Тысячи людей живут без любви, но никто — без воды.

Тысячи людей живут без любви, но никто —…

Тысячи людей живут без любви, но никто — без воды.

Если два человека встречаются и беседуют, то цель этой беседы — не обменяться информацией или вызвать эмоции, а скрыть за словами ту пустоту, то молчание и одиночество, в которых человек существует.

Если два человека встречаются и беседуют, то цель…

Если два человека встречаются и беседуют, то цель этой беседы — не обменяться информацией или вызвать эмоции, а скрыть за словами ту пустоту, то молчание и одиночество, в которых человек существует.

В возрасте от двадцати до сорока мы заняты самопознанием. Оно включает понимание разницы между искусственным ограничением, выйти за которое — наш долг, и естественными ограничениями нашей натуры, которые нельзя нарушить безнаказанно.

В возрасте от двадцати до сорока мы заняты…

В возрасте от двадцати до сорока мы заняты самопознанием. Оно включает понимание разницы между искусственным ограничением, выйти за которое — наш долг, и естественными ограничениями нашей натуры, которые нельзя нарушить безнаказанно.

Чтобы влиться в толпу, вовсе не обязательно выходить на улицу — достаточно, сидя дома, развернуть газету или включить телевизор.

Чтобы влиться в толпу, вовсе не обязательно выходить…

Чтобы влиться в толпу, вовсе не обязательно выходить на улицу — достаточно, сидя дома, развернуть газету или включить телевизор.

Единственный греческий бог, который хоть что-то делает, — это Гефест, да и тот — хромой рогоносец.

Единственный греческий бог, который хоть что-то делает, —…

Единственный греческий бог, который хоть что-то делает, — это Гефест, да и тот — хромой рогоносец.

В качестве читателей мы иногда напоминаем тех мальчишек, что подрисовывают усы девицам на рекламных изображениях.

В качестве читателей мы иногда напоминаем тех мальчишек,…

В качестве читателей мы иногда напоминаем тех мальчишек, что подрисовывают усы девицам на рекламных изображениях.

Мне трудно сказать, почему мне нравятся или приводят в восхищение те или иные люди, но я могу точно сказать, что людей, которых я люблю, объединяет одно — они умеют заставить меня улыбнуться от всего сердца.

Мне трудно сказать, почему мне нравятся или приводят…

Мне трудно сказать, почему мне нравятся или приводят в восхищение те или иные люди, но я могу точно сказать, что людей, которых я люблю, объединяет одно — они умеют заставить меня улыбнуться от всего сердца.

Мне хорошо известно то,
что все знают давно.
Тот, кому зло причинили,
злом ответит на зло.

Мне хорошо известно то,что все знают давно.Тот, кому…

Мне хорошо известно то,
что все знают давно.
Тот, кому зло причинили,
злом ответит на зло.

Мы говорим и говорим друг с другом, Но мы одиноки. Живые, одинокие. Чьи мы? Как перекати-поле, без корней..

Мы говорим и говорим друг с другом, Но…

Мы говорим и говорим друг с другом, Но мы одиноки. Живые, одинокие. Чьи мы? Как перекати-поле, без корней..

У каждого человека есть свой отличительный запах, по которому его узнают жена, дети, собаки. У толпы — общий, всегда одинаково дурной запах. Публика же запаха лишена вовсе.

У каждого человека есть свой отличительный запах, по…

У каждого человека есть свой отличительный запах, по которому его узнают жена, дети, собаки. У толпы — общий, всегда одинаково дурной запах. Публика же запаха лишена вовсе.