Как это по-человечески — мыслить так примитивно. Ты… кем ты, на самом деле, себя считаешь? Ты должна бы знать… Не все ёкаи так сильны, прекрасны и почитаемы. Есть и слабые, уродливые, презираемые создания. Не говоря уж о том, что тех, кого можно было бы назвать великими ёкаями — по пальцам пересчитать. И низвести такого ёкая до человеческой оболочки, которая уступает даже слабейшим демонам… Поступок просто чудовищный, вне зависимости от твоего положения.

Как это по-человечески — мыслить так примитивно. Ты……

Как это по-человечески — мыслить так примитивно. Ты… кем ты, на самом деле, себя считаешь? Ты должна бы знать… Не все ёкаи так сильны, прекрасны и почитаемы. Есть и слабые, уродливые, презираемые создания. Не говоря уж о том, что тех, кого можно было бы назвать великими ёкаями — по пальцам пересчитать. И низвести такого ёкая до человеческой оболочки, которая уступает даже слабейшим демонам… Поступок просто чудовищный, вне зависимости от твоего положения.

Вы так сильны… Так почему вы хотите стать простым человеком? Это нечестно… Невероятная сила, красота… У вас есть всё! Если бы у меня было хоть что-то из этого… Я бы мог быть с Акурой-Оу-самой… Если вам не нужно — тогда давайте поменяемся. Будучи в таком жалком теле, даже вы не станете нести подобный вздор! … Не стану молчать. Я вообще люблю поболтать!

Вы так сильны… Так почему вы хотите стать…

Вы так сильны… Так почему вы хотите стать простым человеком? Это нечестно… Невероятная сила, красота… У вас есть всё! Если бы у меня было хоть что-то из этого… Я бы мог быть с Акурой-Оу-самой… Если вам не нужно — тогда давайте поменяемся. Будучи в таком жалком теле, даже вы не станете нести подобный вздор! … Не стану молчать. Я вообще люблю поболтать!

Руки… почему… они разрушаются?… Без них… Куромаро, как это понимать?! А как же наш договор?! А как же я?! Как же моё желание?! Ещё немного, и моё желание наконец сбылось бы! А теперь… Ты собралась уходить, позаботившись лишь о себе… Это нечестно. Жалкое, уродливое тело… Никчёмный ёкай… Терпя тычки и насмешки… Я желал лишь об одном. Одно единственное желание, — это всё, что мне было нужно… Только ради него я приложил столько сил, столько преодолел, достигнув наконец этого момента… А теперь оказывается, что всё зря… Это несправедливо. Как мне нужно было поступить?! Что я сделал не так?!

Руки… почему… они разрушаются?… Без них… Куромаро, как…

Руки… почему… они разрушаются?… Без них… Куромаро, как это понимать?! А как же наш договор?! А как же я?! Как же моё желание?! Ещё немного, и моё желание наконец сбылось бы! А теперь… Ты собралась уходить, позаботившись лишь о себе… Это нечестно. Жалкое, уродливое тело… Никчёмный ёкай… Терпя тычки и насмешки… Я желал лишь об одном. Одно единственное желание, — это всё, что мне было нужно… Только ради него я приложил столько сил, столько преодолел, достигнув наконец этого момента… А теперь оказывается, что всё зря… Это несправедливо. Как мне нужно было поступить?! Что я сделал не так?!

Люди такие глупые существа, вот почему я их ненавижу… Как грубо. Я не пытаюсь «захватить» тело. Как я и сказал, моя единственная мечта — стать единым целым с Акурой-Оу, разделяя тело и душу. После чего, я как Ятори… исчезну из этого мира. Вы никогда не сможете понять, насколько глубоки мои чувства!

Люди такие глупые существа, вот почему я их…

Люди такие глупые существа, вот почему я их ненавижу… Как грубо. Я не пытаюсь «захватить» тело. Как я и сказал, моя единственная мечта — стать единым целым с Акурой-Оу, разделяя тело и душу. После чего, я как Ятори… исчезну из этого мира. Вы никогда не сможете понять, насколько глубоки мои чувства!

Жизнь человека — это такая вот свеча. Маленький огонёк, который можно задуть любым дуновением, верно? Издалека его не разглядеть, да и тепла от него не дождёшься. Жалкие бессильные создания. И, опустившись до людей, Кирихито-доно не исключение…

Жизнь человека — это такая вот свеча. Маленький…

Жизнь человека — это такая вот свеча. Маленький огонёк, который можно задуть любым дуновением, верно? Издалека его не разглядеть, да и тепла от него не дождёшься. Жалкие бессильные создания. И, опустившись до людей, Кирихито-доно не исключение…