— Эй, видишь этих людей?
— Да…
— Эти др*чилы теперь твои самые лучшие друзья на свете, без них ты ничто. Запомни.
— Снимаем сцену со слов «сладкуля»!
— Твоя семья никогда тебя не поймёт. Любовники кинут, или попытаются изменить тебе, но фанаты — будь к ним добра, и они будут добры к тебе.
— Снимаем, камера готова.
— Самое главное — давать людям то, что они хотят. Даже если это убьёт тебя, даже если это опустошает так, что опустошать уже нечего. Что бы ни случилось, как бы ни было больно, не прекращай танцевать, не прекращай улыбаться. И дай этим людям то, что они хотят.

— Эй, видишь этих людей?— Да…— Эти др*чилы…

— Эй, видишь этих людей?
— Да…
— Эти др*чилы теперь твои самые лучшие друзья на свете, без них ты ничто. Запомни.
— Снимаем сцену со слов «сладкуля»!
— Твоя семья никогда тебя не поймёт. Любовники кинут, или попытаются изменить тебе, но фанаты — будь к ним добра, и они будут добры к тебе.
— Снимаем, камера готова.
— Самое главное — давать людям то, что они хотят. Даже если это убьёт тебя, даже если это опустошает так, что опустошать уже нечего. Что бы ни случилось, как бы ни было больно, не прекращай танцевать, не прекращай улыбаться. И дай этим людям то, что они хотят.

Почему ты всегда делаешь мне больно? У меня тоже есть чувства.

Почему ты всегда делаешь мне больно? У меня…

Почему ты всегда делаешь мне больно? У меня тоже есть чувства.

Причинив боль плохому человеку, ты не сделаешь его лучше.

Причинив боль плохому человеку, ты не сделаешь его…

Причинив боль плохому человеку, ты не сделаешь его лучше.

Ты причинила мне боль. Теперь ты счастлива?

Ты причинила мне боль. Теперь ты счастлива?

Ты причинила мне боль. Теперь ты счастлива?

— Как вы оцените боль по шкале от 0 до 10?
— Физическую *переводя взгляд на Тадаши* или душевную?

— Как вы оцените боль по шкале от…

— Как вы оцените боль по шкале от 0 до 10?
— Физическую *переводя взгляд на Тадаши* или душевную?

Лишь тот сможет творить будущее, кто справился с болью прошлого.

Лишь тот сможет творить будущее, кто справился с…

Лишь тот сможет творить будущее, кто справился с болью прошлого.

— Иногда ты открываешь кому-нибудь, а получаешь только пощечину.
— Зачем тогда вообще стараться?
— Наверное для того, чтобы дать людям шанс. Иначе какой смысл называться человеком?

— Иногда ты открываешь кому-нибудь, а получаешь только…

— Иногда ты открываешь кому-нибудь, а получаешь только пощечину.
— Зачем тогда вообще стараться?
— Наверное для того, чтобы дать людям шанс. Иначе какой смысл называться человеком?

Ты избавишься от боли, если представишь, что каждый синяк — это поцелуй вселенной.

Ты избавишься от боли, если представишь, что каждый…

Ты избавишься от боли, если представишь, что каждый синяк — это поцелуй вселенной.

— Ты соплями умоешься за этот день, пожалеешь, что на свет появился. Будешь проситься обратно в материнскую матку, где тихо и спокойно, потому что я покажу тебе боль, какая тебе и не снилась. Ты увидишь весь спектр мучений, типа радуги!
— Эта радуга — не такая как другие! Это…

— Ты соплями умоешься за этот день, пожалеешь,…

— Ты соплями умоешься за этот день, пожалеешь, что на свет появился. Будешь проситься обратно в материнскую матку, где тихо и спокойно, потому что я покажу тебе боль, какая тебе и не снилась. Ты увидишь весь спектр мучений, типа радуги!
— Эта радуга — не такая как другие! Это…

Многие кошки очень дружелюбны, но когда их держат в таких условиях — они дичают. Это не значит, что они дикие или агрессивные, это только означает, что им придется заново освоить искусство общения с людьми. Мы очень им сочувствуем. Если вам случалось пораниться или сильно испугаться, вы легко можете представить, как они себя чувствуют. Нам ведь не нравится, когда нам больно, страшно, мы заперты и никто не приходит нам на помощь. Вот и они чувствуют себя так же, как мы чувствовали бы себя в такой ситуации. Им страшно, больно и одиноко. Мне нравится быть тем человеком, что облегчает страдания и страх других существ. Мне нравится обеспечивать им безопасность.

Многие кошки очень дружелюбны, но когда их держат…

Многие кошки очень дружелюбны, но когда их держат в таких условиях — они дичают. Это не значит, что они дикие или агрессивные, это только означает, что им придется заново освоить искусство общения с людьми. Мы очень им сочувствуем. Если вам случалось пораниться или сильно испугаться, вы легко можете представить, как они себя чувствуют. Нам ведь не нравится, когда нам больно, страшно, мы заперты и никто не приходит нам на помощь. Вот и они чувствуют себя так же, как мы чувствовали бы себя в такой ситуации. Им страшно, больно и одиноко. Мне нравится быть тем человеком, что облегчает страдания и страх других существ. Мне нравится обеспечивать им безопасность.

Собаки так устроены, что в страхе, несмотря на все страдания, будут убегать от человека или прятаться, какую бы боль не ощущали.

Собаки так устроены, что в страхе, несмотря на…

Собаки так устроены, что в страхе, несмотря на все страдания, будут убегать от человека или прятаться, какую бы боль не ощущали.

Трагедия в том, что всю жизнь преодолевая боль и претерпевая страх, он не принял никаких мер предосторожности, когда подступила реальная угроза.

Трагедия в том, что всю жизнь преодолевая боль…

Трагедия в том, что всю жизнь преодолевая боль и претерпевая страх, он не принял никаких мер предосторожности, когда подступила реальная угроза.

У каждого человека есть в жизни такие моменты, о которых он сам с собой по ночам вспоминает с болью.

У каждого человека есть в жизни такие моменты,…

У каждого человека есть в жизни такие моменты, о которых он сам с собой по ночам вспоминает с болью.

She bruises, coughs, she splutters pistol shots
But hold her down with soggy clothes
and breezeblocks
She’s morphine, queen of my vaccine
My love, my love, love, love.

Она ранена, кашляет, она разбрызгивает пистолетные выстрелы
Но удерживай ее с помощью мокрой одежды
И шлакобетонных блоков
Она — морфий, моя вакцина-королева
Моя любовь, моя любовь, любовь, любовь.

She bruises, coughs, she splutters pistol shotsBut hold…

She bruises, coughs, she splutters pistol shots
But hold her down with soggy clothes
and breezeblocks
She’s morphine, queen of my vaccine
My love, my love, love, love.

Она ранена, кашляет, она разбрызгивает пистолетные выстрелы
Но удерживай ее с помощью мокрой одежды
И шлакобетонных блоков
Она — морфий, моя вакцина-королева
Моя любовь, моя любовь, любовь, любовь.

Ты не обесценивай все эти чувства.
Боль проживать — это тоже искусство.

Ты не обесценивай все эти чувства.Боль проживать —…

Ты не обесценивай все эти чувства.
Боль проживать — это тоже искусство.

Я не хочу чтоб тебе было больно
Так, как мне — вот мой ответ.

Я не хочу чтоб тебе было больноТак, как…

Я не хочу чтоб тебе было больно
Так, как мне — вот мой ответ.

Did you lose what won’t return?
Did you love but never learn?
The fire’s out but still it burns
And no one cares, there’s no one there
Did you find it hard to breathe?
Did you cry so much that you could barely see?
You’re in the darkness all alone
And no one cares, there’s no one there
But did you see the flares in the sky?

Успел ли ты потерять то, чего уже не вернуть?
Любил, но так и не смог научиться на своих ошибках?
Огонь боли выдохся, но всё ещё обжигает,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
Было ли тебе так больно, что становилось тяжело дышать?
Плакал ли ты так сильно, что от слёз глаза едва видели?
Ты во тьме совсем один,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
Но увидел ли ты огни сигнальных ракет, рассекающие небо?

Did you lose what won’t return?Did you love…

Did you lose what won’t return?
Did you love but never learn?
The fire’s out but still it burns
And no one cares, there’s no one there
Did you find it hard to breathe?
Did you cry so much that you could barely see?
You’re in the darkness all alone
And no one cares, there’s no one there
But did you see the flares in the sky?

Успел ли ты потерять то, чего уже не вернуть?
Любил, но так и не смог научиться на своих ошибках?
Огонь боли выдохся, но всё ещё обжигает,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
Было ли тебе так больно, что становилось тяжело дышать?
Плакал ли ты так сильно, что от слёз глаза едва видели?
Ты во тьме совсем один,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
Но увидел ли ты огни сигнальных ракет, рассекающие небо?