— А я представьте всю жизнь гордился своим делом. И отец моим гордился и дед, ну другие богатством гордились или знатностью, а мы профессией!
— А что это за профессия?
— Родину защищать. Есть такая профессия взводный — Родину защищать.

— А я представьте всю жизнь гордился своим…

— А я представьте всю жизнь гордился своим делом. И отец моим гордился и дед, ну другие богатством гордились или знатностью, а мы профессией!
— А что это за профессия?
— Родину защищать. Есть такая профессия взводный — Родину защищать.

— Ну, раньше надо было отбивать.
— Ну да, у такого отобьешь. Одни красные штаны чего стоили.

— Ну, раньше надо было отбивать.— Ну да,…

— Ну, раньше надо было отбивать.
— Ну да, у такого отобьешь. Одни красные штаны чего стоили.

— Ванечка, пойди купи деду «Военный вестник».
— «Военный вестник» в киосках не продается. Я лучше так отойду. Ругайтесь.

— Ванечка, пойди купи деду «Военный вестник».— «Военный…

— Ванечка, пойди купи деду «Военный вестник».
— «Военный вестник» в киосках не продается. Я лучше так отойду. Ругайтесь.

— Алёша, а ведь у него действительно нет клыков!
— Угу… Не заговаривайте мне зубы, «мадам». И перестаньте портить мальчишку.
— Почему ты решил, что я его порчу?
— С этих лет на такси!..
— Боже мой, Алёшенька, не прошло и тридцати лет, как ты научился понимать французский!
— Ну, нужно быть очень крупным идиотом, чтобы не понять слово «такси».

— Алёша, а ведь у него действительно нет…

— Алёша, а ведь у него действительно нет клыков!
— Угу… Не заговаривайте мне зубы, «мадам». И перестаньте портить мальчишку.
— Почему ты решил, что я его порчу?
— С этих лет на такси!..
— Боже мой, Алёшенька, не прошло и тридцати лет, как ты научился понимать французский!
— Ну, нужно быть очень крупным идиотом, чтобы не понять слово «такси».

Сегодня имеет быть концерт из произведений Моцарта. Вход за умеренную плату с непременным добровольным пожертвованием одного полена дров с каждой персоны.

Сегодня имеет быть концерт из произведений Моцарта. Вход…

Сегодня имеет быть концерт из произведений Моцарта. Вход за умеренную плату с непременным добровольным пожертвованием одного полена дров с каждой персоны.

За трудовую сознательность, рабоче-крестьянскую дисциплину и преданность мировой революции, а также за призовую стрельбу и понимание текущего момента наградить курсанта Алексея Трофимова красными революционными шароварами.

За трудовую сознательность, рабоче-крестьянскую дисциплину и преданность мировой…

За трудовую сознательность, рабоче-крестьянскую дисциплину и преданность мировой революции, а также за призовую стрельбу и понимание текущего момента наградить курсанта Алексея Трофимова красными революционными шароварами.

Наш паровоз, вперед лети!
В Коммуне остановка.
Иного нет у нас пути,
В руках у нас винтовка!

Наш паровоз, вперед лети!В Коммуне остановка.Иного нет у…

Наш паровоз, вперед лети!
В Коммуне остановка.
Иного нет у нас пути,
В руках у нас винтовка!

— Только видишь ли, Ваня — дивизия мне эта дорога?. В ней Егор воевал.
— Понимаю, Алексей, поэтому и не тороплю с ответом. Возвращайся в дивизию, посоветуйся с Любой, ну, а там и…
— Чего же откладывать-то? Вон она, Люба. Сидит на лавочке, как и положено офицерской жене.
— Где? [выглядывает в окно] Что ж ты мне раньше-то не сказал?! Старый хрыч! [выбегая из кабинета]

— Только видишь ли, Ваня — дивизия мне…

— Только видишь ли, Ваня — дивизия мне эта дорога?. В ней Егор воевал.
— Понимаю, Алексей, поэтому и не тороплю с ответом. Возвращайся в дивизию, посоветуйся с Любой, ну, а там и…
— Чего же откладывать-то? Вон она, Люба. Сидит на лавочке, как и положено офицерской жене.
— Где? [выглядывает в окно] Что ж ты мне раньше-то не сказал?! Старый хрыч! [выбегая из кабинета]

— Любовь Андреевна, скоро станция, умерших надо снять с поезда… [подаёт медицинские и личные документы умерших] Полковник Фёдоров, пулевое ранение головы.
— Давай.
— Сержант Мусатов, множественные ранения живота. Рядовой Кравченко, тяжёлое ранение черепа. Старший лейтенант Кравцов, гангрена нижних конечностей. Танкист, ожог третьей степени. Любовь Андреевна, документов нет… [кладёт на стол медицинские документы с прикреплённой фотографией её сына Егора и его невесты Маши]

— Любовь Андреевна, скоро станция, умерших надо снять…

— Любовь Андреевна, скоро станция, умерших надо снять с поезда… [подаёт медицинские и личные документы умерших] Полковник Фёдоров, пулевое ранение головы.
— Давай.
— Сержант Мусатов, множественные ранения живота. Рядовой Кравченко, тяжёлое ранение черепа. Старший лейтенант Кравцов, гангрена нижних конечностей. Танкист, ожог третьей степени. Любовь Андреевна, документов нет… [кладёт на стол медицинские документы с прикреплённой фотографией её сына Егора и его невесты Маши]

— Да ты по-русски говори, по-русски!
— По-русски понимаю, сказать не могу!

— Да ты по-русски говори, по-русски!— По-русски понимаю,…

— Да ты по-русски говори, по-русски!
— По-русски понимаю, сказать не могу!

Что, взводный, не спится на новом месте? Ну, ничего. У Вас ещё вся жизнь впереди! Привыкнете заходить к командиру только тогда, когда он Вас вызывает.

Что, взводный, не спится на новом месте? Ну,…

Что, взводный, не спится на новом месте? Ну, ничего. У Вас ещё вся жизнь впереди! Привыкнете заходить к командиру только тогда, когда он Вас вызывает.

— Курить-то у тебя можно, генерал?
— Дыми, дыми.
— [взяв портсигар] Комэск… Сохранил! Молодец!… Настоящий мужик был. Как живешь, Алёша? Как Люба? Егор-то поди уже… полковник?
— Егор погиб…
— Прости Алексей. Прости. Не знал.
— Есть такая профессия, Иван, защищать свою Родину.
— Выпьем Алёша, светлая память Егору.
— Светлая память всем, кто погиб за Родину.

— Курить-то у тебя можно, генерал?— Дыми, дыми.—…

— Курить-то у тебя можно, генерал?
— Дыми, дыми.
— [взяв портсигар] Комэск… Сохранил! Молодец!… Настоящий мужик был. Как живешь, Алёша? Как Люба? Егор-то поди уже… полковник?
— Егор погиб…
— Прости Алексей. Прости. Не знал.
— Есть такая профессия, Иван, защищать свою Родину.
— Выпьем Алёша, светлая память Егору.
— Светлая память всем, кто погиб за Родину.