Шахматы могут быть описаны как движение частей съедающих друг друга.

Шахматы могут быть описаны как движение частей съедающих…

Шахматы могут быть описаны как движение частей съедающих друг друга.

Стать отцом — это самый большой мужской страх. И самое важное дело, когда ты им уже стал.

Стать отцом — это самый большой мужской страх.…

Стать отцом — это самый большой мужской страх. И самое важное дело, когда ты им уже стал.

Бонд — это система, корни которой уходят к ценностям, сформированным правящими элитами еще в шестидесятые годы. Он империалист и женоненавистник, смеющийся над трупами своих врагов. Борн — это полная противоположность. Он ненавидит государство, он параноик, он вечно в бегах, он любит единственную женщину и он презирает себя за то, что иногда ему приходится убивать.

Бонд — это система, корни которой уходят к…

Бонд — это система, корни которой уходят к ценностям, сформированным правящими элитами еще в шестидесятые годы. Он империалист и женоненавистник, смеющийся над трупами своих врагов. Борн — это полная противоположность. Он ненавидит государство, он параноик, он вечно в бегах, он любит единственную женщину и он презирает себя за то, что иногда ему приходится убивать.

Всё, с меня хватит Борна. Разве что мюзикл — на это я согласен. Ну или порно. Борну необходимо какое-то жанровое разнообразие.

Всё, с меня хватит Борна. Разве что мюзикл…

Всё, с меня хватит Борна. Разве что мюзикл — на это я согласен. Ну или порно. Борну необходимо какое-то жанровое разнообразие.

Я люблю трилогии. Если ты снял хорошую трилогию, никогда не пытайся снять четвёртый фильм.

Я люблю трилогии. Если ты снял хорошую трилогию,…

Я люблю трилогии. Если ты снял хорошую трилогию, никогда не пытайся снять четвёртый фильм.

Даже представить не могу, что курили те чуваки, которые назвали меня самым сексуальным мужчиной на планете. Никто и никогда не говорил мне, что сходит по мне с ума.

Даже представить не могу, что курили те чуваки,…

Даже представить не могу, что курили те чуваки, которые назвали меня самым сексуальным мужчиной на планете. Никто и никогда не говорил мне, что сходит по мне с ума.

Большинству людей здесь, в Америке, наплевать, что где-то идут войны и погибают люди. Вполне обычной реакцией будет что-то вроде: «Я сам сожрал в этой жизни кучу дерьма, у меня нет работы, наша экономика катится в пропасть, и мир жесток ко мне не меньше».

Большинству людей здесь, в Америке, наплевать, что где-то…

Большинству людей здесь, в Америке, наплевать, что где-то идут войны и погибают люди. Вполне обычной реакцией будет что-то вроде: «Я сам сожрал в этой жизни кучу дерьма, у меня нет работы, наша экономика катится в пропасть, и мир жесток ко мне не меньше».

За последнее время я здорово изменил свое отношение к Обаме. В своих обращениях к конгрессу, рассуждая о простых американцах, он еще ни разу не сказал слова «нищета», а это то состояние, в котором в Америке пребывают миллионы.

За последнее время я здорово изменил свое отношение…

За последнее время я здорово изменил свое отношение к Обаме. В своих обращениях к конгрессу, рассуждая о простых американцах, он еще ни разу не сказал слова «нищета», а это то состояние, в котором в Америке пребывают миллионы.

Мы можем воспитать в людях командный дух, чувство солидарности, чтобы каждый был готов дать нации все лучшее для достижения ею новых высот. А взамен команда, нация позаботится о каждом из нас – честно и справедливо. Искусство управления и состоит в искусстве укрепления командного духа.

Мы можем воспитать в людях командный дух, чувство…

Мы можем воспитать в людях командный дух, чувство солидарности, чтобы каждый был готов дать нации все лучшее для достижения ею новых высот. А взамен команда, нация позаботится о каждом из нас – честно и справедливо. Искусство управления и состоит в искусстве укрепления командного духа.

В прошлом было много жестоких вызовов, ставивших под угрозу нашу жизнь и благополучие. Мы научились выживать, но так и не ликвидировали саму угрозу жизни. Дом, школа, больница и система здравоохранения в целом, работа и так далее – все это обеспечивает основные потребности. Но нет и не может быть стандартного идеала для всех. Каждому поколению приходится развивать то, что было сделано до него.

В прошлом было много жестоких вызовов, ставивших под…

В прошлом было много жестоких вызовов, ставивших под угрозу нашу жизнь и благополучие. Мы научились выживать, но так и не ликвидировали саму угрозу жизни. Дом, школа, больница и система здравоохранения в целом, работа и так далее – все это обеспечивает основные потребности. Но нет и не может быть стандартного идеала для всех. Каждому поколению приходится развивать то, что было сделано до него.

Нам следует стать небольшим, но крайне необходимым звеном в мировой системе транспорта и связи, обмена услугами и товарами, инвестициями и финансами. Как только мы не сможем соответствовать уровню развитых стран, нас вернут в прошлое, к рыболовству и сельскому хозяйству. Наше население опустится до того состояния, в котором его застала Ост-Индская компания, явившаяся в Сингапур, чтобы построить здесь свободный порт: рыбачий поселок со 120 жителями, промышляющими собирательством, рыбной ловлей и пиратством!

Нам следует стать небольшим, но крайне необходимым звеном…

Нам следует стать небольшим, но крайне необходимым звеном в мировой системе транспорта и связи, обмена услугами и товарами, инвестициями и финансами. Как только мы не сможем соответствовать уровню развитых стран, нас вернут в прошлое, к рыболовству и сельскому хозяйству. Наше население опустится до того состояния, в котором его застала Ост-Индская компания, явившаяся в Сингапур, чтобы построить здесь свободный порт: рыбачий поселок со 120 жителями, промышляющими собирательством, рыбной ловлей и пиратством!

Наша страна – самая бедная по ресурсам в этом регионе, и если мы не хотим неприятностей, нам необходимо быть честными, активными и исполнительными.

Наша страна – самая бедная по ресурсам в…

Наша страна – самая бедная по ресурсам в этом регионе, и если мы не хотим неприятностей, нам необходимо быть честными, активными и исполнительными.

Сингапур сумел достичь высокого уровня жизни и процветания, сделав себя нужным остальному миру. В прошлом веке мы торговали специями, в этом – металлом и пластиком. Получив независимость в 1965 году, мы располагали лишь несколькими примитивными мануфактурами. Сейчас наша фармацевтика – лучшая в Азии. Менялась мировая экономика, а вместе с нею менялись и мы.

Сингапур сумел достичь высокого уровня жизни и процветания,…

Сингапур сумел достичь высокого уровня жизни и процветания, сделав себя нужным остальному миру. В прошлом веке мы торговали специями, в этом – металлом и пластиком. Получив независимость в 1965 году, мы располагали лишь несколькими примитивными мануфактурами. Сейчас наша фармацевтика – лучшая в Азии. Менялась мировая экономика, а вместе с нею менялись и мы.

Когда на мировом рынке появляются такие огромные страны, как Индия (миллиард жителей) и Китай (миллиард и триста миллионов жителей), да вдобавок к ним Восточная Европа и Советская Россия (вместе – полмиллиарда жителей), наша позиция среди конкурентов меняется. Миллионы более активных, более изворотливых и голодных людей готовы соревноваться с нами.

Эту гонку мы можем выиграть лишь благодаря лучшему образованию и квалификации, а также более гибкой и безопасной среде для инвестиций, где поощряются профессионализм, безопасность и мирное развитие промышленности, – среде, приносящей инвесторам честную прибыль. В итоге именно это имеет значение.

Когда на мировом рынке появляются такие огромные страны,…

Когда на мировом рынке появляются такие огромные страны, как Индия (миллиард жителей) и Китай (миллиард и триста миллионов жителей), да вдобавок к ним Восточная Европа и Советская Россия (вместе – полмиллиарда жителей), наша позиция среди конкурентов меняется. Миллионы более активных, более изворотливых и голодных людей готовы соревноваться с нами.

Эту гонку мы можем выиграть лишь благодаря лучшему образованию и квалификации, а также более гибкой и безопасной среде для инвестиций, где поощряются профессионализм, безопасность и мирное развитие промышленности, – среде, приносящей инвесторам честную прибыль. В итоге именно это имеет значение.

Будь я молодым человеком, которому едва исполнилось двадцать, я счел бы Сингапур лучшим местом для жизни.

Я могу получить здесь блестящее образование, то есть заложить прочную основу для будущего процветания. Неважно, кто я по национальности – китаец, малаец, индиец, – все наши граждане получают первоклассное образование, медицинское обслуживание, жилье, товары и услуги для того, чтобы жить в безопасности и растить детей. Я могу расширить свои возможности, выучив английский как первый язык, сохранив свой родной китайский и изучив малайский как третий язык, чтобы понимать, о чем говорят в малайской прессе и на телевидении. Поскольку моим первым языком является английский, мой мандаринский диалект никогда не сравнится с тем китайским, на котором будет говорить коренной китаец, – да я к этому и не стремлюсь. Вряд ли Китай с его миллиардом и тремя сотнями миллионов жителей нуждается еще в одном китайце – таком, как я. Но благодаря тому что я сингапурский китаец, имеющий обширные связи во всем мире (с американцами, европейцами, японцами, индийцами, жителями АСЕАН и другими людьми), я могу успешно сотрудничать и с коренными китайцами. Мне вполне хватит познаний в мандаринском языке и знакомства с современной китайской культурой, чтобы общение было плодотворным и комфортным для всех сторон. Сингапур – это мой дом, но вдобавок я получаю весь остальной мир и могу отправиться в любой его конец, чтобы развлекаться или работать.

Будь я молодым человеком, которому едва исполнилось двадцать,…

Будь я молодым человеком, которому едва исполнилось двадцать, я счел бы Сингапур лучшим местом для жизни.

Я могу получить здесь блестящее образование, то есть заложить прочную основу для будущего процветания. Неважно, кто я по национальности – китаец, малаец, индиец, – все наши граждане получают первоклассное образование, медицинское обслуживание, жилье, товары и услуги для того, чтобы жить в безопасности и растить детей. Я могу расширить свои возможности, выучив английский как первый язык, сохранив свой родной китайский и изучив малайский как третий язык, чтобы понимать, о чем говорят в малайской прессе и на телевидении. Поскольку моим первым языком является английский, мой мандаринский диалект никогда не сравнится с тем китайским, на котором будет говорить коренной китаец, – да я к этому и не стремлюсь. Вряд ли Китай с его миллиардом и тремя сотнями миллионов жителей нуждается еще в одном китайце – таком, как я. Но благодаря тому что я сингапурский китаец, имеющий обширные связи во всем мире (с американцами, европейцами, японцами, индийцами, жителями АСЕАН и другими людьми), я могу успешно сотрудничать и с коренными китайцами. Мне вполне хватит познаний в мандаринском языке и знакомства с современной китайской культурой, чтобы общение было плодотворным и комфортным для всех сторон. Сингапур – это мой дом, но вдобавок я получаю весь остальной мир и могу отправиться в любой его конец, чтобы развлекаться или работать.

Я уверен, что премьер-министр и большинство в правительстве приняли верное решение (разрешив казино работать в Сингапуре). Сказав на весь мир категоричное «нет», Сингапур послал бы тем самым неверный сигнал – будто мы держимся за старое и хотим сохранить свой город чопорным и скованным, с запретом на жевательную резинку и курение, с бесконечными «нет» и «нельзя». Это было бы совершенно унылое место!

Я уверен, что премьер-министр и большинство в правительстве…

Я уверен, что премьер-министр и большинство в правительстве приняли верное решение (разрешив казино работать в Сингапуре). Сказав на весь мир категоричное «нет», Сингапур послал бы тем самым неверный сигнал – будто мы держимся за старое и хотим сохранить свой город чопорным и скованным, с запретом на жевательную резинку и курение, с бесконечными «нет» и «нельзя». Это было бы совершенно унылое место!

Сингапур – это теперь бренд. Сингапурцев охотно берут на работу в нефтедобывающих странах Залива, поскольку они известны как добросовестные, квалифицированные и организованные специалисты, способные наладить эффективную систему работы. Другим людям нравится сингапурская система, и они готовы ее принять.

Сингапур – это теперь бренд. Сингапурцев охотно берут…

Сингапур – это теперь бренд. Сингапурцев охотно берут на работу в нефтедобывающих странах Залива, поскольку они известны как добросовестные, квалифицированные и организованные специалисты, способные наладить эффективную систему работы. Другим людям нравится сингапурская система, и они готовы ее принять.

Мне ни к чему аморфное, инертное общество, готовое поддакнуть каждому моему слову. Такое общество бездушно, безжизненно. Я жду, что вы начнете думать, а не просто выкрикивать устаревшие лозунги. Начните думать.

Мне ни к чему аморфное, инертное общество, готовое…

Мне ни к чему аморфное, инертное общество, готовое поддакнуть каждому моему слову. Такое общество бездушно, безжизненно. Я жду, что вы начнете думать, а не просто выкрикивать устаревшие лозунги. Начните думать.

Мы имеем тот тип общества, который психологи называют ориентированным на достижения. У каждого из сидящих здесь юношей и девушек есть родители, которые поощряют их стать первыми среди учеников. Далеко не каждое общество можем этим похвастаться. Гораздо чаще преобладает желание сидеть в тени, созерцая собственный пупок. И если вдруг начнется голод, такие люди просто тихо вымрут. Те же, кто сейчас находится здесь, не согласятся умирать покорно. Если им нечего будет есть, они что-то сделают, что-то посадят, в конце концов, что-то украдут. А если все же придется встретить смерть, то они умрут, сражаясь за право жить.

Мы имеем тот тип общества, который психологи называют…

Мы имеем тот тип общества, который психологи называют ориентированным на достижения. У каждого из сидящих здесь юношей и девушек есть родители, которые поощряют их стать первыми среди учеников. Далеко не каждое общество можем этим похвастаться. Гораздо чаще преобладает желание сидеть в тени, созерцая собственный пупок. И если вдруг начнется голод, такие люди просто тихо вымрут. Те же, кто сейчас находится здесь, не согласятся умирать покорно. Если им нечего будет есть, они что-то сделают, что-то посадят, в конце концов, что-то украдут. А если все же придется встретить смерть, то они умрут, сражаясь за право жить.

В Сингапуре царят спокойствие, уверенность и гармония. Это возможно благодаря тому, что мы твердо знаем: нет таких проблем, которые нельзя решить с помощью честного и эффективного правительства.

В Сингапуре царят спокойствие, уверенность и гармония. Это…

В Сингапуре царят спокойствие, уверенность и гармония. Это возможно благодаря тому, что мы твердо знаем: нет таких проблем, которые нельзя решить с помощью честного и эффективного правительства.