Виктору Хиллу, настоящему сукиному сыну, который не может понять ответа «нет». Эрнест Хемингуэй.

Виктору Хиллу, настоящему сукиному сыну, который не может…

Виктору Хиллу, настоящему сукиному сыну, который не может понять ответа «нет». Эрнест Хемингуэй.

Мы все сломаны. И именно в местах надломов мы часто сильнее всего.

Мы все сломаны. И именно в местах надломов…

Мы все сломаны. И именно в местах надломов мы часто сильнее всего.

У всех у нас есть страхи. Но у тех, кто смотрит им в лицо, есть ещё и мужество.

У всех у нас есть страхи. Но у…

У всех у нас есть страхи. Но у тех, кто смотрит им в лицо, есть ещё и мужество.

Я не знаю формулу успеха, за о я знаю формулу провала — это попытка понравиться всем.

Я не знаю формулу успеха, за о я…

Я не знаю формулу успеха, за о я знаю формулу провала — это попытка понравиться всем.

Работа — это главное в жизни. От всех неприятностей, от всех бед можно найти одно избавление — в работе.

Работа — это главное в жизни. От всех…

Работа — это главное в жизни. От всех неприятностей, от всех бед можно найти одно избавление — в работе.

Пока диктатор контролирует прессу, всегда найдутся очередные великие свершения, которыми и следует жить.

Пока диктатор контролирует прессу, всегда найдутся очередные великие…

Пока диктатор контролирует прессу, всегда найдутся очередные великие свершения, которыми и следует жить.

У начинающего писателя все удовольствие приходится на его долю, а читатель не получает ничего.

У начинающего писателя все удовольствие приходится на его…

У начинающего писателя все удовольствие приходится на его долю, а читатель не получает ничего.

Я знаю, что мораль – это когда вы себя после этого чувствуете хорошо, а аморальность – когда чувствуете себя плохо.

Я знаю, что мораль – это когда вы…

Я знаю, что мораль – это когда вы себя после этого чувствуете хорошо, а аморальность – когда чувствуете себя плохо.

Дайте человеку необходимое — и он захочет удобств. Обеспечьте его удобствами — он будет стремиться к роскоши. Осыпьте его роскошью — он начнет вздыхать по изысканному. Позвольте ему получать изысканное — он возжаждет безумств. Одарите его всем, что он пожелает — он будет жаловаться, что его обманули, и что он получил не то, что хотел.

Дайте человеку необходимое — и он захочет удобств.…

Дайте человеку необходимое — и он захочет удобств. Обеспечьте его удобствами — он будет стремиться к роскоши. Осыпьте его роскошью — он начнет вздыхать по изысканному. Позвольте ему получать изысканное — он возжаждет безумств. Одарите его всем, что он пожелает — он будет жаловаться, что его обманули, и что он получил не то, что хотел.

Нет на свете дела труднее, чем писать простую, честную прозу о человеке.

Нет на свете дела труднее, чем писать простую,…

Нет на свете дела труднее, чем писать простую, честную прозу о человеке.

Все хорошие книги похожи друг на друга: они правдивее жизни.

(Все хорошие книги имеют одно общее свойство — то, о чём в них рассказывается, кажется достовернее, чем реальность.)

Все хорошие книги похожи друг на друга: они…

Все хорошие книги похожи друг на друга: они правдивее жизни.

(Все хорошие книги имеют одно общее свойство — то, о чём в них рассказывается, кажется достовернее, чем реальность.)

Почему люди скучные бывают вполне счастливы, а люди умные и интересные умудряются в конце концов отравить жизнь и себе, и всем близким…

Почему люди скучные бывают вполне счастливы, а люди…

Почему люди скучные бывают вполне счастливы, а люди умные и интересные умудряются в конце концов отравить жизнь и себе, и всем близким…

По-настоящему серьезное отношение к писательскому делу — одно из двух непременных условий. Второе, к сожалению, — талант.

По-настоящему серьезное отношение к писательскому делу — одно…

По-настоящему серьезное отношение к писательскому делу — одно из двух непременных условий. Второе, к сожалению, — талант.

Каждый, кто ходит по земле, имеет свои обязанности в жизни.

Каждый, кто ходит по земле, имеет свои обязанности…

Каждый, кто ходит по земле, имеет свои обязанности в жизни.