Наши лета, наши долги, наши враги всегда бывают в большем числе, нежели мы полагаем.

Наши лета, наши долги, наши враги всегда бывают…

Наши лета, наши долги, наши враги всегда бывают в большем числе, нежели мы полагаем.

Воздвигают алтари богам, великим, свободе для того, чтобы взойти на них и властвовать.

Воздвигают алтари богам, великим, свободе для того, чтобы…

Воздвигают алтари богам, великим, свободе для того, чтобы взойти на них и властвовать.

Свобода, которая только вышла из пеленок, еще долго не сможет самостоятельно ходить.

Свобода, которая только вышла из пеленок, еще долго…

Свобода, которая только вышла из пеленок, еще долго не сможет самостоятельно ходить.

Революция дает иногда в повелители таких людей, которых мы не пожелали бы иметь лакеями.

Революция дает иногда в повелители таких людей, которых…

Революция дает иногда в повелители таких людей, которых мы не пожелали бы иметь лакеями.

Революции походят на шахматную игру, где пешки могут погубить короля, спасти или занять его место.

Революции походят на шахматную игру, где пешки могут…

Революции походят на шахматную игру, где пешки могут погубить короля, спасти или занять его место.

Если любовь и придает ума дуракам, то умных людей она делает очень глупыми.

Если любовь и придает ума дуракам, то умных…

Если любовь и придает ума дуракам, то умных людей она делает очень глупыми.

Энтузиазм и любовь — дети надежды, презрение и ненависть — дети разочарования.

Энтузиазм и любовь — дети надежды, презрение и…

Энтузиазм и любовь — дети надежды, презрение и ненависть — дети разочарования.

Сердце живет в настоящем, ум в будущем: оттого между ними так мало согласия.

Сердце живет в настоящем, ум в будущем: оттого…

Сердце живет в настоящем, ум в будущем: оттого между ними так мало согласия.

В сердечных связях, равно как и во временах года, первые холода бывают самыми ощутимыми.

В сердечных связях, равно как и во временах…

В сердечных связях, равно как и во временах года, первые холода бывают самыми ощутимыми.

Нет наслаждений более сладостных, чем лишения, которым мы подвергаем себя ради счастья тех, кого мы любим.

Нет наслаждений более сладостных, чем лишения, которым мы…

Нет наслаждений более сладостных, чем лишения, которым мы подвергаем себя ради счастья тех, кого мы любим.

Прежде чем клясться женщине никого не любить, кроме нее, следовало бы увидеть всех женщин, или же видеть только ее одну.

Прежде чем клясться женщине никого не любить, кроме…

Прежде чем клясться женщине никого не любить, кроме нее, следовало бы увидеть всех женщин, или же видеть только ее одну.

Для того чтобы судить о действительной важности человека, следует предположить, что он умер, и вообразить, какую пустоту оставил бы он после себя: не многие выдержали бы такое испытание.

Для того чтобы судить о действительной важности человека,…

Для того чтобы судить о действительной важности человека, следует предположить, что он умер, и вообразить, какую пустоту оставил бы он после себя: не многие выдержали бы такое испытание.

Пусть ваши прекрасные и добрые дела сделают так, чтобы день ваших похорон не был единственным торжеством вашего земного существования.

Пусть ваши прекрасные и добрые дела сделают так,…

Пусть ваши прекрасные и добрые дела сделают так, чтобы день ваших похорон не был единственным торжеством вашего земного существования.

Девица, краснеющая от многих вещей, видимо, узнала их слишком хорошо.

Девица, краснеющая от многих вещей, видимо, узнала их…

Девица, краснеющая от многих вещей, видимо, узнала их слишком хорошо.

Без всякой опасности друзьями молодой женщины могут быть только ее отец, ее братья и ее муж.

Без всякой опасности друзьями молодой женщины могут быть…

Без всякой опасности друзьями молодой женщины могут быть только ее отец, ее братья и ее муж.

Женщина, принимающая подарки от мужчин, делает долг, рискуя уплатить его собственною своею особою.

Женщина, принимающая подарки от мужчин, делает долг, рискуя…

Женщина, принимающая подарки от мужчин, делает долг, рискуя уплатить его собственною своею особою.

Не может быть, чтобы женщина, осчастливившая многих, сама долго была счастлива.

Не может быть, чтобы женщина, осчастливившая многих, сама…

Не может быть, чтобы женщина, осчастливившая многих, сама долго была счастлива.

Общество походит на улей: нельзя подходить к нему часто без того чтобы не быть ужаленным.

Общество походит на улей: нельзя подходить к нему…

Общество походит на улей: нельзя подходить к нему часто без того чтобы не быть ужаленным.

В мирное время сыновья хоронят отцов, в военное — отцы сыновей.

В мирное время сыновья хоронят отцов, в военное…

В мирное время сыновья хоронят отцов, в военное — отцы сыновей.