… Я до последнего вздоха буду обязан Эркюлю тем, что благодаря ему поверил в себя как в актера. Свеча моей самооценки всегда горела слабо, её было легко задуть и тяжело зажечь снова. Вероятно, при рождении мне достался ужасно сырой фитиль.

… Я до последнего вздоха буду обязан Эркюлю…

… Я до последнего вздоха буду обязан Эркюлю тем, что благодаря ему поверил в себя как в актера. Свеча моей самооценки всегда горела слабо, её было легко задуть и тяжело зажечь снова. Вероятно, при рождении мне достался ужасно сырой фитиль.

Артист должен быть бродягой, кочевником, влюблённым в дороги. Если он считает себя выше гастролей по маленьким городам, его надо гнать со сцены взашей.

Артист должен быть бродягой, кочевником, влюблённым в дороги.…

Артист должен быть бродягой, кочевником, влюблённым в дороги. Если он считает себя выше гастролей по маленьким городам, его надо гнать со сцены взашей.

Я благодарю Господа за всё, что есть в моей жизни, которая до сей поры была абсолютно чудесной. Мне так неприлично везло, что в какой-то момент это стало настораживать. Меня мучает вопрос: как долго продлится мое везение и как дорого мне придется за него заплатить?

Я благодарю Господа за всё, что есть в…

Я благодарю Господа за всё, что есть в моей жизни, которая до сей поры была абсолютно чудесной. Мне так неприлично везло, что в какой-то момент это стало настораживать. Меня мучает вопрос: как долго продлится мое везение и как дорого мне придется за него заплатить?

Мне он нравится, потому что есть что-то в нем иногда странное и изворотливое. Он в самом центре раскрытия убийства — но он может внезапно остановиться, чтобы расчесать свои усы… Я всегда ношу с собой список из 93 пунктов, которые рассказывают о нем. Например, сколько кусков сахара он кладет в чай, а сколько — в кофе. Потому что, вы знаете, люди всегда непременно заметят, если вы сделаете ошибку. И они пишут о моей аккуратности. Одно из самых милых его описаний — «огоньки в глазах», и я получал прекрасные письма фанатов-женщин, которые полюбили его исключительно за это. Я хотел, чтобы у него был шарм.

Мне он нравится, потому что есть что-то в…

Мне он нравится, потому что есть что-то в нем иногда странное и изворотливое. Он в самом центре раскрытия убийства — но он может внезапно остановиться, чтобы расчесать свои усы… Я всегда ношу с собой список из 93 пунктов, которые рассказывают о нем. Например, сколько кусков сахара он кладет в чай, а сколько — в кофе. Потому что, вы знаете, люди всегда непременно заметят, если вы сделаете ошибку. И они пишут о моей аккуратности. Одно из самых милых его описаний — «огоньки в глазах», и я получал прекрасные письма фанатов-женщин, которые полюбили его исключительно за это. Я хотел, чтобы у него был шарм.