Но не рассчитывайте на меня, если речь идёт о насилии. Не ждите, что я полезу на баррикады – разве что с цветами. А если надо свергнуть что-нибудь во имя марксизма или христианства, я хочу знать, что вы намерены делать потом, после того, как всё будет свергнуто. Я хочу спросить: неужели нам не пригодится ничего из нашего прошлого? Какой смысл бомбить Уолл-стрит? Если вы хотите изменить систему, измените систему. Что толку стрелять в людей?

Но не рассчитывайте на меня, если речь идёт…

Но не рассчитывайте на меня, если речь идёт о насилии. Не ждите, что я полезу на баррикады – разве что с цветами. А если надо свергнуть что-нибудь во имя марксизма или христианства, я хочу знать, что вы намерены делать потом, после того, как всё будет свергнуто. Я хочу спросить: неужели нам не пригодится ничего из нашего прошлого? Какой смысл бомбить Уолл-стрит? Если вы хотите изменить систему, измените систему. Что толку стрелять в людей?

Мы живем в мире, где мы должны прятаться, чтобы заняться любовью, в то время как насилие практикуется среди бела дня.

Мы живем в мире, где мы должны прятаться,…

Мы живем в мире, где мы должны прятаться, чтобы заняться любовью, в то время как насилие практикуется среди бела дня.

Попросите воинствующего революционера показать революцию, которая привела насильственным путем к тому, что было обещано — в России или где угодно еще. Они разрушают все до основания, а затем строят что-то новое, и те, кто строит, становятся новым истеблишментом. Протест должен быть ненасильственным.

Попросите воинствующего революционера показать революцию, которая привела насильственным…

Попросите воинствующего революционера показать революцию, которая привела насильственным путем к тому, что было обещано — в России или где угодно еще. Они разрушают все до основания, а затем строят что-то новое, и те, кто строит, становятся новым истеблишментом. Протест должен быть ненасильственным.

— Что вы скажете о движении в Детройте, которое хочет уничтожить «The Beatles»?
— Мы уже начали кампанию по уничтожению Детройта.

— Что вы скажете о движении в Детройте,…

— Что вы скажете о движении в Детройте, которое хочет уничтожить «The Beatles»?
— Мы уже начали кампанию по уничтожению Детройта.

Если бы все требовали мира, а не другой телевизор, то мира не было бы.

Если бы все требовали мира, а не другой…

Если бы все требовали мира, а не другой телевизор, то мира не было бы.

Честность не принесет вам много друзей, но те, что появятся, будут настоящими.

Честность не принесет вам много друзей, но те,…

Честность не принесет вам много друзей, но те, что появятся, будут настоящими.

Вы можете надеть туфли и костюм, можете причесаться и выглядеть миловидно, можете спрятать свой истинный облик за улыбку, можете ходить в церковь и отстаивать мессы, можете осуждать других за цвет кожи, можете лгать пока не умрете, но вы никогда не сможете скрыть того, что вы моральный калека.

Вы можете надеть туфли и костюм, можете причесаться…

Вы можете надеть туфли и костюм, можете причесаться и выглядеть миловидно, можете спрятать свой истинный облик за улыбку, можете ходить в церковь и отстаивать мессы, можете осуждать других за цвет кожи, можете лгать пока не умрете, но вы никогда не сможете скрыть того, что вы моральный калека.

Если кто-нибудь скажет, что любовь и мир — это клише, которое ушло вместе с шестидесятыми, это будет его проблемой. Любовь и мир вечны.

Если кто-нибудь скажет, что любовь и мир —…

Если кто-нибудь скажет, что любовь и мир — это клише, которое ушло вместе с шестидесятыми, это будет его проблемой. Любовь и мир вечны.

Когда ты влюблен и когда кто-то спрашивает тебя: «Как ты можешь быть с этой женщиной?», ты отвечаешь: «Что вы хотите этим сказать? Почему вы хотите бросить в нее камень или наказать меня за то, что я люблю ее?»

Когда ты влюблен и когда кто-то спрашивает тебя:…

Когда ты влюблен и когда кто-то спрашивает тебя: «Как ты можешь быть с этой женщиной?», ты отвечаешь: «Что вы хотите этим сказать? Почему вы хотите бросить в нее камень или наказать меня за то, что я люблю ее?»

Никто не объяснял мне, что такое секс. Я узнал о нём из надписей на стенах.

Никто не объяснял мне, что такое секс. Я…

Никто не объяснял мне, что такое секс. Я узнал о нём из надписей на стенах.

— Вы имеете весь мир. Каковы ваши ощущения?
— А каковы ваши ощущения что вас поимели?

— Вы имеете весь мир. Каковы ваши ощущения?—…

— Вы имеете весь мир. Каковы ваши ощущения?
— А каковы ваши ощущения что вас поимели?

Если бы все работали сидя в мешках, предубеждений не возникало. Пришлось бы судить о людях по их качествам, а не по внешности..

Если бы все работали сидя в мешках, предубеждений…

Если бы все работали сидя в мешках, предубеждений не возникало. Пришлось бы судить о людях по их качествам, а не по внешности..

Музыка принадлежит всем. Только фирмы звукозаписи ещё верят, что ещё владельцы — они.

Музыка принадлежит всем. Только фирмы звукозаписи ещё верят,…

Музыка принадлежит всем. Только фирмы звукозаписи ещё верят, что ещё владельцы — они.

Ангел внутри Маккартни благославлял меня. Но демону в нём это совсем не нравилось, потому что он не хотел потерять своего партнёра.

Ангел внутри Маккартни благославлял меня. Но демону в…

Ангел внутри Маккартни благославлял меня. Но демону в нём это совсем не нравилось, потому что он не хотел потерять своего партнёра.

Что бы мы ни говорили, это никогда не соответствует тому, что мы хотим сказать.

Что бы мы ни говорили, это никогда не…

Что бы мы ни говорили, это никогда не соответствует тому, что мы хотим сказать.

Я никогда не думал о том, что буду писать великие вещи, я просто пошел и написал их.

Я никогда не думал о том, что буду…

Я никогда не думал о том, что буду писать великие вещи, я просто пошел и написал их.

Успеха может достичь любой. Надо всё время повторять себе эти слова, и успех придёт.

Успеха может достичь любой. Надо всё время повторять…

Успеха может достичь любой. Надо всё время повторять себе эти слова, и успех придёт.