Я больше не верю в наши чувства. Тебя никогда не было дома, и, если уж быть одной, то в полном объёме.

Я больше не верю в наши чувства. Тебя…

Я больше не верю в наши чувства. Тебя никогда не было дома, и, если уж быть одной, то в полном объёме.

Гидо, ты такой чувствительный, удручённый смертью жены. Ты сожалеешь о бомбах, которые бросал и о людях, которые гибли под ними. Что ещё нужно, чтобы стать человеком? Ты ничего не почувствуешь, всё это всего лишь слова. Ты можешь взорвать всю планету, а потом будешь горевать о её судьбе.

Гидо, ты такой чувствительный, удручённый смертью жены. Ты…

Гидо, ты такой чувствительный, удручённый смертью жены. Ты сожалеешь о бомбах, которые бросал и о людях, которые гибли под ними. Что ещё нужно, чтобы стать человеком? Ты ничего не почувствуешь, всё это всего лишь слова. Ты можешь взорвать всю планету, а потом будешь горевать о её судьбе.

Мы все умрём, верно? Все мужья и все жёны. В любой момент, так и не научив другого тому, что знаешь.

Мы все умрём, верно? Все мужья и все…

Мы все умрём, верно? Все мужья и все жёны. В любой момент, так и не научив другого тому, что знаешь.

Не стоит запоминать все обещания людей.

Не стоит запоминать все обещания людей.

Не стоит запоминать все обещания людей.

Когда побеждаешь, в глубине души проигрываешь.

Когда побеждаешь, в глубине души проигрываешь.

Когда побеждаешь, в глубине души проигрываешь.