Тот, кто несет фонарь, спотыкается чаще, чем тот, кто идет следом.

Тот, кто несет фонарь, спотыкается чаще, чем тот,…

Тот, кто несет фонарь, спотыкается чаще, чем тот, кто идет следом.

Танцы для женщин то же, что игра в карты для мужчин: прекрасное свободное время для языка, которое часто полезно и часто вредно.

Танцы для женщин то же, что игра в…

Танцы для женщин то же, что игра в карты для мужчин: прекрасное свободное время для языка, которое часто полезно и часто вредно.

Кто в старости может обходиться без любви, тот не любил в юности, ибо для любви годы не помеха.

Кто в старости может обходиться без любви, тот…

Кто в старости может обходиться без любви, тот не любил в юности, ибо для любви годы не помеха.

Достойна презрения женщина, которая, имея детей, способна испытывать скуку.

Достойна презрения женщина, которая, имея детей, способна испытывать…

Достойна презрения женщина, которая, имея детей, способна испытывать скуку.

Нет ничего опаснее, чем мирить двух людей. Поссорить их куда безопасней и легче.

Нет ничего опаснее, чем мирить двух людей. Поссорить…

Нет ничего опаснее, чем мирить двух людей. Поссорить их куда безопасней и легче.

Когда женщины ведут разговор о женщинах, они особенно хвалят ум красивых и красоту умных, голос павлина и оперение соловья.

Когда женщины ведут разговор о женщинах, они особенно…

Когда женщины ведут разговор о женщинах, они особенно хвалят ум красивых и красоту умных, голос павлина и оперение соловья.

Всего прекраснее человек бывает тогда, когда просит прощения или прощает сам.

Всего прекраснее человек бывает тогда, когда просит прощения…

Всего прекраснее человек бывает тогда, когда просит прощения или прощает сам.

Мудрый Аполлон знал, что лучше всего охотятся голодные собаки, лучше всего бегают легкие бегуны, что тощий Пегас выносливее тяжелой верховой лошади, что из кремня нужно высекать огонь. Поэтому он награждал своих любимцев бедностью, облагораживал их душу ценой их тела и давал им мало жить, чтобы они вечно жили.

Мудрый Аполлон знал, что лучше всего охотятся голодные…

Мудрый Аполлон знал, что лучше всего охотятся голодные собаки, лучше всего бегают легкие бегуны, что тощий Пегас выносливее тяжелой верховой лошади, что из кремня нужно высекать огонь. Поэтому он награждал своих любимцев бедностью, облагораживал их душу ценой их тела и давал им мало жить, чтобы они вечно жили.

Кто хвастает знанием тайны, тот одну половину её уже открыл, а другую открыть не замедлит.

Кто хвастает знанием тайны, тот одну половину её…

Кто хвастает знанием тайны, тот одну половину её уже открыл, а другую открыть не замедлит.

Мужество состоит не в том, чтобы смело преодолевать опасность, но в том, чтобы встречать ее с открытыми глазами.

Мужество состоит не в том, чтобы смело преодолевать…

Мужество состоит не в том, чтобы смело преодолевать опасность, но в том, чтобы встречать ее с открытыми глазами.

Каждый готов скорее взяться за исправление целой части света, чем за исправление себя самого.

Каждый готов скорее взяться за исправление целой части…

Каждый готов скорее взяться за исправление целой части света, чем за исправление себя самого.

В одиночестве человек — слабое существо, в единении с другими — сильное. Глубокий, проникающий в сердце взгляд друга, слово его совета, его утешения раздвигают и поднимают низко насевшее над ним.

В одиночестве человек — слабое существо, в единении…

В одиночестве человек — слабое существо, в единении с другими — сильное. Глубокий, проникающий в сердце взгляд друга, слово его совета, его утешения раздвигают и поднимают низко насевшее над ним.

Женщины стойко переносят худшие горести, нежели те, из-за которых они проливают слезы.

Женщины стойко переносят худшие горести, нежели те, из-за…

Женщины стойко переносят худшие горести, нежели те, из-за которых они проливают слезы.

Некоторые люди, подобно многим индейским деревьям, прячут под наружными колючками и тернистой скорлупой мягкий ценный плод своего человеколюбивого сердца.

Некоторые люди, подобно многим индейским деревьям, прячут под…

Некоторые люди, подобно многим индейским деревьям, прячут под наружными колючками и тернистой скорлупой мягкий ценный плод своего человеколюбивого сердца.

О музыка! Отзвук далекого гармоничного мира! Вздох ангела в нашей душе! Когда замирает слово и объятие и наполненный слезами глаз, когда наши немые сердца в одиночестве томятся за решеткой нашей груди — о, тогда только благодаря тебе могут они послать друг другу отклик из своих тюрем, соединить в одной пустыне свои далекие стоны.

О музыка! Отзвук далекого гармоничного мира! Вздох ангела…

О музыка! Отзвук далекого гармоничного мира! Вздох ангела в нашей душе! Когда замирает слово и объятие и наполненный слезами глаз, когда наши немые сердца в одиночестве томятся за решеткой нашей груди — о, тогда только благодаря тебе могут они послать друг другу отклик из своих тюрем, соединить в одной пустыне свои далекие стоны.

Скромен не тот, кто равнодушен к похвалам, а тот, кто внимателен к порицаниям.

Скромен не тот, кто равнодушен к похвалам, а…

Скромен не тот, кто равнодушен к похвалам, а тот, кто внимателен к порицаниям.

Страсть делает наилучшие наблюдения и наихудшие выводы.

Страсть делает наилучшие наблюдения и наихудшие выводы.

Страсть делает наилучшие наблюдения и наихудшие выводы.

Проницательность ума — это совесть остроумия.

Проницательность ума — это совесть остроумия.

Проницательность ума — это совесть остроумия.