нужно место, где можно отдохнуть,
Все хотят иметь дом.
Кто бы там что ни говорил,
А никто не любит одиночество.

In joy and sorrow my home’s in your arms,
In a world so hollow it’s breaking my heart.

В радости и в горе твои руки — мой дом,
В этом лживом мире, разбивающем мне сердце.

In joy and sorrow my home’s in your…

In joy and sorrow my home’s in your arms,
In a world so hollow it’s breaking my heart.

В радости и в горе твои руки — мой дом,
В этом лживом мире, разбивающем мне сердце.

No never will I roam,
for I know my place is home.
Where the ocean meets the sky,
I’ll be sailing.

Но никогда я не буду скитаться,
Я знаю, что мое место — дома.
Там, где океан встречается с небом,
Я буду плыть.

No never will I roam,for I know my…

No never will I roam,
for I know my place is home.
Where the ocean meets the sky,
I’ll be sailing.

Но никогда я не буду скитаться,
Я знаю, что мое место — дома.
Там, где океан встречается с небом,
Я буду плыть.

Еще на Рублевке построю три дома,
Ну, чтобы не отходить от традиций Газпрома.
Лично мне бы хватило и двух,
Но что делать — корпоративный дух.

Еще на Рублевке построю три дома,Ну, чтобы не…

Еще на Рублевке построю три дома,
Ну, чтобы не отходить от традиций Газпрома.
Лично мне бы хватило и двух,
Но что делать — корпоративный дух.

В дом заходишь как
Всё равно в кабак,
А народишко —
Каждый третий — враг.
Своротят скулу,
Гость непрошеный!
Образа в углу —
И те перекошены.

В дом заходишь какВсё равно в кабак,А народишко…

В дом заходишь как
Всё равно в кабак,
А народишко —
Каждый третий — враг.
Своротят скулу,
Гость непрошеный!
Образа в углу —
И те перекошены.

Пришел домой и, как всегда, опять один.
Мой дом пустой.

Пришел домой и, как всегда, опять один.Мой дом…

Пришел домой и, как всегда, опять один.
Мой дом пустой.

Bring me home in a blinding dream
Through the secrets that I have seen.
Wash the sorrow from off my skin
And show me how to be whole again.

Пусть во сне я увижу дом,
В нём забуду я обо всём.
Смой печаль мою, словно яд,
И научи с этим жить меня.

Bring me home in a blinding dreamThrough the…

Bring me home in a blinding dream
Through the secrets that I have seen.
Wash the sorrow from off my skin
And show me how to be whole again.

Пусть во сне я увижу дом,
В нём забуду я обо всём.
Смой печаль мою, словно яд,
И научи с этим жить меня.