Не думай, как бы ни был ты велик, что ты всего достиг и все постиг.

Не думай, как бы ни был ты велик,…

Не думай, как бы ни был ты велик, что ты всего достиг и все постиг.

Красны речи словом, а мысли — речами,
Красны люди ликом, а лики — очами!

Красны речи словом, а мысли — речами,Красны люди…

Красны речи словом, а мысли — речами,
Красны люди ликом, а лики — очами!

Кичащийся знаньем
от знаний далек,
Признался в незнанье —
достигнешь высот.
Познание —
море без края и дна.

Кичащийся знаньемот знаний далек,Признался в незнанье —достигнешь высот.Познание…

Кичащийся знаньем
от знаний далек,
Признался в незнанье —
достигнешь высот.
Познание —
море без края и дна.

Есть у людей три радости земных:
Обилье пищи — первая из них,
Здоровье — вот для нас вторая радость,
Любовь — последняя земная радость.

Есть у людей три радости земных:Обилье пищи —…

Есть у людей три радости земных:
Обилье пищи — первая из них,
Здоровье — вот для нас вторая радость,
Любовь — последняя земная радость.

Коль хочешь говорить, скажи, но кратко,
Чтоб был в едином слове смысл десятка.

Коль хочешь говорить, скажи, но кратко,Чтоб был в…

Коль хочешь говорить, скажи, но кратко,
Чтоб был в едином слове смысл десятка.

Обычный человек поест — и сыт,
А жадный взять побольше наровит.
Он, ненасытный, все сгребает в рот,
Покуда смерть его не приберет.

Обычный человек поест — и сыт,А жадный взять…

Обычный человек поест — и сыт,
А жадный взять побольше наровит.
Он, ненасытный, все сгребает в рот,
Покуда смерть его не приберет.

Богатство как соленая вода:
Мы пьем и не напьемся никогда.

Богатство как соленая вода:Мы пьем и не напьемся…

Богатство как соленая вода:
Мы пьем и не напьемся никогда.

В своей корысти люди непреклонны.
Они друг друга жрут, как скорпионы.

В своей корысти люди непреклонны.Они друг друга жрут,…

В своей корысти люди непреклонны.
Они друг друга жрут, как скорпионы.

Порой бывает, что слова ученых
Сильней царей, сильней земных законов.

Порой бывает, что слова ученыхСильней царей, сильней земных…

Порой бывает, что слова ученых
Сильней царей, сильней земных законов.

Ты сам умрешь и превратишься в прах,
А слово в чьих-то будет жить устах.

Ты сам умрешь и превратишься в прах,А слово…

Ты сам умрешь и превратишься в прах,
А слово в чьих-то будет жить устах.

Знай, быстротечно всё, что нам дается,
Навечно только слово остается.

Знай, быстротечно всё, что нам дается,Навечно только слово…

Знай, быстротечно всё, что нам дается,
Навечно только слово остается.

А ежели сын твой не в строгости рос,
Оставь все надежды, какой с него спрос?
Детей баловал — вред себе же нанес:
Весь век горевал, настрадался до слез.

А ежели сын твой не в строгости рос,Оставь…

А ежели сын твой не в строгости рос,
Оставь все надежды, какой с него спрос?
Детей баловал — вред себе же нанес:
Весь век горевал, настрадался до слез.

Но мир давно каким-то стал другим.
Не мыслим мы того, что говорим.

Но мир давно каким-то стал другим.Не мыслим мы…

Но мир давно каким-то стал другим.
Не мыслим мы того, что говорим.

Все в мире лживо, и на горе всем
Невежество болтливо, разум нем.

Все в мире лживо, и на горе всемНевежество…

Все в мире лживо, и на горе всем
Невежество болтливо, разум нем.

Ты сам поймешь, опять набравши сил,
Как зыбко все, что ты мне говорил.

Ты сам поймешь, опять набравши сил,Как зыбко все,…

Ты сам поймешь, опять набравши сил,
Как зыбко все, что ты мне говорил.

Речь знающего обнаружит знанья,
Как близость мускуса – благоуханье.

Речь знающего обнаружит знанья,Как близость мускуса – благоуханье.

Речь знающего обнаружит знанья,
Как близость мускуса – благоуханье.