— Помнишь нашу последнюю встречу? Ты спросил, считаю ли я тебя хорошим?
— Помню ли я? Да, как-то смутно.
— Ты застал меня врасплох. Я не знала, что сказать.
— Так, ты считаешь, что я хороший? В глубине души?
— В этом-то и дело. Я не верю, что у души есть глубина. По-моему, ты — просто то, что ты делаешь.
— Как-то это грустно. Стоит отметить, я считаю твои книги меняют мир.
— Спасибо.
— Я правда хотел тебе нравиться, Диана.
— Знаю.

— Помнишь нашу последнюю встречу? Ты спросил, считаю…

— Помнишь нашу последнюю встречу? Ты спросил, считаю ли я тебя хорошим?
— Помню ли я? Да, как-то смутно.
— Ты застал меня врасплох. Я не знала, что сказать.
— Так, ты считаешь, что я хороший? В глубине души?
— В этом-то и дело. Я не верю, что у души есть глубина. По-моему, ты — просто то, что ты делаешь.
— Как-то это грустно. Стоит отметить, я считаю твои книги меняют мир.
— Спасибо.
— Я правда хотел тебе нравиться, Диана.
— Знаю.

— Я просто говорю, что учитывая его ненормальную семейку, в которой он вырос, он мог бы получиться гораздо хуже.
— Ты права, Тоф. Давай найдём его и дадим медаль — победа в номинации «Не такой придурок, каким мог быть».

— Я просто говорю, что учитывая его ненормальную…

— Я просто говорю, что учитывая его ненормальную семейку, в которой он вырос, он мог бы получиться гораздо хуже.
— Ты права, Тоф. Давай найдём его и дадим медаль — победа в номинации «Не такой придурок, каким мог быть».

Доброе утро, Винни-Пух. Если оно вообще доброе… В чем я лично сомневаюсь…

Доброе утро, Винни-Пух. Если оно вообще доброе… В…

Доброе утро, Винни-Пух. Если оно вообще доброе… В чем я лично сомневаюсь…

— Ты зачем притворяешься?
— Чего это я притворяюсь?
— Ты притворяешься злым, а ты добрый.
— Ты давай думай, чё говоришь. Я же сказал: «ось зла».
— У тебя добрый взгляд.
— У меня?
— Только ты всё время делаешь зло, а ты попробуй сделать хорошее. Знаешь, как это приятно?
— Что хорошее?
— Например, нас отпусти.
— Ага, вы же уйдёте!
— Конечно.
— Ну и какая мне радость?
— Мы тебя поблагодарим. А ты увидишь, как это приятно.
— Да? Меня ещё никто не благодарил. Ну давай попробуем. Всё равно, если что, я тебя догоню и у… Идите.

— Ты зачем притворяешься?— Чего это я притворяюсь?—…

— Ты зачем притворяешься?
— Чего это я притворяюсь?
— Ты притворяешься злым, а ты добрый.
— Ты давай думай, чё говоришь. Я же сказал: «ось зла».
— У тебя добрый взгляд.
— У меня?
— Только ты всё время делаешь зло, а ты попробуй сделать хорошее. Знаешь, как это приятно?
— Что хорошее?
— Например, нас отпусти.
— Ага, вы же уйдёте!
— Конечно.
— Ну и какая мне радость?
— Мы тебя поблагодарим. А ты увидишь, как это приятно.
— Да? Меня ещё никто не благодарил. Ну давай попробуем. Всё равно, если что, я тебя догоню и у… Идите.

Ты пойми, вот у кого-то судьбы: его все любят, поют о нём песни, подарки ему дарят, хотя бы на уровне цветов и открыток. Но ведь должен быть кто-то, кого все не любят? Иначе нарушится баланс между добром и злом. Вот это мы и есть. Яга, Кощей и я. Ось зла.

Ты пойми, вот у кого-то судьбы: его все…

Ты пойми, вот у кого-то судьбы: его все любят, поют о нём песни, подарки ему дарят, хотя бы на уровне цветов и открыток. Но ведь должен быть кто-то, кого все не любят? Иначе нарушится баланс между добром и злом. Вот это мы и есть. Яга, Кощей и я. Ось зла.

Какой смысл творить зло, если добро ему не противостоит?

Какой смысл творить зло, если добро ему не…

Какой смысл творить зло, если добро ему не противостоит?

Весь мир любит добрых людей, но этим миром, согласитесь правят далеко не добрые люди, далеко не мягкие. В истории запоминаются именно такие правители как Иван Грозный, Кровавая Мэри из Тюдоров. Да, был такой Владимир Красное Солнышко, но не потому что он дарил всем лучики добра, говорил: «Не хотите принять православие? Нет? Ну и не надо. Ну вы пока подумайте, пока мы кол точим».

Весь мир любит добрых людей, но этим миром,…

Весь мир любит добрых людей, но этим миром, согласитесь правят далеко не добрые люди, далеко не мягкие. В истории запоминаются именно такие правители как Иван Грозный, Кровавая Мэри из Тюдоров. Да, был такой Владимир Красное Солнышко, но не потому что он дарил всем лучики добра, говорил: «Не хотите принять православие? Нет? Ну и не надо. Ну вы пока подумайте, пока мы кол точим».

— Оля, да нормальная тема.
— Конечно, Катечка, тебе хорошо говорить, тебе любая тема подходит. Вот была бы тема приветствия — ничтожество, а вот и Катя!
— Оля, Александр Васильевич уже стоит злой.
— Слышали, Александр Васильевич, Катька говорит, что вы тут не в тему стоите.

— Оля, да нормальная тема.— Конечно, Катечка, тебе…

— Оля, да нормальная тема.
— Конечно, Катечка, тебе хорошо говорить, тебе любая тема подходит. Вот была бы тема приветствия — ничтожество, а вот и Катя!
— Оля, Александр Васильевич уже стоит злой.
— Слышали, Александр Васильевич, Катька говорит, что вы тут не в тему стоите.

Получается как в игре: то, что для одной команды добро, для её соперников — зло, а для зрителей всего этого действа — зрелище, которое, судя по всему, вне морали, как ни верти…

Получается как в игре: то, что для одной…

Получается как в игре: то, что для одной команды добро, для её соперников — зло, а для зрителей всего этого действа — зрелище, которое, судя по всему, вне морали, как ни верти…

Человека можно научить быть добрым. Дети, например, путают часто. Например, спрашиваешь — «что такое добро?» Они говорят: «Это когда мальчик бабушке уступает место в трамвае». Человека можно научить вежливо вам улыбаться, он уступит вам место, в горе вам поможет деньгами, но обязательно будет какая-то внештатная ситуация в жизни, где вот эти навыки этические не будут работать. И в это время вступает такой регулятор как совесть. Совесть — это такой великий закон закона.

Человека можно научить быть добрым. Дети, например, путают…

Человека можно научить быть добрым. Дети, например, путают часто. Например, спрашиваешь — «что такое добро?» Они говорят: «Это когда мальчик бабушке уступает место в трамвае». Человека можно научить вежливо вам улыбаться, он уступит вам место, в горе вам поможет деньгами, но обязательно будет какая-то внештатная ситуация в жизни, где вот эти навыки этические не будут работать. И в это время вступает такой регулятор как совесть. Совесть — это такой великий закон закона.

But when I’m here I need your kindness
Cause the climb is always stressful.

Но пока я здесь, мне нужна ваша доброта,
Потому что брать высоту всегда нелегко.

But when I’m here I need your kindnessCause…

But when I’m here I need your kindness
Cause the climb is always stressful.

Но пока я здесь, мне нужна ваша доброта,
Потому что брать высоту всегда нелегко.

Кто-то рыдает, кто-то смеется,
Кто на коленях любовью клянется,
Кто-то грешит и не сознается,
В святого играет, но быть им не рвется.
Добра в этом мире не так уж и много,
Но верю я есть в рай нам дорога,
Грехи совершая, других не суди,
Ведь все же грешны так же, как ты.

Кто-то рыдает, кто-то смеется,Кто на коленях любовью клянется,Кто-то…

Кто-то рыдает, кто-то смеется,
Кто на коленях любовью клянется,
Кто-то грешит и не сознается,
В святого играет, но быть им не рвется.
Добра в этом мире не так уж и много,
Но верю я есть в рай нам дорога,
Грехи совершая, других не суди,
Ведь все же грешны так же, как ты.

Then they watch the progress he makes,
The Good and the Evil which path will he take?
Both of them trying to manipulate,
The use of his powers before it’s too late.

Наблюдая за его успехами,
Они гадали – какую тропу он выберет, добро или зло?
Они старались управлять и тем и другим,
Пользуясь его силой, пока не стало слишком поздно.

Then they watch the progress he makes,The Good…

Then they watch the progress he makes,
The Good and the Evil which path will he take?
Both of them trying to manipulate,
The use of his powers before it’s too late.

Наблюдая за его успехами,
Они гадали – какую тропу он выберет, добро или зло?
Они старались управлять и тем и другим,
Пользуясь его силой, пока не стало слишком поздно.

В этом мире добро может быть только с кулаками.

В этом мире добро может быть только с…

В этом мире добро может быть только с кулаками.

И в узелок опять связать
Надежды порванную нить,
И в сотый раз себе сказать,
Что что-то можно изменить.
И хоть не стоит свеч игра,
Поверь опять, что победишь.
В конечном счете будет прав
Тот, кто зажег огонь добра.

И в узелок опять связатьНадежды порванную нить,И в…

И в узелок опять связать
Надежды порванную нить,
И в сотый раз себе сказать,
Что что-то можно изменить.
И хоть не стоит свеч игра,
Поверь опять, что победишь.
В конечном счете будет прав
Тот, кто зажег огонь добра.

Вокруг тебя шумят дела, бегут твои года.
Зачем явился ты на свет, ты помнил не всегда…
Звуки скрипки все живое, скрытое в тебе разбудят,
Если ты еще не слишком пьян…

О несчастных и счастливых, о добре и зле,
О лютой ненависти и святой любви
Что творится, что творилось на твоей земле,
Все в этой музыке, ты только улови

Вокруг тебя шумят дела, бегут твои года.Зачем явился…

Вокруг тебя шумят дела, бегут твои года.
Зачем явился ты на свет, ты помнил не всегда…
Звуки скрипки все живое, скрытое в тебе разбудят,
Если ты еще не слишком пьян…

О несчастных и счастливых, о добре и зле,
О лютой ненависти и святой любви
Что творится, что творилось на твоей земле,
Все в этой музыке, ты только улови

Досчитать до десяти, просто взять и всех простить.

Досчитать до десяти, просто взять и всех простить.

Досчитать до десяти, просто взять и всех простить.

Ведь твоя судьба — ты сам, и только так
Ты узнаешь, кто твой друг, а кто твой враг,
А потом найдешь свой путь в себе самом
Между добром и злом.

Ведь твоя судьба — ты сам, и только…

Ведь твоя судьба — ты сам, и только так
Ты узнаешь, кто твой друг, а кто твой враг,
А потом найдешь свой путь в себе самом
Между добром и злом.

И я подбросил монету, сказав себе: «Зло и добро».
Монета весело встала три раза подряд на ребро.

И я подбросил монету, сказав себе: «Зло и…

И я подбросил монету, сказав себе: «Зло и добро».
Монета весело встала три раза подряд на ребро.

Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки — из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром —
В прошлом, будущем и настоящем!

Чистоту, простоту мы у древних берем,Саги, сказки —…

Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки — из прошлого тащим,-
Потому, что добро остается добром —
В прошлом, будущем и настоящем!