— Если мы не остановимся, слухи станут правдой.
— Так пусть станут правдой.

— Если мы не остановимся, слухи станут правдой.—…

— Если мы не остановимся, слухи станут правдой.
— Так пусть станут правдой.

— Что-то еще?
— Да. Перестань вести себя так, будто я совершенно предсказуем.

— Что-то еще?— Да. Перестань вести себя так,…

— Что-то еще?
— Да. Перестань вести себя так, будто я совершенно предсказуем.

— Демельза сама из семьи шахтеров. Ее отец работает в Иллагане.
— Может хотите, чтобы он работал с нами?
— Да я лучше себе вилку в глаз воткну.

— Демельза сама из семьи шахтеров. Ее отец…

— Демельза сама из семьи шахтеров. Ее отец работает в Иллагане.
— Может хотите, чтобы он работал с нами?
— Да я лучше себе вилку в глаз воткну.

— Я подумала, что ты заночуешь в городе.
— У меня есть дом, разве нет? И жена.
— Порой, я об этом забываю…
— Что я здесь живу?
— Что я твоя жена.
— Так я тебе напомню.

— Я подумала, что ты заночуешь в городе.—…

— Я подумала, что ты заночуешь в городе.
— У меня есть дом, разве нет? И жена.
— Порой, я об этом забываю…
— Что я здесь живу?
— Что я твоя жена.
— Так я тебе напомню.

— Полярная не самая яркая звезда в небесах.
— А какая же?
— Сириус, собачья звезда. Вполне подходит… Ведь свою звезду я нашел в бою за собаку.

— Полярная не самая яркая звезда в небесах.—…

— Полярная не самая яркая звезда в небесах.
— А какая же?
— Сириус, собачья звезда. Вполне подходит… Ведь свою звезду я нашел в бою за собаку.

— Ты ужасный!
— Ты отвратительная!
— Я тебе голову откручу!
— Всенепременно! Как только родишь нашего ребенка…

— Ты ужасный!— Ты отвратительная!— Я тебе голову…

— Ты ужасный!
— Ты отвратительная!
— Я тебе голову откручу!
— Всенепременно! Как только родишь нашего ребенка…

— Ты сказал, что после Джулии больше не хочешь…
— Не хотел. И не хочу. Одна лишь мысль, что ребенок поселится в наших сердцах, и мы вновь его потеряем — ты можешь это вынести? Я нет. Но если ребенок уже есть — это иное. Ребенок — это не мысль, это плоть и кровь. Если ты сможешь рискнуть сердцем снова…
— Смогу.
— Тогда смогу и я.

— Ты сказал, что после Джулии больше не…

— Ты сказал, что после Джулии больше не хочешь…
— Не хотел. И не хочу. Одна лишь мысль, что ребенок поселится в наших сердцах, и мы вновь его потеряем — ты можешь это вынести? Я нет. Но если ребенок уже есть — это иное. Ребенок — это не мысль, это плоть и кровь. Если ты сможешь рискнуть сердцем снова…
— Смогу.
— Тогда смогу и я.

Ты не можешь бороться со всем миром. В твоих силах улучшить только маленький его уголок.

Ты не можешь бороться со всем миром. В…

Ты не можешь бороться со всем миром. В твоих силах улучшить только маленький его уголок.

— Посмотри на них всех: раскрашенные, наряженные, разжиревшие. Мне стыдно принадлежать к этому слою общества.
— Если ты считаешь, что тупые и жирные невежды встречаются только среди твоего класса — ты ошибаешься. Таких везде хватает.

— Посмотри на них всех: раскрашенные, наряженные, разжиревшие.…

— Посмотри на них всех: раскрашенные, наряженные, разжиревшие. Мне стыдно принадлежать к этому слою общества.
— Если ты считаешь, что тупые и жирные невежды встречаются только среди твоего класса — ты ошибаешься. Таких везде хватает.

— Ты им нравишься. (…) Ты джентльмен. Ты их не презираешь, а помогаешь им. Даешь еду, работу…
— Женился на тебе.
— Нет, не потому. Они не знают, что думать об этом. Но нравишься им и за это тоже.

— Ты им нравишься. (…) Ты джентльмен. Ты…

— Ты им нравишься. (…) Ты джентльмен. Ты их не презираешь, а помогаешь им. Даешь еду, работу…
— Женился на тебе.
— Нет, не потому. Они не знают, что думать об этом. Но нравишься им и за это тоже.

— Теперь слезы текут рекой. И не только по Хью, но и по Джулии. По мне и по всему, что растрачено, потеряно и сломлено в этом мире.
— Сохрани пару слезинок для меня. Думаю, они мне пригодятся.

— Теперь слезы текут рекой. И не только…

— Теперь слезы текут рекой. И не только по Хью, но и по Джулии. По мне и по всему, что растрачено, потеряно и сломлено в этом мире.
— Сохрани пару слезинок для меня. Думаю, они мне пригодятся.

— Война не бывает простой. Это не в человеческих привычках.
— Ты был на войне. Что побуждает людей вести себя как дикари?
— Отказ видеть в своих собратьях человека. Вместо этого делать их символом того, что они ненавидят. Нет таких жестокостей, на которые они не пойдут.

— Война не бывает простой. Это не в…

— Война не бывает простой. Это не в человеческих привычках.
— Ты был на войне. Что побуждает людей вести себя как дикари?
— Отказ видеть в своих собратьях человека. Вместо этого делать их символом того, что они ненавидят. Нет таких жестокостей, на которые они не пойдут.

— У каждого есть тень. Фокус в том, чтобы её избегать.
— Или игнорировать.

— У каждого есть тень. Фокус в том,…

— У каждого есть тень. Фокус в том, чтобы её избегать.
— Или игнорировать.

— Я не отрицаю, что любил её. Задолго до нашей встречи она была моей первой, идеальной, недостижимой любовью.
— Поскольку я тупая, неидеальная простушка.
— Не простушка, но да — неидеальная. Человечная. Настоящая. И та ночь с Элизабет показала мне, и видит Бог, можно было и по-другому осознать, но моя гордыня и глупость не позволяла. Могу сказать одно: после той ночи, из-за неё, я понял, что если взять идеальную любовь и с низвести до неидеальной, то неидеальная окажется лучше. Моя истинная, настоящая и неослабевающая любовь — не она. Это ты.

— Я не отрицаю, что любил её. Задолго…

— Я не отрицаю, что любил её. Задолго до нашей встречи она была моей первой, идеальной, недостижимой любовью.
— Поскольку я тупая, неидеальная простушка.
— Не простушка, но да — неидеальная. Человечная. Настоящая. И та ночь с Элизабет показала мне, и видит Бог, можно было и по-другому осознать, но моя гордыня и глупость не позволяла. Могу сказать одно: после той ночи, из-за неё, я понял, что если взять идеальную любовь и с низвести до неидеальной, то неидеальная окажется лучше. Моя истинная, настоящая и неослабевающая любовь — не она. Это ты.

Я всегда с тебя брала пример. Уважала тебя, считала господином задолго до того, как ты стал моим мужем. Необразованной девушке, вроде меня, казалось, что ты не похож на других мужчин. В тебе было какое-то благородство — не по праву рождения, а в характере. Я так гордилась, что такой человек женился на мне. Но теперь обнаружила, что ты намного хуже других мужчин, или за это время пал так низко. Задета не моя гордость, Росс. А моя гордость за тебя.

Я всегда с тебя брала пример. Уважала тебя,…

Я всегда с тебя брала пример. Уважала тебя, считала господином задолго до того, как ты стал моим мужем. Необразованной девушке, вроде меня, казалось, что ты не похож на других мужчин. В тебе было какое-то благородство — не по праву рождения, а в характере. Я так гордилась, что такой человек женился на мне. Но теперь обнаружила, что ты намного хуже других мужчин, или за это время пал так низко. Задета не моя гордость, Росс. А моя гордость за тебя.

— Одно плохое дело не перевешивает многих хороших. Всё сбалансировано.
— Ты в это веришь? Не удивлён, что Росс тебя любит.

— Одно плохое дело не перевешивает многих хороших.…

— Одно плохое дело не перевешивает многих хороших. Всё сбалансировано.
— Ты в это веришь? Не удивлён, что Росс тебя любит.

— У тебя есть один недостаток. Из-за него ты плохо о себе думаешь. Ты пришла сюда как дочь шахтера, стала частью этого древнего рода и приняла его правила как свои. Так что ты себя недооцениваешь. Росс поступил мудро, выбрав тебя, и он этого не забудет.
— Но Элизабет такая милая, хорошо воспитанная. И она первая любовь Росса. Как можно конкурировать с совершенством?
— Тебе следует забыть о мысли, что кто-то сделал тебе одолжение, впустив тебя в эту семью.

— У тебя есть один недостаток. Из-за него…

— У тебя есть один недостаток. Из-за него ты плохо о себе думаешь. Ты пришла сюда как дочь шахтера, стала частью этого древнего рода и приняла его правила как свои. Так что ты себя недооцениваешь. Росс поступил мудро, выбрав тебя, и он этого не забудет.
— Но Элизабет такая милая, хорошо воспитанная. И она первая любовь Росса. Как можно конкурировать с совершенством?
— Тебе следует забыть о мысли, что кто-то сделал тебе одолжение, впустив тебя в эту семью.

Главная разница между чернью и знатью именно в этом — в обучении. Потому что без него никто не поднимется выше.

Главная разница между чернью и знатью именно в…

Главная разница между чернью и знатью именно в этом — в обучении. Потому что без него никто не поднимется выше.

— Боже, Росс, я была оборванкой…
— Я обожал эту оборванку.

— Боже, Росс, я была оборванкой…— Я обожал…

— Боже, Росс, я была оборванкой…
— Я обожал эту оборванку.