— Боишься ли ты умереть?
— Иногда мне кажется, что я боюсь жить. Жизнь — вот что меня пугает. А умирать легко.

— Боишься ли ты умереть?— Иногда мне кажется,…

— Боишься ли ты умереть?
— Иногда мне кажется, что я боюсь жить. Жизнь — вот что меня пугает. А умирать легко.

Если делаешь что-то, то делай это хорошо… И оставь после себя какую-нибудь пакость.

Если делаешь что-то, то делай это хорошо… И…

Если делаешь что-то, то делай это хорошо… И оставь после себя какую-нибудь пакость.

Я не ищу сочувствия. Мне плевать на публику. Мне плевать на развлечения. Я не собираюсь на работу. Мне наплевать. Лучше, чтобы ты ненавидел меня, потому что так ты остаешься подальше от всего этого. Я действительно не люблю людей. Они гнилые.

Я не ищу сочувствия. Мне плевать на публику.…

Я не ищу сочувствия. Мне плевать на публику. Мне плевать на развлечения. Я не собираюсь на работу. Мне наплевать. Лучше, чтобы ты ненавидел меня, потому что так ты остаешься подальше от всего этого. Я действительно не люблю людей. Они гнилые.

Они не были рождены бунтарями, они не были злыми и разочарованными с рождения. Это в них заложили другие. Их создали люди.

Они не были рождены бунтарями, они не были…

Они не были рождены бунтарями, они не были злыми и разочарованными с рождения. Это в них заложили другие. Их создали люди.

Вы ждете, чтобы я сломался? Не выйдет! Вы сломали меня много лет назад. Вы давным-давно убили меня.

Вы ждете, чтобы я сломался? Не выйдет! Вы…

Вы ждете, чтобы я сломался? Не выйдет! Вы сломали меня много лет назад. Вы давным-давно убили меня.

Сдается мне, настало время, когда вам всем придется взглянуть на самих себя и осудить ту ложь, в которой вы погрязли. Я не могу испытывать к вам неприязни, но вот что я вам скажу: у вас осталось не так уж и много времени, прежде чем вы начнете убивать друг друга, потому что все вы — безумцы. И вы можете отразить, спроецировать на меня эту свою злобу, но я — лишь то, что живет внутри каждого из вас.

Сдается мне, настало время, когда вам всем придется…

Сдается мне, настало время, когда вам всем придется взглянуть на самих себя и осудить ту ложь, в которой вы погрязли. Я не могу испытывать к вам неприязни, но вот что я вам скажу: у вас осталось не так уж и много времени, прежде чем вы начнете убивать друг друга, потому что все вы — безумцы. И вы можете отразить, спроецировать на меня эту свою злобу, но я — лишь то, что живет внутри каждого из вас.

Вы едите мясо и убиваете создания, которые лучше вас самих, а потом ужасаетесь, какими плохими стали ваши собственные дети, называя их убийцами. Это вы сделали их тем, что они есть. Дети, что идут на вас с ножами, — это ваши дети. Вы научили их всему, что они знают. Я не обучал их.

Вы едите мясо и убиваете создания, которые лучше…

Вы едите мясо и убиваете создания, которые лучше вас самих, а потом ужасаетесь, какими плохими стали ваши собственные дети, называя их убийцами. Это вы сделали их тем, что они есть. Дети, что идут на вас с ножами, — это ваши дети. Вы научили их всему, что они знают. Я не обучал их.

Лично я давно утратил желание быть частью нормальной семьи в каком бы то ни было качестве. Я знаю слишком многих прикидывающихся порядочными отцов, которые колотят своих жен, бьют детей, предаются инцесту, перепихиваются с любой незнакомой шлюхой, обращающей на них внимание, и в то же время гордо заявляющих, что они семейные люди, прямо столпы респектабельности. Жен и матерей я считаю более надежными по сравнению с отцами, но в целом женское тщеславие, потребность хорошо выглядеть, быть любимой и получать заботу и ласку одерживают верх над образом верной жены и понимающей матери, так что многие вслед за мужьями заводят романы на стороне. Мать и отец, чтобы без помех получать удовольствие, обманывают своих детей и не дают им узнать, чем же на самом деле оборачивается семья.

Лично я давно утратил желание быть частью нормальной…

Лично я давно утратил желание быть частью нормальной семьи в каком бы то ни было качестве. Я знаю слишком многих прикидывающихся порядочными отцов, которые колотят своих жен, бьют детей, предаются инцесту, перепихиваются с любой незнакомой шлюхой, обращающей на них внимание, и в то же время гордо заявляющих, что они семейные люди, прямо столпы респектабельности. Жен и матерей я считаю более надежными по сравнению с отцами, но в целом женское тщеславие, потребность хорошо выглядеть, быть любимой и получать заботу и ласку одерживают верх над образом верной жены и понимающей матери, так что многие вслед за мужьями заводят романы на стороне. Мать и отец, чтобы без помех получать удовольствие, обманывают своих детей и не дают им узнать, чем же на самом деле оборачивается семья.

Я не думал насильно отрывать человека от того, что ему хотелось или приносило удовольствие. Я не хотел ни спасать души, ни развращать кого бы то ни было. Я всего лишь считал, что при встрече с человеком, оказавшимся на распутье, я могу протянуть ему руку помощи. Сам хлебнувший немало дерьма по жизни, я чувствовал, что мой совет мог помочь кому-нибудь из этих потерявших жизненные ориентиры детей и сделать их сильнее.

Я не думал насильно отрывать человека от того,…

Я не думал насильно отрывать человека от того, что ему хотелось или приносило удовольствие. Я не хотел ни спасать души, ни развращать кого бы то ни было. Я всего лишь считал, что при встрече с человеком, оказавшимся на распутье, я могу протянуть ему руку помощи. Сам хлебнувший немало дерьма по жизни, я чувствовал, что мой совет мог помочь кому-нибудь из этих потерявших жизненные ориентиры детей и сделать их сильнее.

Что касается вас, жертв этой лживой шумихи, выставившей меня харизматичным вождем какого-то культа, гуру, любовником, совратителем и новым Иисусом, хочу, чтобы вы знали: здесь, в тюрьме, у меня есть все и даже больше. Телекамеры — вот мои глаза. Мой разум настроен на такое количество телевизионных каналов, что столько нет в вашем мире. И цензура здесь не допускается. Благодаря этому весь мир и вселенная находятся в моем распоряжении. Так что приберегите свое сочувствие для кого-нибудь другого и знайте, что в тюрьме пребывает лишь мое тело. Я хожу по вашим улицам, когда мне вздумается. Я среди вас.

Что касается вас, жертв этой лживой шумихи, выставившей…

Что касается вас, жертв этой лживой шумихи, выставившей меня харизматичным вождем какого-то культа, гуру, любовником, совратителем и новым Иисусом, хочу, чтобы вы знали: здесь, в тюрьме, у меня есть все и даже больше. Телекамеры — вот мои глаза. Мой разум настроен на такое количество телевизионных каналов, что столько нет в вашем мире. И цензура здесь не допускается. Благодаря этому весь мир и вселенная находятся в моем распоряжении. Так что приберегите свое сочувствие для кого-нибудь другого и знайте, что в тюрьме пребывает лишь мое тело. Я хожу по вашим улицам, когда мне вздумается. Я среди вас.

Я обратился в Христианство не для того, чтобы что-то или кого-то боготворить, поклоняться, а лишь для того, чтобы познать себя, понять природу своих мыслей. Я начал ходить на службы с другими зэками.

Слышал, как другие говорят «аминь», цитируют стихи из Библии, но в это же время наблюдал, как вне часовни они крадут у своих товарищей, откровенно лгут, уединяются где-то с другими педиками, чтобы потрахаться.
Я не познал Христианство, я вижу лишь одно лицемерие.

Я обратился в Христианство не для того, чтобы…

Я обратился в Христианство не для того, чтобы что-то или кого-то боготворить, поклоняться, а лишь для того, чтобы познать себя, понять природу своих мыслей. Я начал ходить на службы с другими зэками.

Слышал, как другие говорят «аминь», цитируют стихи из Библии, но в это же время наблюдал, как вне часовни они крадут у своих товарищей, откровенно лгут, уединяются где-то с другими педиками, чтобы потрахаться.
Я не познал Христианство, я вижу лишь одно лицемерие.

Я таков, каким вы меня сделали, и если вы называете меня бешеной собакой, дьяволом, убийцей, то учтите, что я — зеркальное отражение вашего общества.

Я таков, каким вы меня сделали, и если…

Я таков, каким вы меня сделали, и если вы называете меня бешеной собакой, дьяволом, убийцей, то учтите, что я — зеркальное отражение вашего общества.

Я король в моем королевстве, даже если это — королевство помойных ям…

Я король в моем королевстве, даже если это…

Я король в моем королевстве, даже если это — королевство помойных ям…

— Мое племя — это люди из вашего общества, — вы их выбросили, а я подобрал. Это вы народили своих детей. Это вы сделали из них то, чем они стали… Вам давно пора оглянуться на самих себя. Вы живете лишь ради денег. Но ваш конец близок. Вы сами убиваете себя…

— Мое племя — это люди из вашего…

— Мое племя — это люди из вашего общества, — вы их выбросили, а я подобрал. Это вы народили своих детей. Это вы сделали из них то, чем они стали… Вам давно пора оглянуться на самих себя. Вы живете лишь ради денег. Но ваш конец близок. Вы сами убиваете себя…

Посмотрите на меня сверху вниз — и увидите дурака. Посмотрите на меня снизу вверх — и увидите господина. Посмотрите мне прямо в лицо — и увидите себя!

Посмотрите на меня сверху вниз — и увидите…

Посмотрите на меня сверху вниз — и увидите дурака. Посмотрите на меня снизу вверх — и увидите господина. Посмотрите мне прямо в лицо — и увидите себя!