— Я Юкиношита Юкино. А это — Хики… Хикига… Хикижаба, кажется.
— Эй, откуда ты знаешь, как меня дразнили в четвёртом классе? [про себя] «Потом они отбросили даже «Хики» и звали меня просто «Жабой»…».

— Я Юкиношита Юкино. А это — Хики……

— Я Юкиношита Юкино. А это — Хики… Хикига… Хикижаба, кажется.
— Эй, откуда ты знаешь, как меня дразнили в четвёртом классе? [про себя] «Потом они отбросили даже «Хики» и звали меня просто «Жабой»…».

— Она совсем дура?
— Точно. Законченная дура. [реплика Руми Цуруми]
— Ну, в этом мире большинство таких. Хорошо, что ты это так рано поняла.
— Так ведь и ты в это большинство входишь.
— Не ровняй меня с остальными. У меня есть невероятный дар быть не таким, как все, даже будучи одним из любого большинства.
— Только ты мог сказать такое с таким надменным видом.

— Она совсем дура?— Точно. Законченная дура. [реплика…

— Она совсем дура?
— Точно. Законченная дура. [реплика Руми Цуруми]
— Ну, в этом мире большинство таких. Хорошо, что ты это так рано поняла.
— Так ведь и ты в это большинство входишь.
— Не ровняй меня с остальными. У меня есть невероятный дар быть не таким, как все, даже будучи одним из любого большинства.
— Только ты мог сказать такое с таким надменным видом.

— Вынуждена отказаться. Мне кажется, для меня не безопасно соревноваться с таким.
— Это стереотип! Во втором классе старшей школы парни уже не только о пошлостях думают.[про себя] «А и о мире во всем… мире? Вообще, я не думал, о чем ещё».

— Вынуждена отказаться. Мне кажется, для меня не…

— Вынуждена отказаться. Мне кажется, для меня не безопасно соревноваться с таким.
— Это стереотип! Во втором классе старшей школы парни уже не только о пошлостях думают.[про себя] «А и о мире во всем… мире? Вообще, я не думал, о чем ещё».

Хикигая-кун, сколько лет назад ты последний раз разговаривал с девушкой?

Хикигая-кун, сколько лет назад ты последний раз разговаривал…

Хикигая-кун, сколько лет назад ты последний раз разговаривал с девушкой?

Почему не спишь так поздно? Крепкий вечный сон тебе бы на пользу пошёл.

Почему не спишь так поздно? Крепкий вечный сон…

Почему не спишь так поздно? Крепкий вечный сон тебе бы на пользу пошёл.

Как ни прискорбно признавать, но мы, наверное, знакомы?

Как ни прискорбно признавать, но мы, наверное, знакомы?

Как ни прискорбно признавать, но мы, наверное, знакомы?

Каждый судит в меру своей испорченности.

Каждый судит в меру своей испорченности.

Каждый судит в меру своей испорченности.

Свобода отнюдь не во всех ситуациях хороша. Когда ты свободен, никто о тебе не заботится и никто не защищает.

Свобода отнюдь не во всех ситуациях хороша. Когда…

Свобода отнюдь не во всех ситуациях хороша. Когда ты свободен, никто о тебе не заботится и никто не защищает.

— Ты как всегда ведёшь себя как самый поверхностный на свете человек.
— Дура, в глубине ничего хорошего нет.
— Это как?
— Глубокая река быстро течёт, и ты не видишь дна, так что ты не можешь вступить в неё. Ирония в том, что эта моя поверхностность означает, что я добрый и чистосердечный человек, твёрдо стоящий на земле.

— Ты как всегда ведёшь себя как самый…

— Ты как всегда ведёшь себя как самый поверхностный на свете человек.
— Дура, в глубине ничего хорошего нет.
— Это как?
— Глубокая река быстро течёт, и ты не видишь дна, так что ты не можешь вступить в неё. Ирония в том, что эта моя поверхностность означает, что я добрый и чистосердечный человек, твёрдо стоящий на земле.

— Ну, большинство людей в мире дураки…
— Ты тоже часть большинства.
— Не надо меня недооценивать. У меня потрясающий талант оставаться одиночкой, даже будучи частью большинства.

— Ну, большинство людей в мире дураки…— Ты…

— Ну, большинство людей в мире дураки…
— Ты тоже часть большинства.
— Не надо меня недооценивать. У меня потрясающий талант оставаться одиночкой, даже будучи частью большинства.

Когда не знаешь, куда дальше двигаться — не найти своего места. Остаётся прятаться, плыть по течению, за чем-то гнаться и биться в невидимые стены.

Когда не знаешь, куда дальше двигаться — не…

Когда не знаешь, куда дальше двигаться — не найти своего места. Остаётся прятаться, плыть по течению, за чем-то гнаться и биться в невидимые стены.

Нам никогда не понять, что думают другие. Пусть мы и знаем друг друга, но понять друг друга — совсем другое дело.

Нам никогда не понять, что думают другие. Пусть…

Нам никогда не понять, что думают другие. Пусть мы и знаем друг друга, но понять друг друга — совсем другое дело.

Доброта иногда бывает жестока…

Доброта иногда бывает жестока…

Доброта иногда бывает жестока…

— Я всегда была очень миленькой, поэтому парни пытались сблизиться со мной, только чтобы встречаться…
…[про себя] «Самой проходу не дают, а сама себя одинокой считает… Да ты само слово «одиночество» позоришь!»

— Я всегда была очень миленькой, поэтому парни…

— Я всегда была очень миленькой, поэтому парни пытались сблизиться со мной, только чтобы встречаться…
…[про себя] «Самой проходу не дают, а сама себя одинокой считает… Да ты само слово «одиночество» позоришь!»

— Приветики!
— Что тебе?
— А что такое? Мне здесь не особо рады, да? Неужели ты меня невзлюбила, Юкиношита?
— Вовсе нет, просто плохо переношу…
— На женском языке — это одно и тоже!

— Приветики!— Что тебе?— А что такое? Мне…

— Приветики!
— Что тебе?
— А что такое? Мне здесь не особо рады, да? Неужели ты меня невзлюбила, Юкиношита?
— Вовсе нет, просто плохо переношу…
— На женском языке — это одно и тоже!

Не нужно больше через себя перешагивать. И если этим что-то разрушишь, значит, немного оно и стоило. Разве нет?

Не нужно больше через себя перешагивать. И если…

Не нужно больше через себя перешагивать. И если этим что-то разрушишь, значит, немного оно и стоило. Разве нет?

Судя по всему, причина твоего одиночества — в прогнившей душонке, гиперчувствительности и страхе быть отвергнутым.

Судя по всему, причина твоего одиночества — в…

Судя по всему, причина твоего одиночества — в прогнившей душонке, гиперчувствительности и страхе быть отвергнутым.

Считаешь себя объектом всеобщей ненависти? Да у тебя мания величия.

Считаешь себя объектом всеобщей ненависти? Да у тебя…

Считаешь себя объектом всеобщей ненависти? Да у тебя мания величия.

Никто не идеален. Все люди слабы, мерзки и завистливы. Они терпеть не могут, когда есть кто-то лучше них. Жизнь выдающихся людей всегда была трудной. Глупо ведь, согласен?
====================================
Слабые, уродливые, готовые из-за ревности исподтишка напакостить. Как ни странно: чем ты лучше других, тем тебе тяжелее. Разве это правильно?

Никто не идеален. Все люди слабы, мерзки и…

Никто не идеален. Все люди слабы, мерзки и завистливы. Они терпеть не могут, когда есть кто-то лучше них. Жизнь выдающихся людей всегда была трудной. Глупо ведь, согласен?
====================================
Слабые, уродливые, готовые из-за ревности исподтишка напакостить. Как ни странно: чем ты лучше других, тем тебе тяжелее. Разве это правильно?