— К нам приезжают женщины из разных крупных городов и находят себе ковбоев. Ковбоя, то есть идиота. Они говорят то, что хотят и делают то, что им вздумается — всё, что им запрещено дома. Это жалкое зрелище.
— Почему?
— Ковбои насмехаются над ними, а они ничего не подозревают, так что приятно видеть женщину, уважающую права мужчины.

— К нам приезжают женщины из разных крупных…

— К нам приезжают женщины из разных крупных городов и находят себе ковбоев. Ковбоя, то есть идиота. Они говорят то, что хотят и делают то, что им вздумается — всё, что им запрещено дома. Это жалкое зрелище.
— Почему?
— Ковбои насмехаются над ними, а они ничего не подозревают, так что приятно видеть женщину, уважающую права мужчины.

— Ты ещё веришь в любовь?
— Не знаю, но нельзя заводить детей без любви. Дети хорошо чувствуют разницу.

— Ты ещё веришь в любовь?— Не знаю,…

— Ты ещё веришь в любовь?
— Не знаю, но нельзя заводить детей без любви. Дети хорошо чувствуют разницу.

Гидо, ты такой чувствительный, удручённый смертью жены. Ты сожалеешь о бомбах, которые бросал и о людях, которые гибли под ними. Что ещё нужно, чтобы стать человеком? Ты ничего не почувствуешь, всё это всего лишь слова. Ты можешь взорвать всю планету, а потом будешь горевать о её судьбе.

Гидо, ты такой чувствительный, удручённый смертью жены. Ты…

Гидо, ты такой чувствительный, удручённый смертью жены. Ты сожалеешь о бомбах, которые бросал и о людях, которые гибли под ними. Что ещё нужно, чтобы стать человеком? Ты ничего не почувствуешь, всё это всего лишь слова. Ты можешь взорвать всю планету, а потом будешь горевать о её судьбе.

Мы все одинаковые, даже ты. Поступаешь, не имея сначала плохих намерений. Всё кажется таким естественным, а потом превращается в полную противоположность, как твои танцы в кабаках. Ты хотела танцевать, но мало-помалу люди перестали интересоваться твоим танцем. К ним полезли в голову совсем другие мысли и всё вокруг превратилось в уксус. Я тоже мог бы поступать также. Для этого и существуют танцовщицы, но я протянул руку тебе, потому что понимаю разницу.

Мы все одинаковые, даже ты. Поступаешь, не имея…

Мы все одинаковые, даже ты. Поступаешь, не имея сначала плохих намерений. Всё кажется таким естественным, а потом превращается в полную противоположность, как твои танцы в кабаках. Ты хотела танцевать, но мало-помалу люди перестали интересоваться твоим танцем. К ним полезли в голову совсем другие мысли и всё вокруг превратилось в уксус. Я тоже мог бы поступать также. Для этого и существуют танцовщицы, но я протянул руку тебе, потому что понимаю разницу.

Мы все умрём, верно? Все мужья и все жёны. В любой момент, так и не научив другого тому, что знаешь.

Мы все умрём, верно? Все мужья и все…

Мы все умрём, верно? Все мужья и все жёны. В любой момент, так и не научив другого тому, что знаешь.

Не стоит запоминать все обещания людей.

Не стоит запоминать все обещания людей.

Не стоит запоминать все обещания людей.

— Я бы хотел знать: на кого можно рассчитывать?
— Сама не знаю. Возможно, важно лишь наше будущее. Что-то в нём должно произойти.

— Я бы хотел знать: на кого можно…

— Я бы хотел знать: на кого можно рассчитывать?
— Сама не знаю. Возможно, важно лишь наше будущее. Что-то в нём должно произойти.

Мы все ищем место, где можно спрятаться и смотреть на жизнь издали.

Мы все ищем место, где можно спрятаться и…

Мы все ищем место, где можно спрятаться и смотреть на жизнь издали.

Иногда самое лучшее, что можно сделать — это ничего не делать.

Иногда самое лучшее, что можно сделать — это…

Иногда самое лучшее, что можно сделать — это ничего не делать.

Я больше не верю в наши чувства. Тебя никогда не было дома, и, если уж быть одной, то в полном объёме.

Я больше не верю в наши чувства. Тебя…

Я больше не верю в наши чувства. Тебя никогда не было дома, и, если уж быть одной, то в полном объёме.

Когда побеждаешь, в глубине души проигрываешь.

Когда побеждаешь, в глубине души проигрываешь.

Когда побеждаешь, в глубине души проигрываешь.

— … Я даже школу не закончила.
— Это хорошая новость!
— Вы не любите умных женщин?
— Нет, просто они всегда хотят знать, о чём ты думаешь.

— … Я даже школу не закончила.— Это…

— … Я даже школу не закончила.
— Это хорошая новость!
— Вы не любите умных женщин?
— Нет, просто они всегда хотят знать, о чём ты думаешь.

— Вы не хотели бы немного отдохнуть, пожить за городом?
— Чем там надо заниматься?
— Жить!
— И как это делать?
— Сначала надо выспаться. Проснуться можно, когда тебе захочется, потом бездельничаешь. Можно яичницу сделать… Смотришь как течёт время, бросая камешки в пруд…

— Вы не хотели бы немного отдохнуть, пожить…

— Вы не хотели бы немного отдохнуть, пожить за городом?
— Чем там надо заниматься?
— Жить!
— И как это делать?
— Сначала надо выспаться. Проснуться можно, когда тебе захочется, потом бездельничаешь. Можно яичницу сделать… Смотришь как течёт время, бросая камешки в пруд…