Если я расскажу, что случится, — это не случится.

Если я расскажу, что случится, — это не…

Если я расскажу, что случится, — это не случится.

— А я говорил живым и тем, кто не с нами, что необходимо окружить планету броней, щитом. Было такое? И не важно, сколько будет попрано свобод. Это нам нужно.
— С той идеей ничего не вышло.
— Я сказал, продуем. А ты мне что сказал? Зато плечом к плечу. И что? Продули мы. Тебя там не было. Но нам не привыкать геройствовать постфактум. Вершить возмездие. Мы ведь «Мстители», не «Предотвратители», да?

— А я говорил живым и тем, кто…

— А я говорил живым и тем, кто не с нами, что необходимо окружить планету броней, щитом. Было такое? И не важно, сколько будет попрано свобод. Это нам нужно.
— С той идеей ничего не вышло.
— Я сказал, продуем. А ты мне что сказал? Зато плечом к плечу. И что? Продули мы. Тебя там не было. Но нам не привыкать геройствовать постфактум. Вершить возмездие. Мы ведь «Мстители», не «Предотвратители», да?

— Не наделай глупостей, пока меня не будет.
— Не наделаю — все глупости останутся с тобой.

— Не наделай глупостей, пока меня не будет.—…

— Не наделай глупостей, пока меня не будет.
— Не наделаю — все глупости останутся с тобой.

— Цветы и квашеная капуста. У вас сегодня свидание?
— Да, жена в положении. А я… всё время на работе.
— Поздравляю.
— Спасибо. Не подержите?
— Да, конечно. На каком она сроке?
— Даже не знаю. На таком сроке, когда я отвратительно жую. Так что придется снова ужинать на кухне.
— А у меня дочь.
— Вот и мне бы так. Меньше вероятность, что станет моей копией.
— А что в этом страшного?
— Скажем так, интересы общества редко когда перевешивают мои собственные.

— Цветы и квашеная капуста. У вас сегодня…

— Цветы и квашеная капуста. У вас сегодня свидание?
— Да, жена в положении. А я… всё время на работе.
— Поздравляю.
— Спасибо. Не подержите?
— Да, конечно. На каком она сроке?
— Даже не знаю. На таком сроке, когда я отвратительно жую. Так что придется снова ужинать на кухне.
— А у меня дочь.
— Вот и мне бы так. Меньше вероятность, что станет моей копией.
— А что в этом страшного?
— Скажем так, интересы общества редко когда перевешивают мои собственные.

— После того, как я вернул камни на место, я подумал… Может быть, мне стоит пожить той жизнью, которую Тони говорил мне заиметь.
— И какой она получилось?
— Потрясающей.

— После того, как я вернул камни на…

— После того, как я вернул камни на место, я подумал… Может быть, мне стоит пожить той жизнью, которую Тони говорил мне заиметь.
— И какой она получилось?
— Потрясающей.

Все мечтают о счастливом финале, да, но итог непредсказуем… Но я надеюсь, я верю повод включить эту запись, он больше радостный. Надеюсь семьи воссоединились, все вернулось на круги своя и планета восстановилась в нормальном виде. Хотя где мы и где нормально…. что за мир, а вселенная… скажи мне кто-либо 10 лет назад, что мы не одни в ней, причем настолько… я бы не удивился конечно, но… но… да уж, силы света и тьмы заглянули на огонек. И это реальность, в которой Морган предстоит жить и взрослеть. И я решил оставить напутствие на случай своего безвременного ухода, ну вы же понимаете. Смерть — это такая штука, она всегда не вовремя. Путешествие во времени, что мы наметили на завтра, заставило меня задуматься о бренности всего сущего, отсюда и эта запись. Но такова уж доля героев. Конец — только часть пути. Чет меня пробрало. Все в итоге закончится в точности так, как должно. Целую сто тысяч раз.

Все мечтают о счастливом финале, да, но итог…

Все мечтают о счастливом финале, да, но итог непредсказуем… Но я надеюсь, я верю повод включить эту запись, он больше радостный. Надеюсь семьи воссоединились, все вернулось на круги своя и планета восстановилась в нормальном виде. Хотя где мы и где нормально…. что за мир, а вселенная… скажи мне кто-либо 10 лет назад, что мы не одни в ней, причем настолько… я бы не удивился конечно, но… но… да уж, силы света и тьмы заглянули на огонек. И это реальность, в которой Морган предстоит жить и взрослеть. И я решил оставить напутствие на случай своего безвременного ухода, ну вы же понимаете. Смерть — это такая штука, она всегда не вовремя. Путешествие во времени, что мы наметили на завтра, заставило меня задуматься о бренности всего сущего, отсюда и эта запись. Но такова уж доля героев. Конец — только часть пути. Чет меня пробрало. Все в итоге закончится в точности так, как должно. Целую сто тысяч раз.

— Камни где-то в прошлом. Мы можем вернуться туда и забрать их.
— Мы можем сами щелкнуть пальцами и вернуть всех на место.
— Или сделать ситуацию еще хуже, чем он оставил ее нам, так ведь?
— Мне не верится, что такое возможно.
— Хочу сказать, иногда я скучаю по этому неисправимому оптимизму.

— Камни где-то в прошлом. Мы можем вернуться…

— Камни где-то в прошлом. Мы можем вернуться туда и забрать их.
— Мы можем сами щелкнуть пальцами и вернуть всех на место.
— Или сделать ситуацию еще хуже, чем он оставил ее нам, так ведь?
— Мне не верится, что такое возможно.
— Хочу сказать, иногда я скучаю по этому неисправимому оптимизму.

Эй, чувак! Занимайтесь любовью, а не войной!

Эй, чувак! Занимайтесь любовью, а не войной!

Эй, чувак! Занимайтесь любовью, а не войной!

— Ох, мистер Роджерс, я уже почти и забыл, что этот костюм для твоей задницу ничего не сделал.
— Никто тебя не просил смотреть, Тони.
— Он [костюм] нелепый.
— А я думаю, ты выглядишь классно, Кэп. Насколько я могу судить, это задница самой Америки.

— Ох, мистер Роджерс, я уже почти и…

— Ох, мистер Роджерс, я уже почти и забыл, что этот костюм для твоей задницу ничего не сделал.
— Никто тебя не просил смотреть, Тони.
— Он [костюм] нелепый.
— А я думаю, ты выглядишь классно, Кэп. Насколько я могу судить, это задница самой Америки.

— Давай, приятель, очнись. Вот это мой мужчина. Потеряешь его снова, оставлю себе.
— Что произошло?
— Когда играешь со временем, оно может дать сдачи. Сейчас всё увидишь.

— Давай, приятель, очнись. Вот это мой мужчина.…

— Давай, приятель, очнись. Вот это мой мужчина. Потеряешь его снова, оставлю себе.
— Что произошло?
— Когда играешь со временем, оно может дать сдачи. Сейчас всё увидишь.

— Тони ведь ты с ним сражался.
— Сражался? Кто сказал? Он швырнул в меня планету, а колдун с Бликер-стрит запорол нам торг.

— Тони, ты сражался с ним.
— Кто тебе такое сказал? Я не сражался с ним, нет. Он размазал по мне планету, а волшебник с Бликер-Стрит отдал ему камень. Вот, что было. Сражения не было, потому что его не победишь.

— Тони ведь ты с ним сражался.— Сражался?…

— Тони ведь ты с ним сражался.
— Сражался? Кто сказал? Он швырнул в меня планету, а колдун с Бликер-стрит запорол нам торг.

— Тони, ты сражался с ним.
— Кто тебе такое сказал? Я не сражался с ним, нет. Он размазал по мне планету, а волшебник с Бликер-Стрит отдал ему камень. Вот, что было. Сражения не было, потому что его не победишь.

— Вот этот.
— Серьёзно?
— Выбор был между ним и деревом.

— Вот этот.— Серьёзно?— Выбор был между ним…

— Вот этот.
— Серьёзно?
— Выбор был между ним и деревом.

— Думаешь, я самоубийца? Я спасаю твою жизнь, идиот.
— А ты думаешь, мне это надо? Ведь ты знаешь, что я творил. Понимаешь кем я стал?
— Никогда не судила о людях по их ошибкам.
— Может стоило?
— Ты не судил.

— Думаешь, я самоубийца? Я спасаю твою жизнь,…

— Думаешь, я самоубийца? Я спасаю твою жизнь, идиот.
— А ты думаешь, мне это надо? Ведь ты знаешь, что я творил. Понимаешь кем я стал?
— Никогда не судила о людях по их ошибкам.
— Может стоило?
— Ты не судил.

— Доверяешь мне?
— Доверяю.

— Доверяешь мне?— Доверяю.

— Доверяешь мне?
— Доверяю.

Главное не то, чего мы лишились, а что сумели сохранить.

Главное не то, чего мы лишились, а что…

Главное не то, чего мы лишились, а что сумели сохранить.

Не смогли смириться с поражением? И куда вас это привело? Снова ко мне.

Не смогли смириться с поражением? И куда вас…

Не смогли смириться с поражением? И куда вас это привело? Снова ко мне.

— Я неотвратимый!… Что?!
— А я… я Железный Человек.

( — Я сама неотвратимость
— А я, так просто, железный человек»)

— Я неотвратимый!… Что?!— А я… я Железный…

— Я неотвратимый!… Что?!
— А я… я Железный Человек.

( — Я сама неотвратимость
— А я, так просто, железный человек»)